Зеленский за мир с Донбассом. Но на украинских условиях

То, что одну из первых же своих поездок по Украине Владимир Зеленский совершил в зону ООС, причем счел нужным общаться не с местным населением, а с военными, вызвало множество дискуссий в социальных сетях. Значит ли это, что президент не собирается добиваться мира?

Для начала, давайте исходить из того, что он действительно хочет как можно быстрее закончить войну восстановить территориальную целостность страны. Для него это действительно выгодно, поскольку позволяет доказать, что он его избиратели не ошиблись и он действительно – противоположность Порошенко, в хорошем смысле слова.

Для прекращения войны вообще много не надо – достаточно отдать один приказ из двух пунктов: прекратить огонь, отвести войска из «серой зоны», которую украинские войска старательно «отжимают» несколько лет. Разумеется, первое должно быть ограничено с точки зрения пресечения деятельности разведывательных и диверсионных групп со стороны Донбасса. Второе выполнить сложнее, хотя контроль над «серой зоной» номинальный и, чаще всего, сводится к водружению флага над полуразрушенным поселком.

Может ли Зеленский отдать такой приказ? С формальной точки зрения – да, может. Все это не требует ни «информационной войны», ни референдума и вполне находится в рамках полномочий президента как верховного главнокомандующего. А как обстоит дело с фактической точки зрения?

С фактической не все так однозначно.

Зеленский знает, что слишком много людей зарабатывают на войне, слишком много людей привыкли к войне, у слишком многих есть личные причины участвовать в войне. Армия надолго и прочно влезла в войну – выполнит ли она приказ вчерашнего клоуна? И чего ему будет стоить невыполнение такого приказа – просто имиджевыми потерями (а после провала президентских инициатив в Раде это крайне нежелательно) или попыткой военного переворота (сейчас он может опереться на Авакова, но чего это будет ему стоить)?

Читайте также:  Томософрения на высшем уровне

Вполне логично, что перед тем, как отдавать взрывоопасный приказ, он должен, как минимум, убедиться в том, что его будут выполнять. Кстати, военные и сами озаботились этим вопросом – еще при прошлой администрации в войска были разосланы опросники относительно возможности переговоров с ЛДНР. Скандал с трудом удалось замять, но сама-то проблема осталась – что скажет армия на мирные инициативы президента?

Сюда же относится пресловутый референдум, о проведении которого говорят в окружении президента. Референдум, конечно, об отношениях с Россией, но конфликт на Донбассе и фактор Крыма – важные моменты двухсторонних отношений.

Зачем Зеленскому референдум?

Он, скорее всего, сам не знает, как строить отношения с Россией. То есть свое представление у него есть, но он – человек авторитарного типа и потому зависимый от общественного мнения. Он опирается не на демократические институты, а непосредственно на общество. И ему надо знать, что именно общество одобрит и где те «красные линии», которые нельзя переходить. Можно ли строить отношения с Россией без учета фактора Крыма? Можно ли вести переговоры с ЛДНР? Можно ли соглашаться на особый статус? Можно ли принимать амнистию?

Социология, вроде бы, говорит, что да. Но одно дело – социология, а совсем другое дело, когда люди сами пойдут на участки и утвердят курс своим голосованием (пусть даже референдум будет совещательным).

Опять же, надо помнить о существовании примерно 15% сторонников войны до победного конца. Пусть они лучше спорят с 85% населения, чем пытаются свергнуть президента.

Как мы видим, даже если предположить, что Зеленский хочет мира, у него есть веские причины не торопиться с совершенно очевидными приказами. И даже если он помнит, что каждый день промедления означает новые жертвы среди военных и гражданских, он должен понимать, что прекращение огня на фронте может привести к его открытию в тылу.

Читайте также:  Зеленский в кольце друзей. Чем грозят президенту события последних дней

При всем при этом по совокупности сделанных ранее заявлений, Зеленский является «президентом мира» примерно в той же степени, что и Порошенко. Напомню его собственные заявления. Он:

- против переговоров с сепаратистами;

- против амнистии;

- против предоставления особого статуса Донбассу.

Т.е., уже по совокупности этих заявлений – он против выполнения Минских соглашений (телефонная беседа с Ангелой Меркель вряд ли была для него приятна).

Людей по ту сторону фронта он считает «мразями», от которых защищают Украину доблестные украинские воины.

Он против языкового закона, но при всем желании ничего с ним сделать не может, пока не получит большинство в парламенте. Да и с желанием тоже не все однозначно: с одной стороны, закон создает проблемы для его бизнеса, но, с другой, – Зеленский явно хочет стать «президентом всей Украины», включая Галичину (этой болезнью страдают все президенты Украины, избранные за счет голосов Юго-Востока), а это требует продолжения курса Порошенко в гуманитарной сфере.

В целом, конечно Зеленский не против прекращения войны (повторим – ему это выгодно), но он и не сторонник уступок. Он считает, что мир должен быть достигнут на украинских условиях. А поскольку он понимает, что мир достигается на условиях победителя, он и обращается к западному дипломатическому корпусу с просьбой еще сильнее надавить на Россию, чтобы она сдалась. С Донбассом же он и вовсе договариваться не собирается.

Тем не менее, он заложник собственной зависимости от общественного мнения и стремления населения страны к миру. Потому – не все еще потеряно и война может быть прекращена. А вот насчет восстановления территориальной целостности вопрос остается открытым – возвращения Донбасса в состав Украины пока не хочет ни Донбасс, ни Украина.

Читайте также:  Выгодный популизм. Почему Зеленский играет против себя

Антифашист

Leave a Reply