Зе-централизация и федерализация

Публикация в понедельник, 16 декабря, президентского проекта конституционных изменений относительно децентрализации вызвала впечатление приоткрывшегося «окна возможностей» для федералистов. Во всяком случае внесение изменений в Конституцию, касающихся регионального самоуправления, подталкивает к такой перспективе
Другое дело, что заметили эту возможность принципиальные противники демократии и самоуправления. Вот, например, что пишет бывшая глава украинской цензуры Виктория Сюмар: в проекте «есть возможность внедрять особый статус ЛЮБЫХ территорий только 226 голосами, то есть на уровне законов. А не Конституции. Вот такая хитрость. Может ли это быть дорогой к федерализации де-факто?— да». Верить ей, конечно, не стоит, но проанализировать некоторые моменты имеет смысл.

Препятствия на пути федерализации

Идея федерализации витает в украинской атмосфере довольно давно, но последний раз этот вопрос был актуален в 1994 году — когда было введено прямое избрание председателей областных советов. Почему же проект федеративной Украины не был реализован?

Главным образом потому, что за разумным и привлекательным проектом не стоит интерес какой-то конкретной общественной группы.

Центральная власть заинтересована в том, чтобы сохранить свою властную монополию.

Олигархам надо сохранить единообразные правила для всех регионов.

Региональным элитам выгодно нынешнее положение дел, когда они имеют возможность тихонько попиливать централизованные субсидии на развитие регионов, а ответственность за ситуацию несёт центральная власть.

Население не то чтобы очень хотело остаться один на один с этими самыми региональными элитами, не имея возможности обратиться к центральной власти.

В этих условиях соображения типа того, что через какое-то время унитарная Украина столкнётся с угрозой потери территорий, серьёзно не воспринималось. Подумаешь, распад через сколько-то лет (на практике — 23 года), жить-то надо сейчас.

Опять же, важное значение имело то обстоятельство, что идеология украинского государства, заимствованная у радикальных националистов, предполагала именно унитарность. Тем более, что события 2014 года подтвердили правоту противников федерализации — даже куцая крымская автономия оказалась тем инструментом, который позволил Крыму успешно бежать из состава Украины. Это ли не доказательство того, что федерализация — путь не к сохранению, а к окончательному распаду Украины?

Читайте также:  Донбасс, продажа земли и неприкосновенный Порошенко: что приняла Рада 12 декабря

Борьба за власть и ответственность

Возможности для федералистских идей появились в связи с проведением децентрализации при Порошенко. Нынешний проект децентрализации был подготовлен ещё при Януковиче.

Отличий немного. Прежде всего, исключены нормы, касающиеся статуса Донбасса, и включена норма, позволяющая Верховной Раде определять «правовой статус административно-территориальных единиц» (Сюмар именно об этом говорила). Собственно, оба варианта неприемлемы с точки зрения Минских соглашений, поскольку не предполагают постоянного характера закреплённого в Конституции особого статуса и не были согласованы с ЛДНР.

Однако вернёмся назад.

Децентрализация от Порошенко вызвала сильнейшее недовольство региональных элит, поскольку создавала ситуацию, при которой:

а) полномочия регионального (районного и областного) самоуправления ужимались, а большая их часть сбрасывалась на уровень местных общин;

б) ожидаемое укрупнение районов (например, в Херсонской области вместо 18 районов оставалось три) разрушало среду обитания местных общин;

в) местное самоуправление получало больше полномочий (и, соответственно, ответственности), но в финансовом отношении оно оставалось зависимым от правительства (в полном соответствии с анекдотом перестроечных времён: «Горбачёв говорит: будете хорошо работать — будете хорошо жить, но хорошо работать мы вам не дадим»);

г) президент попытался вывести свою вертикаль из-под влияния местных элит (со времён Кравчука главы администраций назначались по согласованию с местными элитами);

д) в законченном варианте президент получал полный контроль над местным самоуправлением через институт префектов.

В общем, порошенковская централизация (а, по сути, речь идёт именно о централизации) вызвала возмущение региональных элит. В 2015 году она формально маскировалась под недовольство особым статусом Донбасса и тогда элиты одержали тактическую победу — децентрализация была остановлена, а укрупнение районов и вовсе снято с повестки дня.

Постепенно, однако, Порошенко децентрализацию продавил. В частности, он смог провести компанию по объединению территориальных общин (совершенно бессмысленную, но ориентированную на будущее — когда рынок земли резко сократит численность сельского населения), действительно расширить возможности местного самоуправления (мэрам это понравилось) и придумал схему назначения глав администраций в обход элит (в результате сам же от этого и пострадал — главы администраций в основном работали не на него).

Читайте также:  Региональные элиты: война на уничтожение?

Наступление Порошенко актуализировало вопрос противостояния с региональными элитами, но на выборах 2019 года они в значительной степени его поддержали, хотя ни ему, ни им это не помогло.

Новое противостояние

При президенте Зеленском противостояние с элитами вышло на очередной виток.

Во-первых, Зеленский декларировал осуществление административно-территориальной реформы, включая те пункты, от которых Порошенко отказался (укрупнение районов).

Во-вторых, Зеленский поставил под вопрос само нахождение у власти этих элит, что было хорошо видно по итогам парламентских выборах, когда ноунеймы из «Слуги народа» легко побеждали «баронов» и «герцогов», десятилетиями контролирующих регионы и уже «вросших» в округа.

В этих условиях вполне логично, что региональные элиты должны были бы встать на путь федерализации. Должны были, но пока не встали. Во всяком случае, никакого движения в регионах в поддержку федерализации (в приемлемых для Украины формулировках) пока не заметно.

Собственно, и возглавить это движение пока некому.

«Левая» оппозиция в лице «Оппозиционной платформы» и «Оппозиционного блока» находится в расколотом состоянии. Да и заняты те и другие больше статусом Донбасса, чем федерализацией.

В 2014 году главным «мотором» федерализации (точнее — феодализации) был Игорь Коломойский, но он и подконтрольные ему партии региональных элит пока тоже не показывает, что готовы взяться за такой проект.

В общем, «окно возможностей» есть, а желающих через него лезть — нет. И тут вполне вероятен вариант, когда децентрализация а-ля Зеленский обернется еще более жесткой централизацией а-ля Порошенко. Ну, и с соответствующими последствиями, вплоть до войны региональных элит с центром.

Leave a Reply