«Хитрый план» Зеленского

Обыски и задержания в офисе охранной компании «Шторм», осуществляющей охрану офиса партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», расцениваются как давление на оппозицию и продолжение санкций, введённых против Виктора Медведчука. Напрашивается мысль, что эти действия являются неким хитрым планом Зеленского по переформатированию украинской политики
Мы, правда, сомневаемся в том, что Зеленский действительно что-то планирует. Он ведь не политик и действует во многом инстинктивно. Увидел социологические данные, подтверждающие рост доверия к нему, и решил, что надо давить сильнее и ни в коем случае не останавливаться. Осмыслить, что доверие к нему выросло среди избирателей, которые всё равно не будут за него голосовать, ему некогда.

Тем не менее ничто не мешает нам предположить, что в окружении Зеленского действительно есть стратег (с улицы Сикорского, например, — из посольства США), задумавший существенное переформатирование политического поля Украины, результатом которого должно стать переизбрание Зеленского на второй срок. Последнее, конечно, не обязательно — вполне вероятно, что план так подан президенту.

В такой план вполне может вписаться и «дело Стерненко», окончившееся на днях отправкой его в цугундер по делу о похищении депутата местного совета.

Такой план-«двухходовка» может выглядеть примерно следующим образом.

С одной стороны, «зачищается» условно «левая» часть политического спектра Украины. Обратим внимание, что собственно левые — социально ориентированные политические силы — «зачищены» на более раннем этапе. Сейчас «левыми» считаются партии, негативно относящиеся к Майдану и безальтернативно евроинтеграционному курсу. Называть их «пророссийскими» было бы не совсем правильно, но в Кремле полагают, что в интересах России — приход к власти на Украине именно тех партий, которые ориентируются на национальные интересы Украины. Они же предполагают дружественные отношения с Россией и восстановление экономического сотрудничества.

Сейчас на «левом» фланге доминируют ОПЗЖ и Виктор Медведчук. Логично было бы создать такие условия, при которых они не могли бы нормально осуществлять свою деятельность и воспользоваться возможностями весьма перспективной в политическом плане фигуры Оксаны Марченко.

Читайте также:  От санкций до санкций. Обзор политических событий на Украине 13-20 февраля

Уже предпринятые действия вполне служат этой задаче. Например:

— вытеснение из информационного пространства медиахолдинга Медведчука в составе трёх телеканалов (их зрительская аудитория примерно соответствует электорату ОПЗЖ на последних парламентских выборах);

— введение санкций против Медведчука и Марченко;

— конфликт со «Штормом» (кстати, не первый уже — провокации против охраны ОПЗЖ уже были при Порошенко);

— столкновения националистов и полиции с организацией Ильи Кивы «Патриоты за жизнь».

В сумме эти и другие наверняка запланированные действия должны привести к ослаблению позиций ОПЗЖ в целом и персонально Медведчука. При этом уничтожение партии, скорее всего, не планируется — достаточно привести к руководству партией группу БойкоЛёвочкина, которая контактирует с посольством США и относительно управляема. Рейтинги партии падают уже сейчас. Медведчука в идеале можно было бы вообще вытеснить за пределы страны.

Одновременно предпринимаются действия против политической силы, которая потенциально может перехватить электорат ОПЗЖ, — «Партии Шария». Сейчас найдены основания для снятия партии с регистрации — Виктор Шарий, на которого записана партия, под давлением правоохранительных органов заявил о намерении отказаться от партии. Сам Анатолий Шарий объявлен в розыск, что может стать основанием для официального обращения в администрацию YouTube с требованием закрытия его канала.

Обыски в помещениях, связываемых с Ринатом Ахметовым, могут быть намёком на нежелательность восстановления «Оппозиционного блока», ориентировавшегося на ту же часть электората, что ОПЗЖ и Шарий.

С другой стороны, приговор одесскому националисту Стерненко даёт свои собственные возможности.

Во-первых, эти сигнал избирателям Юго-Востока, демонстрирующий, что Зеленский имеет достаточно политической воли, чтобы бороться с националистами. И уж во всяком случае делает это лучше Медведчука.

Совершенно не обязательно, чтобы Стерненко сидел дальше — он ведь может и выиграть апелляцию. Особенно если в кампанию по его защите включится и.о. посла США Кристина Квин (а она, скорее всего, включится — завязанный на неё «соросятник» уже включился). Само по себе решение апелляционного суда может быть подано избирателям как основание для проведения навязываемой Западом судебной реформы.

Читайте также:  Народ или бояре? Как Запад работает с постсоветскими элитами

Во-вторых, из реальной политики выбивается сам Стерненко. Это может быть важно, поскольку многие эксперты видят в нём потенциального лидера правой части украинского политического спектра на замену Петру Порошенко (сам Порошенко, даже и зная об этом, вынужден был выступить в его поддержку).

Выводы:

С точки зрения интересов США из «демократической» политической системы Украины вытесняются все условно пророссийские силы. Избирателям предоставляется демократическое право выбирать из радикальных и умеренных националистов, проводящих одну и ту же политику. Демократия не терпит случайностей.

Глядя на политическую деятельность президента Зеленского у нас нет оснований полагать, что в этой новой политической системе именно он умеренный. В конце концов, Порошенко в анамнезе тоже русскоязычный…

С точки зрения интересов Зеленского создаётся ситуация, когда левее «Слуги народа» в политическом спектре ничего нет, а правее его остаётся только Порошенко с чудовищным антирейтингом. На выборах 2024 года избиратели ОПЗЖ, лишённые возможности голосовать за свою партию, будут вынуждены отдать голоса за Зеленского и «слуг народа» просто для того, чтобы не допустить возвращения на пост президента Порошенко, который надоел ещё тогда.

Чем не «хитрый план»? Единственно, тут вспоминается классик: «Гетман — старый кавалергард и дипломат. У него хитрый план». Шервинский врал, конечно, но чем закончился «хитрый план» гетмана, мы помним и из Булгакова, и из истории.

Leave a Reply