Херсонская область на выборах. Разочарование и консерватизм

Херсонская область выделяется на фоне Юго-Востока самой низкой долей городского населения – всего 60%. Это очень существенно отражается и на языковой ситуации (особенно ярко виден контраст между Каланчакским и Красноперекопским районами), и на электоральном поведении населения. В целом она наиболее проукраинская в этом регионе
Во всех областях Юго-Востока русскоязычные города являются островами другой культуры, а в Херсонской области крупный промышленный центр по сути один — сам же Херсон, но он и самый маленький из областных центров Юго-Востока (менее 300 тысяч жителей против почти полумиллионного Николаева). Другие сравнительно крупные города области (Каховка и Новая Каховка) завязаны на сельское хозяйство.

В прошлом Херсонская область была важным промышленным регионом, прежде всего за счёт судостроения (три судостроительных и два судоремонтных завода), но сейчас лидером областной промышленности являются консервные заводы ТМ «Чумак» и коньячный завод «Таврия». Более того, состояние сельского хозяйства области тоже оставляет желать много лучшего — в советские времена важным направлением было поливное овощеводство, которое сейчас сильно сократилось. Ещё более ухудшилась ситуация в связи с перекрытием Северо-Крымского канала, что резко изменило гидрологическую ситуацию на юге области. Немного спасает то, что область стала одним из важных туристических регионов после потери Крыма. Летом 2017 и 2018 годов она занимала второе место в стране по количеству туристов, несколько отставая от Одесской, но уверенно опережая Запорожскую.

Херсонщина становится новым Крымским ханством
Херсонщина становится новым Крымским ханством

В рейтинге социально-экономического развития за 2018 год, который готовится Минрегионстроем, Херсонская область занимала всего 18-е место из 25 регионов. Основные проблемы — плохое состояние финансов (особенно капитальных расходов местных бюджетов), инфраструктуры и медицины.

Региональные элиты изначально были слабы и ориентированы на собственную экономику, но сравнительно независимы от других регионов (Херсон уж очень на отшибе). Постмайданной элите удалось оттеснить от власти бывших регионалов и, как ей кажется, идеально приспособиться к новой ситуации — её представители разделилась между партиями, создавая для центра картинку политической конкуренции между БПП и «Батькивщиной». При этом исполнительная власть достаточно прочно удерживалась группой Путилова-Гордеева (БПП), в то время как облсовет после выборов 2015 года перешёл под управление «Батькивщины» (Мангер). Насколько можно понять, и те, и другие стараются дружить с аграрным олигархом Алексеем Вадатурским ("Нибулон"). На виду были в основном конфликты между населением и активом Меджлиса, которому президент «пожаловал в кормление» несколько прибрежных районов.

Читайте также:  Мои итоги года. Какой год, такие и итоги, а вы чего хотели?

Кризис феодальной вольницы наступил после покушения на местную активистку Екатерину Гандзюк, приведшего к её смерти. Область оказалась в фокусе интереса властей, киевских политиков и журналистов, в результате чего множество тёмных делишек местных начальников стало достоянием гласности. Киевские политики были шокированы открывшимся им глубинам (что, впрочем, скорее свидетельствует об их неадекватности, чем о глубине глубин). Вот, например, что писал депутат Борислав Береза: «Информация, полученная нашей ТСК, ужасает. От контрабанды до сепаров, от наркотрафика до глобальной коррупции, от спайки власти с криминалом до вырубки леса, от сотрудничества с (…) властями Крыма до влияния беглых регионалов на регион. То, что тут происходит, — это не дно. Это хуже. Тут надо вводить чрезвычайное положение, потому что военное положение улучшений не дало».

Именно инцидент с Гандзюк был частным случаем — по широко известной информации, неадекватная активистка обозвала председателя облсовета представителем сексуального меньшинства, в ответ на что он нанял ветеранов АТО, чтобы те её проучили… И если бы не этот инцидент, никто бы ничего не заметил, тем более что ничего чрезвычайного в области не происходит. Самый большой, с точки зрения патриотической общественности, криминал — связи местных контрабандистов со своими визави из Крыма.

Владислав Мангер — представитель «Батькивщины». Однако то, что попался именно он, — скорее случайность. Теперь почти у всех политических партий возникают вопросы относительно того, насколько они могут рассчитывать на руководство своих партийных организаций на Херсонщине.

Между тем, область выглядит весьма перспективной для промайданных сил. Например, во втором и третьем турах выборов 2004 года результат Виктора Ющенко в регионе вплотную подбирался к половине избирателей (42 и 43% соответственно). Правда, во втором туре выборов 2010 года Тимошенко получила лишь чуть более трети голосов, но аналитики из промайданного лагеря всё равно связывали с областью определённые надежды. В какой-то степени они оправдались на парламентских выборах 2014 года: первые места в области взяли БПП (22,3% против 21,8% по стране) и «Народный фронт» (16,1% против 22,1%), в то время как «Оппоблок» вышел на третье место с весьма посредственным показателем чуть более 10% (в соседних Николаевской и Запорожской областях — 16 и 22%).

Читайте также:  Нацист Шевченко из УКРОПа. Не поэт, не футболист, а просто соратник олигарха

Беспредел элиты и сложная социально-экономическая ситуация создают ситуацию удивительной даже для современной Украины депрессии. В соответствии с данными декабрьского исследования Социологической группы «Рейтинг», Херсонская область находится на третьем месте в стране по уровню пессимизма — 79% опрошенных считают, что дела в стране идут не туда, и только 10% придерживаются противоположной точки зрения (по стране — 74 и 14%).

Набор проблем страны в области типичный, но безработица волнует людей больше, чем коррупция. Причём разрыв с общенациональными цифрами достаточно велик: коррупция волнует 34% (против 41), а безработица — 44% (против 28). На первом месте, разумеется, конфликт на Юго-Востоке. Та же ситуация в рейтинге личных проблем — безработица на втором месте, в то время как по стране в целом — аж на шестом. Любопытно, что в соседних регионах ничего подобного не наблюдается.

Херсонская феодальная республика. Хроника неомахновщины
Херсонская феодальная республика. Хроника неомахновщины

В декабре прошлого года лидером президентского рейтинга была Юлия Тимошенко (23%), на втором месте — Владимир Зеленский (17%), далее идут Юрий Бойко (12%) и Пётр Порошенко с Олегом Ляшко (9%). Данные исследований этого года не публиковались, но, по полученной нами информации, Зеленский в регионе практически догнал Тимошенко (разница составляет лишь немногим более 1%). В то же время есть тенденция к перераспределению голосов Тимошенко в пользу Порошенко и Бойко — в пользу Мураева. Судя по тенденции, Зеленский может опередить Тимошенко (если ещё не сделал этого).

И в декабрьских, и в январских данных Зеленский в области уверенно «бьёт» Тимошенко во втором туре (в общенациональном разрезе такой результат появился только в январе). Впрочем, население по-прежнему верит в победу Тимошенко с большим отрывом и от Порошенко, и от Зеленского. И, что удивительно, Херсонская область занимает последние в стране места по уровню опасений фальсификаций на выборах.

В общем, Херсонская область весьма своеобразная и даже необычная по ряду характеристик. Ключевая её электоральная особенность — разочарованность в элитах. Причём касается это и старых, пострегиональных, и новых, постмайданных элит. Однако жители области не готовы делать скоропалительный выбор в пользу новых кандидатов (Зеленского, Мураева), демонстрируя разумный консерватизм. Что победит — разочарование или боязнь обжечься, — пока непонятно.

Leave a Reply