Хельсинки: no news is good news

«Хорошие новости – отсутствие новостей». Этой своеобразной анаграммой китайского проклятия «чтоб ты жил в эпоху перемен» можно описать сигнал, который прозвучал для украинской власти из Хельсинки.

Собственно, не смотря на всеобщую убежденность, что тема Украины будет одно из важных для встречи Трамп-Путин, оказалось, что все немного не так. Если украинский кейс и обсуждался, то не было решено ничего, что главы государств сочли бы нужным выносить на совместную пресс-конференцию. Об Украине говорил только Путин и в самых общих чертах.

Относительно конкретных тем, которые могли бы обсуждаться.

  1. О заключенных речь вообще не шла. Я бы, разумеется, предпочел, чтобы этот вопрос был решен, но для Трампа и Путина он оказался слишком мелким. Если бы на переговорах действительно пошла речь о Сенцове и Вышинском, то это, напротив, свидетельствовало бы о чрезвычайно глубоком внимании Трампа к украинским делам.
  2. Подходы к газовому вопросу пока выглядят неясно. Порохоботы уверяют, что Путин вынужден был признать безальтернативность украинского транзита (но, собственно, ее никто и не отрицает – вопрос не в самом по себе транзите, а в объемах…). Путиноботы считают, что Трамп согласился на прямую конкуренцию американского сжиженного газа и российского трубопроводного.

Тут, правда, надо понимать, что газовый вопрос – в значительной степени вопрос отношений США-ЕС. Это было четко заметно на саммите НАТО, где Трамп интересовался, почему Германия так держится за российскую трубу и не хочет тратиться на оборону, если на весь мир вопит о российской угрозе. Украинская политика и то логичнее выглядит: мы прямо говорим, что российский транзит предохраняет от полномасштабной агрессии и позволяет зарабатывать деньги на оборону от агрессора. В общем, для Трампа соглашение с Путиным – способ заставить европейских союзников больше тратиться на оборону.

  1. Тема Крыма раскрыта ровно в том ключе, в котором и следовало предполагать: Путин указал, что США не признают вхождение Крыма в состав России, а Россия – признает. Все.
Читайте также:  С кем приходится работать социологам

Собственно, тем самым тема Крыма снята с повестки дня двухсторонних отношений. Тем более, что и противники Трампа в США подсуетились – предложили проект резолюции по Крыму, один в один соответствующий отношению США к вхождению в СССР Прибалтики. Напомню, что единственным реальным следствием позиции США было отсутствие американских консульств в Вильнюсе, Риге и Таллинне…

  1. Относительно Донбасса Путин сказал следующее: «При обсуждении украинского кризиса обратили внимание на важность добросовестной реализации минских договоренностей. США могли бы решительнее настаивать на этом и настраивать украинское руководство на эту работу».

Тут ситуация неоднозначная.

С одной стороны, главной проблемой для реализации Минских соглашений была позиция США, которые противодействовали сравнительно безболезненному выходу России из конфликта. По сути, Путин повторил пожелание российской стороны. Но значит ли это, что США дадут ему такую возможность? Непонятно…

С другой стороны, по сравнению с 2015 годом ситуация существенно изменилась. Порошенко сейчас невыгодно прекращение конфликта и, главное, Украина юридически исключила возможность выполнения Минских соглашений.

Поскольку США и РФ (в лице Волкера и Путина) сочли, что закон о деоккупации Донбасса не мешает выполнению Минска, значит, они согласны с тем, что Украина не будет вести переговоры с «представителями ОРДЛО», не берет на себя обязательств по амнистии, не прекращает «операцию Объединенных сил» (ее постоянный характер вообще закреплен в законе о нацбезопасности) и т.п. Т.е., выполнение Минских соглашений сводится к возвращению украинского контроля над территорией. В таком виде выполнение Минских соглашений возлагается, как раз, не на Киев, а на Москву. Оснований для давления на Киев нет – Москва, «не заметив» закона о деоккупации, сама признала, что Киев никому ничего не должен.

Читайте также:  "Национализация" или деолигархизация?

В целом, результаты встречи Трампа и Путина, как они видятся сейчас, это хороший сигнал для Петра Порошенко.

Во-первых, его пожелание, не обсуждать без украинцев судьбу Украины, было учтено (и попробуйте доказать, что Украина просто не является важной конфликтной точкой).

Во-вторых, Трамп и Путин не очень интересуются ситуацией в Украине, что, в значительной степени, развязывает руки Порошенко. Во всяком случае, если Украина не так уж интересна Вашингтону и Москве, то у него есть возможности побороться за власть, включая достаточно жесткие меры.

Вопрос только в том, есть ли у него воля и ресурсы к принятию этих мер.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *