Выборы-2019. Тенденции голосования

Первое, что настораживает многих наблюдателей в нынешних выборах – их предсказуемая непредсказуемость, вместе с непредсказуемой предсказуемостью. Кто станет президентом по-прежнему никто не знает. Более того, сама конфигурация второго тура еще полгода назад была совершенно немыслимой. В то же время, за неделю до выборов какую-то другую конфигурацию было трудно себе представить.

Именно поэтому, когда я читаю рассуждения о фантастических фальсификациях, которые позволили не допустить Тимошенко во второй тур или о сговоре апешечки с социологами, я пожимаю плечами. Впрочем, мифы и легенды этих выборов – тема совершенно отдельного исследования.

Миссия выборов

Общий вывод относительно миссии этих выборов в общественном сознании состоит в том, что они должны начать замену политической элиты.

Вы будете удивлены, но нынешняя политическая элита Украины в основном сформировалась на парламентских выборах 1998 года. Тогда, например, депутатом впервые стал действующий президент Петр Порошенко (шел он, кстати, по спискам СДПУ(о), если кто забыл). Т.е., нынешняя властно-оппозиционная команда определяет развитие страны добрых два десятилетия и до изжоги надоела избирателям.

В Украине принято смеяться над россиянами, которые почти два десятилетия живут под руководством Путина, но почему-то украинцы не желают на себя оборотиться и заметить, что они сами полтора десятилетия наблюдают борьбу нанайских мальчиков в исполнении Порошенко и Тимошенко.

Попытка заменить элиту по итогу Майдана привела к последствиям немного предсказуемым – профессионалы из власти были вымыты, а на их место пришли люди, которые даже воровать толком не умеют.

В общем, избиратели хотели, чтобы в результате выборов пришел человек, не имеющий никакого отношения к нынешней политической элите, и в первом туре эта задача оказалась выполнена.

Активность избирателей

Важной особенностью этих выборов был довольно высокий уровень активности избирателей. Ее нельзя назвать чрезмерной – всего 63,5% (во втором туре выборов 2004 года проголосовало свыше 80% избирателей), но это значительно больше, чем на прошлых президентских выборах (48,5%).

Отчасти, разумеется, это было связано с базой расчета. В 2014 году, например, явка в Донецкой области вычислялась от ее общего населения и предсказуемо составила аж 15%. Сейчас, конечно, считали от той части, где местное население не лишено избирательных прав (это наша особенность – Донецк это Украина, но жители Донецка на украинских выборах голосовать не могут – такой вот парадокс) и получилось 59,5%.

Но, если мы возьмем для примера Харьковскую область, то в 2014 году явка составила 47,9%, в то время как сейчас – 64,5%.

С другой стороны, во Львовской области в 2014 году голосовало 78,2%, а сейчас всего 68,9.

О чем все это нам говорит?

Во-первых, прошлые выборы значительной частью населения Украины (прежде всего – Юго-Востока) считались незаконными и нелегитимными. За прошедшие годы ощущение несправедливости происходящего не то, чтобы снизилось, но люди оценили, что им оставили хотя бы видимость возможности влиять на власть.

Во-вторых, избирателей повела на участки (в том числе и на Юго-Востоке) миссия выборов – желание показать правящей элите реальное к ней отношение. На западе страны разочарованность властью вылилась в низкую явку.

В-третьих, админресурс сработал слабо – в той же Галичине, с ее традицией голосования пачками внутренних паспортов трудовых мигрантов, можно и нужно было ожидать явку значительно большую.

Есть, конечно, соблазн счесть это обстоятельство хитрым планом – не злоупотреблять в первом туре админресурсом, а во втором все разом сфальсифицировать. Однако это сомнительно – мы последние месяцы наблюдали острый кризис в окружении Порошенко, а после первого тура, с огромным отрывом Зеленского, который нереально компенсировать административными мерами, все будет, скорее всего, еще хуже.

Читайте также:  Зеленский и Порошенко повышают рейтинги, угадав настроения украинцев

Результат второго тура и парламентских выборов в значительной степени будет зависеть от того, сохранятся ли все эти тенденции и насколько.

Зеленский

Владимир Зеленский получил свыше 30%, его отрыв от Петра Порошенко составляет 2,7 млн. голосов (что, конечно, не дает гарантий победы на выборах, но очень сильно усложняет позиции Порошенко). При этом Зеленский занял первое место в 20-ти из 25-ти административных единиц.

Тут, конечно, целая куча неожиданностей.

Во-первых, не произошел ожидаемый большинством специалистов обвал рейтинга Зеленского после начала избирательной кампании. И позже тоже. Он вообще не произошел.

Во-вторых, Зеленский не просто удерживал лидерство на протяжении кампании – он непрерывно рос и ко дню голосования вышел с максимальными показателями (профессионалы стоя аплодируют, поскольку знают, насколько сложно создать такую ситуацию).

В-третьих, не случилось провала в день выборов, который был более чем ожидаем – в электорате Зеленского преобладают группы, не отличающиеся дисциплинированностью. Пятая часть его избирателей вообще ранее в выборах не участвовала.

В то же время было много ожидаемых моментов.

Например примерно равные результаты по всей территории страны были характерны и для медиа-проектов 1998 – Партии зеленых и СДПУ(о). А Зеленский это, все же, в значительной степени медиа-проект.

Также работает на объединение вокруг него страны то, что он в наибольшей степени воплощает миссию выборов – смены политического класса. Другое дело, что объединение это сугубо негативное, а потому – бесперспективное. Голосование за Зеленского – попытка люстрации политического класса, но не формирование нового.

Впрочем, новый политический класс уже маячит – Лещенко и Билецкий…

Порошенко

Петр Порошенко смог прорваться во второй тур буквально чудом. Ставка была сделана на националистический электорат, а его в стране не очень много – порядка 15%. Именно в жертву этим избирателям была принесена содержательная часть кампании, которая свелась к «армовиру» («армия, язык, вера» – один из основных слоганов кампании Порошенко). В результате, в кампании практически отсутствовали темы, интересные большинству избирателей, но в избытке присутствовали темы, их раздражающие.

Часть националистических избирателей проголосовала за других кандидатов (самоустранение от кампании популярных националистов ситуацию не спасло – избиратель ушел, например, к Смешко), вытянуть до почти 16% удалось только за счет подкупа и админресурса.

Трудно поверить, что стратегия президента строилась на столь хлипкой основе. Да, удалось нейтрализовать единого кандидата от Юго-Востока, а Тимошенко сама себя похоронила, но любая случайность могла стоить Порошенко выхода во второй тур, да и такого отрыва от Зеленского явно не планировалось. Расчет явно был на большее, но ориентируясь на националистов больше-то получить было нельзя… В общем, то, что Порошенко оказался именно на втором, а не на четвертом месте – случайность и следствие ошибок других игроков.

Кстати, действующий президент занял первое место только в двух областях Галичины, второе – в пяти (западных и центральных, включая базовую для него Винницкую), а в Днепропетровской области он вообще оказался на пятом месте (правда, тут сыграл фактор местного патриотизма – область голосовала за Зеленского с результатом более 45%).

Тимошенко

Экс-премьер провела совершенно удивительную кампанию. Она вернулась на лидерские позиции, когда никто не верил, что она сможет восстановиться после двух поражений на президентских выборах. Она уверенно держала первое место, пока мне появился Зеленский. Она уверенно шла ко второму туру со стабильными показателями и подошла ко дню выборов нос в нос с президентом. Она получила 13%, хотя могла рассчитывать на 18%.

Читайте также:  В депутаты по объявлению. Куда завезет "Слуг народа" велосипедист с булавой

Что тут сказать? Иногда пишут, что результат Тимошенко – следствие фальсификаций, причем некоторые эксперты полагают даже, что против нее работал ресурс Коломойского. На это есть один ответ – первое место Тимошенко в Ивано-Франковской области, которая до сих пор остается вотчиной совладельца «Привата».

Результат Тимошенко – это действительно результат Тимошенко. Она вела кампанию на одной теме – теме коммунальных тарифов, которая к моменту выборов частично утратила актуальность. Тимошенко потеряла стратегическую инициативу – пыталась бороться с президентом на его электоральном поле (за голоса националистов) и предлагать альтернативные варианты «армовира» (заведомо более слабые). Команда экс-премьера не смогла предъявить какие-то сильные ходы в кампании – все было дорого, технологично и до вывиха челюсти скучно. Это явно не то, чего избиратели ожидали от Тимошенко… Накануне выборов она вообще отказалась от борьбы, а получив третий результат – отказалась от борьбы за результаты голосования.

Похоже, что Тимошенко действительно утратила присущие ей энергетику, решительность, инициативность, способность улавливать настроения людей и «заводить» их. Причем проявилось  это уже во время кампании. Возможно, она просто боялась рисковать – ведь другого шанса стать президент у нее, скорее всего, не будет.

Стратегически, однако, для Тимошенко не все еще потеряно. Кто бы ни победил на выборах, США будут продвигать Украину в сторону парламентской республики со слабыми президентом (что мы видим на примере Грузии) и тут Тимошенко, давно уже выступающая за ослабление президента, окажется на коне. Или нет. Третьего поражения на президентских выборах избиратели могут и не простить.

Кандидат от Юго-Востока

Вероятность выдвижения единого кандидата от бывшего «Оппозиционного блока» изначально была невысока. Слишком разными были две его составляющие, слишком часто за последние годы подымался вопрос о разделе «минеральной» и «нефтегазовой» фракций. Поэтому, когда Виктора Медведчука обвиняют в том, что это он расколол «Оппоблок», я вежливо удивляюсь. Возвращение в политику Медведчука было поводом, а не причиной раскола.

Понятно и то, почему  Медведчук сделал ставку на раскрутку именно Юрия Бойко, хотя изначально было понятно, что он сильный управленец, но не очень сильный кандидат на пост президента.

Со стратегической точки зрения Бойко связан с нефтегазовой группой, а Дмитрий Фирташ с Порошенко договориться не смог. В отличие от Ахметова. Т.е., Бойко – действительно оппозиционер, а не просто политикан, спекулирующий на риторике, приятной Юго-Востоку.

С тактической точки зрения он самая раскрученная фигура в «Оппоблоке», имевшая устойчивый рейтинг еще задолго до выборов.

Целью кампании было выйти во второй тур и тем показать силу Юго-Востока, необходимость с ним считаться. Такую стратегию сочли попыткой подыграть Порошенко, поскольку он может выиграть только у Бойко. Однако, на момент начала кампании более вероятен был выход Бойко во второй тур с Тимошенко, а потом – с Зеленским. Вопрос о Порошенко вообще не стоял.

Однако, АП смогла нейтрализовать эту угрозу.

С одной стороны, в самостоятельное плавание отправился Александр Вилкул. Шансов у него изначально не было, но его кампания была эффектно раскручена, к сотрудничеству был привлечен даже популярный блоггер Анатолий Шарий. Правда, активная и эффектная кампания с самого начала вызывала множество вопросов. Например, слоган «Willcool», мог предложить только явный вредитель – настолько мимо любых представлений об электорате этого кандидата он бьет. На этом фоне очень забавно выглядела рисованная на колене социология, которую пытались анализировать даже весьма серьезные эксперты…

С другой стороны, откололся от «Оппозиционной платформы», а потом прибился к Вилкулу Евгений Мураев. Его маневры были обусловлены принадлежностью к харьковской элите, которая очень опасается возвращения Коломойского и спасение нашла в игре на АП (благо, ее возглавляют выходцы из Харькова).

Читайте также:  Чудес не бывает: Результат выборов — полное поражение антимайданных сил

Результат в целом известен – рейтинг Бойко за все время кампании не поменялся (на него не повлиял даже эффектный визит в Москву за неделю до голосования), Вилкул же только смог объединить голоса свои и Мураева.

В сумме Бойко и Вилкул набрали чуть меньше, чем Порошенко. Разумеется, полного объединения электоратов не произошло бы, но и игра в формате единого кандидата была бы другая. В частности, при наличии единого к нему потянулись бы многие люди вовсе не собиравшиеся голосовать или же проголосовавшие, в результате, за Зеленского. Так что шанс был.

Забавный момент – уже и после первого тура Вилкул продолжает играть в команде президента, призвав своих сторонников голосовать за Зеленского. Зеленскому такая «помощь» только во вред – поддержка Вилкула придает его кандидатуре политический оттенок, который оттолкнет от него часть избирателей. Впрочем, ему не впервой – он и в 2015 году числился чуть ли членом команды президента, выступив на выборах мэра Днепропетровска против Бориса Филатова…

Другие

О других кандидатах и сказать-то в общем нечего.

Анатолий Гриценко подтвердил свой заслуженный титул «первого непроходного». Шутка его жены-пиарщицы Юлии Мостовой оказалась пророческой. Или программирующей.

Гриценко, кстати, лишь менее чем на процент опередил Игоря Смешко, который, вообще-то, был выдвинут как технический кандидат – чтобы отбирать у него голоса. Впрочем, стоит вспомнить, что сам Зеленский задумывался как технический кандидат, призванный отобрать голоса у Святослава Вакарчука и, таким образом, пропустить во второй тур Тимошенко…

Ляшко вообще занял седьмое место с чуть более чем миллионом голосов. Можно было бы сказать, что он эти голоса отобрал у Тимошенко, но… Он, конечно, конкурент, но у Тимошенко давно уже ничего не отбирает – свой электорат есть. На выборах 2014 года Ляшко занял третье место с 1,5 млн. голосов. Кажется, все проекты Ахметова на этих выборах (Порошенко, Ляшко и Вилкул) сыграли не очень…

Юрий Тимошенко отобрал у Юлии Тимошенко аж 117 тыс. голосов.

Что еще? Ах, да. Мой любимый персонаж – Николай Габер. В 1999 году он выдвигался в президенты и получил 0,12%, а сейчас – 0,02%...

Второй тур

Обычно избирательная кампания между турами идет по накатанной и происходит простое перераспределение голосов. В соответствии с имеющимися социологическими данными, потолок перераспределения для Порошенко составляет 35%, Зеленский же просто не может получить менее 50%.

Понятно, президента такая конструкция не устраивает, и он ищет возможности для неинерционного развития кампании. «Волшебной таблеткой», способной изменить ход кампании, на Банковой увидели дебаты, которые, по закону должны проводиться перед вторым туром.

Впрочем, уже сейчас видно, что как бы ни закончились дебаты, команда Зеленского уже переиграла команду Порошенко, реализовав фразу, сказанную Рональдом Рейганом на дебатах с Джеймсом Картером в 1980 году – «не вижу, почему страну не может возглавить актер, если сейчас ее возглавляет клоун» (перевод приблизительный).

Шанс Порошенко состоит в том, чтобы вообще не подсчитывать голоса во втором туре, либо устроив какую-то грандиозную провокацию, которая позволит отсрочить выборы до осени, либо осуществив глобальную фальсификацию результатов. Непонятно, есть ли у него физическая возможность сделать что-нибудь такое, но одобрение Вашингтона, судя по заявлению Курта Волкера, получено.

Антифашист

Leave a Reply