Второй срок президента Порошенко: шансы есть, непонятно как

Борьба за президентство на Украине уже идет вовсю. Включилась в нее и команда главы государства, объявив о создании избирательного штаба. И это — задолго до реального старта. Значит, припекло, значит есть нешуточные проблемы

Борьба за президентство на Украине уже идет вовсю. Включилась в нее и команда главы государства, объявив о создании избирательного штаба. И это — задолго до реального старта. Значит, припекло, значит есть нешуточные проблемы

У многих граждан Украины периодически возникает вопрос: неужели те люди, которые стояли на Майдане, не раскаиваются в том, что они натворили? Неужели не понимают? Да нет, понимают. Понимают, что сваляли дурака. Но обвинять себя — последнее дело. Тем более, что «разом нас багато». Поэтому, естественным образом, вина за все то, что делалось вместе, переносится на некий внешний источник возмущений.

Некоторое время во всем был виноват Путин. Но довольно быстро, по мере разрушения постмайданного единства, стало понятно, что дело не только и даже не столько в Путине и его вездесущих «агентах». И виноват во всем оказался украинский президент. Причем, если Ющенко просто презирали, то Порошенко — активно ненавидят.

Собственно, именно это рассуждение приходит в качестве объяснения, когда читаешь откровения депутатов Березенко и Сюмар о работе избирательного штаба Петра Порошенко.

Плюсы и минусы

Положение Петра Алексеевича в контексте предполагаемого второго срока несколько противоречивы.

С одной стороны, Порошенко сосредоточил в своих руках огромные ресурсы, имея которые крайне проблематично проиграть что бы то ни было.

Во-первых, это контроль над финансами. Помимо возможностей госбюджета, есть масса людей, желающих сделать ему приятное.

Кроме того, дает свои плоды деолигархизация. Украинская демократия всегда держалась на противостоянии разных финансово-политических групп. Сейчас они либо «приручены» (Пинчук, Ахметов), либо «равноудалены» (Фирташ, Коломойский). Разумеется — условно. Все эти олигархи продолжают собственную политическую игру, не обязательно согласовывая свои действия с Банковой (администрацией президента — Ред.). Однако, антипорошенковского «олигархического консенсуса» сейчас нет, соответственно, возможности для финансирования оппозиционных проектов сильно ограничены (или сами же эти проекты инспирированы Банковой).

Читайте также:  Ход конем: референдум на Донбассе

Во-вторых, Банковая контролирует большинство СМИ, а оппозиционные издания поэтапно зачищаются. Похоже, те из них, которые еще сохранились (вроде «Страны.UA») служат только для того, чтобы их шпынять и, одновременно, демонстрировать Западу «свободу слова».

Тут тоже есть одно «но». Администрация Януковича ведь тоже думала, что контролирует СМИ. Они же ее довольно тонко обводили вокруг пальца. Однако, в данном случае, в пользу Порошенко работает то, что украинские журналисты западного образца у нас заточены под информационно-пропагандистское обеспечение постмайданного режима. Перестроиться им будет очень трудно.

В-третьих, на Порошенко работает административный и силовой ресурс. С его президентством связывают свое будущее ряд влиятельных региональных элит и, главное, в рамках т.н. «децентрализации» Киев получил исключительные возможности влияния на местное самоуправление.

Тут, конечно, не все однозначно. С одной стороны, некоторая часть власти отдана «в кормление» «Народному фронту», которому тоже надо порулить. С другой, есть региональные элиты, которые пытаются маневрировать между давлением власти и симпатиями избирателей (Харьков, Одесса). Тем не менее, превосходство Порошенко подавляющее. На самом деле, он сейчас имеет много больше реальной власти, чем Кучма в лучшие времена.

При всем этом, антирейтинг президента достигает 50%. Причем, это не просто люди, которые не будут за него голосовать (именно так формулируются вопросы на антирейтинг), а те, которые уже активно против него агитируют. Юлию Владимировну, надо сказать, тоже деятельно не любят, но ее антирейтинг чуть ли не вдвое меньше (хотя справедливо считается очень высоким).

Рейтинг же Петра Алексеевича выглядит крайне неубедительно. В июльском исследовании Социологической группы «Рейтинг» он занял шестое место, уступив даже клоуну Зеленскому.

В общем, президент не имеет шансов проиграть, но не имеет и шансов выиграть. Противоречие…

Есть ли у вас план, мистер Фикс?

У администрации президента есть даже два плана — позитивный и негативный.

Позитивный состоит в продвижении идей автокефалии и закреплении в Конституции членства в ЕС и НАТО.

Читайте также:  Петр Алексеевич Ницой

По поводу автокефалии есть основания полагать, что проводники этой идеи Олег Медведев и Ростислав Павленко просто ввели президента в заблуждение. Электоральный потенциал темы ничтожен, причем те, для кого автокефалия важна, все равно рассеяны между разными кандидатами.

Кроме того, нет и модели, которая бы позволила угодить разнообразным группам интересов: предоставление томоса УПЦ-КП просто невозможно, потому что эта организация не является православной церковью, а если бы и было возможно, то президенту хотелось бы обойтись без Филарета; предоставление томоса УПЦ невозможно, потому что она не просила; создание экзархата — вообще не автокефалия.

По поводу НАТО и ЕС — план, в общем, правильный. Обычно его критикуют за привнесение раскола в украинское общество, но большинство избирательных стратегий, так или иначе, строятся на расколе электорального поля. Здесь главная задача — вернуть к Порошенко внимание со стороны евроориентированного избирателя, увязать европейскую перспективу с Петром Порошенко. В значительной степени этот план может удаться, но сам по себе победу он не принесет — время безоглядного еврооптимизма постепенно проходит.

Негативный план предполагает повторение сценария выборов 1996/99 годов в России и Украине: противостояние прогрессивного президента-реформатора и ставленника «сил реванша». В качестве последнего предлагается лидер «Оппозиционного блока» Юрий Бойко, которого даже начали понемногу выпускать в СМИ (включая президентский «Прямой канал»).

План, в целом, рациональный, поскольку Бойко вряд ли может опереться более чем на 25% украинских избирателей. Это связано не столько с его личностью, сколько с изменением электорального поля после Майдана, потери Крыма и начала гражданской войны на Донбассе. Возможные риски компенсируются админресурсом и фальсификациями.

Проблема, однако, состоит не в том, чтобы победить Бойко во втором туре, а в том, чтобы войти вместе с Бойко во второй тур. Тут главный вопрос — нейтрализация Тимошенко, а что делать с ней никто не знает. Обычные методы снижения имиджа против нее не работают. Методы неэлекторального устранения (посадить, например) приведут к неконтролируемому рассеиванию ее избирателей, причем явно не в пользу Порошенко. Получим во втором туре пару Ляшко-Зеленский или что-то в таком духе. Думаю, что над этим вопросом вопросов работают лучшие умы администрации президента Порошенко. Но пока что не выходит у мастера Данилы каменный цветок.

Читайте также:  Десять главных болезней Украины, которыми в 2018-м она переболеет в более острой форме

Кстати, по поводу неэлекторальных методов — можно выборы вообще отменить. Под благовидным предлогом российской гибридной агрессии. Только непонятно, хватит ли ресурсов. Тем более, что против такого развития событий будут ЕС и США.

Другие планы пока что не просматриваются.

Отсюда, — понятно, что Петр Порошенко может полу

Украина.ру