Время — вперёд! Обзор главных политических событий Украины с 6 по 12 декабря

Последние несколько недель выглядели как подготовка к значительным переменам, которые ожидались в связи с саммитом «нормандской четвёрки». 9 декабря саммит состоялся, и это существенно изменило ситуацию в стране
Впрочем, пока ещё точно что-то сказать о направлениях развития ситуации после саммита ещё нельзя. Сигналы самые разнообразные, поскольку продолжают действовать как тенденции заложенные ранее, ещё при Порошенко, так и новые, связанные с парижским диалогом.

Парижский саммит

От саммита никто не ожидал ничего эпохального, но даже сами участники были несколько смущены и публично повторяли, что его главным итогом было начало диалога между Зеленским и Путиным.

Удалось договориться по следующим вопросам:

— подтверждена безальтернативность Минских соглашений и «формулы Штайнмайера»;

— достигнуто соглашение о разводе войск ещё на трёх участках (в кулуарах Зеленский пояснил, что не представляет, как может добиться прекращения огня и развода войск);

— оговорено начало разминирования на тех участках, где войска разведены;

— согласован обмен пленными и удерживаемыми лицами в формате всех на всех.

Интересным моментом был отказ от обсуждения миротворческого контингента на Донбассе.

Относительно условий проведения выборов и передачи границы под контроль Украины были зафиксированы принципиальные противоречия между Зеленским и Путиным. Более того, Зеленский, явно адресуясь к украинской оппозиции, зачитал список «красных линий», в целом совпадающий с тем, который был подписан накануне саммита «Европейской солидарностью», «Батькивщиной» и «Голосом».

По условиям транзита и поставок газа договоренность достигнута не была, но стороны не выглядели сильно расстроенными.

Итоги саммита действительно были скромными, но на большее, пожалуй, рассчитывать и не стоило — слишком велики противоречия между сторонами.

Оперативные последствия саммита

Непосредственные результаты поездки Зеленского в Париж отразились прежде всего в информационной сфере.

Во-первых, на Украину впервые за значительный промежуток времени официально приехала съёмочная группа российского телевидения. Видимо, в порядке «толстого троллинга» это оказался канал Министерства обороны РФ «Звезда». «Агрессор» официально въехал в столицу уже пять лет воюющей с ним страны…

Читайте также:  Война спецслужб Украины. Три главных вопроса настоящего момента

«Патриоты» в шоке, «Европейская солидарность» требует от СБУ депортировать "вражеских пропагандистов".

Во-вторых, Зеленский дал интервью каналу «Россия-1».

В-третьих, российский телеканал ТНТ показал 11 декабря три первые серии сериала «Слуга народа», но уже на следующий день прекратил трансляцию.

Понятно, что канал просто хотел «срубить бабла», и демонстрация «Слуги» в этом смысле мало отличается от приглашения на ТВ-шоу "украинских экспертов". Однако связь с саммитом очевидна — до того, как между президентами наладились хоть какие-то отношения, трансляция сериала выглядела бы неприлично (она, впрочем, и так выглядела неприлично).

В-четвёртых, по инициативе Андрея Портнова было заведено дело на Петра Порошенко за подписание Минских соглашений.

Мы относим эту новость к медийной сфере, поскольку не видим судебной перспективы у этого дела. Собственно, вина Порошенко основывается на его собственных оценочных суждениях. Он подставился, и Портнов этим воспользовался. Ничего личного.

Работа Верховной Рады

12 декабря состоялось единственное на неделе пленарное заседание Верховной Рады. По имевшейся информации, в повестке дня были продление действия закона об особом порядке местного самоуправления в ОРДЛО (Отдельные регионы Донецкой и Луганской области), принятие во втором чтении закона о рынке земли и снятие депутатской неприкосновенности с Петра Порошенко.

Закон действительно был продлён. Не голосовали за него только «Батькивщина» и «Голос». Собственно, единственным смыслом продления закона было подтверждение намерения Украины дальше декларировать выполнение Минских соглашений, которые она по-прежнему не собирается выполнять. Однако дальнейший диалог в рамках «нормандского формата» без этого шага был бы невозможен. Скорее всего, само заседание 12 декабря собиралось для того, чтобы подать сигнал партнёрам.

Закон о рынке земли вынесен на голосование не был. Юлия Тимошенко сделала заявление, согласно которому аграрный комитет Рады начал рассмотрение проекта, но почти сразу его остановил. Причины этого непонятны, возможно, у «Слуги народа» действительно не хватает голосов для принятия закона в целом.

Снятие неприкосновенности с Порошенко также на голосование не выносилось. Собственно, никакого смысла в таком акте и нет — с 1 января депутатская неприкосновенность теряет силу. Другое дело, что на фоне отсутствия подвижек с посадками представителей старой власти, которых ждёт общество, снятие неприкосновенности было хоть какой-то активностью.

Читайте также:  Украинцы хотят не мира, а победы, «Слуга народа» катится вниз. Свежая социология

Впрочем, тут внимание было отвлечено внезапными подвижками в деле Шеремета.

«Дело Шеремета»

12 декабря был проведён брифинг главы МВД Арсена Авакова и генпрокурора Руслана Рябошапки, в котором принимал участие Владимир Зеленский, во время которого были изложены результаты следствия по делу Шеремета.

Следствие подозревает в причастности к преступлению медсестру одного из парашютно-десантных батальонов Яну Дугарь, врача и волонтера Юлию Кузьменко, музыканта и добровольца Андрея Антоненко (автора «гимна АТО», которого недавно расхваливал Порошенко), добровольцев Владислава и Инну Грищенко. В рамках следствия обыск был проведён на одной из квартир шоумена Антона Мухарского.

По мнению следствия, определённого заказчика в деле не было (бывший генпрокурор Виктор Шокин считает иначе), а мотивом преступления были нацистские взгляды подозреваемых (что, кажется, уникальный для Украины случай). Целью террористов было спровоцировать рост напряжённости и подтолкнуть власть к радикализации. Удивительно, но «русский след» обнаружен не был (впрочем, всё ещё впереди).

Забавный момент: через несколько недель после гибели Шеремета к автору этого текста, жившему за пару километров от места совершения теракта, заходил участковый и вежливо интересовался, не убивал ли он Шеремета. Пришлось его разочаровать, хотя он не разочаровался. Этот случай со взглядами автора никак связан не был — обход был сплошной.

Следует также отметить, что следствие владело всем объёмом информации об исполнителях преступления уже довольно давно (уверенно можно говорить, что на них всех вышли в течение года после преступления), однако политической воли для преследования «патриотов» не было.

Очевидно, этот показательный акт связан со всем комплексом событий последнего времени: развод войск, парижский саммит, уступки Зеленского правой оппозиции. Очевидно, власть наконец начала зачистку политического пространства от организованных и вооружённых радикалов.

Если говорить о самой себе «десакрализации» «патриотов», то она предпринимается уже не первый раз. До этого была, например, кампания в СМИ весной 2015 года, направленная против героических комбатов и волонтёров, избранных депутатами Верховной Рады. Порошенко тогда только подписал Минские соглашения и готовился их реализовать, а радикалы в Раде ему мешали. Однако особого эффекта кампания не имела. Даже Семенченко/Гришин продолжал играть определённую роль в украинской политике. Ветераны и волонтёры остаются наиболее авторитетными членами украинского общества.

Читайте также:  Кадровые переговоры в Киеве: взгляд анонимусов

В общем, Зеленскому предстоит нелёгкая схватка, тем более что он не контролирует СМИ.

Языковой вопрос

На прошедшей неделе произошло несколько событий, связанных с языковым вопросом.

Во-первых, Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская) официально предложила Украине пересмотреть ряд норм языкового закона, который она сочла дискриминирующими национальные меньшинства. В частности, отказаться от разделения меньшинств на европейские и неевропейские (это специальная идея для того, чтобы создать для русского языка другие условия, чем для, например, венгерского) и предоставления особых прав коренным народам.

Надо, впрочем, отметить, что ВК в целом согласилась с необходимостью украинизации и дерусификации. Так что Украина будет иметь возможность рекомендации не выполнять, как она не выполняет рекомендации к закону об образовании.Во-вторых, в Париже Зеленский и Путин обменялись мнениями относительно ситуации с защищённостью прав русскоязычного населения. Положение Зеленского было не лучшим, хотя формально он прав — пользоваться русским языком на Украине пока не запрещено.

В-третьих, дала первую пресс-конференцию уполномоченная по защите государственного языка («шпрехенфюрер») Татьяна Монахова. Она пообещала штрафовать сопротивляющихся добровольной украинизации (кстати, ВК рекомендует от применения таких мер воздержаться). Впрочем, она также утверждает, что «нужно людей не только штрафовать, а еще и мотивировать переходить на украинский язык».

В-четвёртых, депутат от «Слуги народа» Максим Бужанский подал проект об отмене языкового закона.

В целом ситуация пока неопределённая. На фоне репрессий против «патриотов» языковое законодательство может быть сохранено для «балансировки». С другой стороны, оно же (в сочетании с фактором не к месту старательной Монаховой) создаёт угрозу ещё большего снижения рейтинга Зеленского.

Leave a Reply