Волынская трагедия: сколько продлится разделение Украины и Польши

В Польше 11 июля отметили день памяти, который учредили в 2017 году. Это годовщина начала волынской резни, в ходе которой поляки погибли от рук бойцов украинской повстанческой армии (УПА). Массовые убийства произошли на территориях, которые в 1921 году по Версальскому договору отошли от России Польше. Польская перепись населения 1931 года засвидетельствовала, что 68% жителей Волынской губернии говорили на украинском языке и исповедовали православие, и всего 17% говорили по-польски и были католиками.

Волынская трагедия: 75 лет спустя

В этом году исполнилось 75 лет со дня начала убийств. Это стало поводом для того, президент Польши Анджей Дуда на церемонии в Варшаве заявил следующее: «В этот ужасный день на поляков из почти 100 населённых пунктов было совершено нападение, и они были жестоко убиты. За 1 день погибли 8 тыс. поляков. Почти 100 тыс. наших сограждан были убиты во время всей волынской резни: это были мужчины, дети и пожилые люди. Это одна из самых трагических и горьких страниц польской истории во время Второй мировой войны».

Дуда назвал этнической чисткой события волынской трагедии. «Это не была война – это была этническая чистка, чтобы убрать поляков с территорий, на которых они жили. 100 тыс. здесь замучены», – прокомментировал слова Владимира Вятровича, назвавшего события 1943-1947 гг. на территории Западной Украины и Восточной Польши «польско-украинской войной» польский президент.

Практически в то же время президент Украины Пётр Порошенко посетил деревню Сагрынь по приглашению украинской общины Польши. 10 марта 1944 года здесь, по мнению украинской стороны, националистической Армией Крайовой были убиты до 1300 украинцев. В Варшаве настаивают на числе 200 человек, при этом отмечая, что Сагрынь была местом дислокации отрядов ОУН-УПА, украинских полицаев и отделения дивизии СС «Галичина». В Польше Порошенко заявил, что чтит память украинцев, ставших «жертвами украино-польского конфликта мая 1944 года и память поляков, которые стали жертвами трагических событий в Украине». «Призываю украинцев и поляков к взаимному прощению», – написал Порошенко в Twitter.

Волынская трагедия: количество жертв

В 2008 году польский институт национальной памяти назвал то, что произошло с поляками на Волыни, сопоставимым с геноцидом. Когда осенью 2015 года в Польше к власти вернулась партия «Право и справедливость», произошедшее на Волыни в 1943 года снова стало объектом исторического изучения. 2 года назад партия «ПиС» снова оказалась у власти, и польский Сейм принял закон, по которому убийства 1943 года считаются геноцидом.

Читайте также:  Что происходит с валютными резервами Украины

Никто точно не знает, сколько людей погибло в результате массовых убийств, организованных националистами в Волынской губернии. Польские журналисты Владислав и Ева Семашко, исследовав территорию, утверждают, что было убито 37 тыс. поляков, а американский историк Тимоти Снайдер говорит о 50 тыс. убитых, польский историк Гжегож Мотыка оценивает число жертв в 60 тыс. человек. Следует уточнить, что не все жертвы УПА были поляками: среди убитых были армяне, российские евреи, представители разных этнических меньшинств и даже противостоявшие националистам украинцы.

То, о чём президент Дуда не вспоминал на памятных акциях 11 июля, так это продолжение тех трагических событий. «2 года спустя после убийств, совершённых националистами из УПА, партизаны из польской Армии Крайовой начали карательные действия против украинцев, назвав их превентивно-ответными операциями. Количество украинских жертв на Волыни тоже недостоверно. Британский историк Мирослав Шкандрия и американец Пол Роберт Магоши говорят примерно о 20 тыс. Российско-американский историк Сергей Плохий полагает, что партизаны АК убили до 30 тыс. человек в 1945 году, в то время как по подсчётам украинского исследователя Ивана Патриляка на Волыни было 20 тыс. жертв среди украинского населения и 40 тыс. – среди поляков. Соотношение один к двум отвергают польские историки, не выходящие за рамки 10 тыс. украинских жертв: так, Гжегож Мотыка сокращает это количество до не более 2000 жертв, то есть в 30 раз меньше, чем было убито польского мирного населения», – констатирует итальянский аналитик Лоренцо Берарди.

Волынская трагедия: мнение экспертов

Политтехнолог Василий Стоякин считает, что вопросы относительно Волынской трагедии были вполне успешно разрешены ещё в 2013 году. «При националистической власти компромисс невозможен. США делали ставку на то, что украинских и польских националистов объединит общая антироссийская повестка, но они, ничуть не теряя антироссийскости, продолжают увлечённо грызться между собой. Другое дело, что накал постепенно сойдёт, поскольку эти конфликты, в основном, функция внутренней политики», – говорит Стоякин.

Читайте также:  Переговоры Волкера и Суркова: обе стороны пошли на уступки

Экс-нардеп Александр Голуб говорит, что никакие компромиссы между нынешней Украиной и нынешней Польшей по теме бандеровщины быть не может. «Ни одна из сторон не сможет пойти на соглашение без очевидных внутренних электоральных потерь. Максимум, что возможно – это замалчивание противоречий в том случае, когда это требуется для согласованной  русофобской внешней политики», – предполагает политик.

«Что касается Бандеры и прочих исторических камней преткновения в межгосударственных взаимоотношениях. Мне тут видится заинтересованность двух сторон, как польской, так и украинской, – говорит политолог Александр Лазарев. – В том, что бандеризация Украины позволяла европейским «странам-адвокатам» аргументировать подобными выходками оттягивание уже и так нереального вхождения Украины в ЕС. Для украинской власти также подобные споры были на руку – ведь всегда можно отмахнуться на вопрос о затягивании интеграции, непринятием европейского общества нашей самобытности, да и укрепить позиции в праворадикальном электорате».

Лидер «Союза левых сил» Василий Волга заявляет, что Польша – Украина – Бандера – это треугольник, который не имеет решения, компромиссов по этому поводу быть не может и не будет. «Учитывая позицию Польши и её вес в Европе, следует ожидать польской инициативы по признанию Бандеры и его «коллег» нацистскими преступниками. В это же время Венгрия ведёт целенаправленную работу на отрыв Закарпатья. И чем более жёсткой будет позиция Украины в языковом вопросе, тем с большей вероятностью сепаратистские настроения в Ужгороде и Мукачево могут перерасти в сепаратистские действия. По всему этому видно, что опыт «ухода» Крыма ничему киевскую власть так и не научил», – говорит Волга.

Политолог Руслан Бортник в свою очередь считает, что украинско-польский конфликт без уступок с украинской стороны прекратить невозможно. «Сегодня Польша  откровенно обвиняет Украину в том, что мы пытаемся спрятать факты геноцида. Есть факты, когда украинцы спасали поляков, этих праведников мира людей мы должны героизировать. Опираясь на их деяния, мы можем выйти из конфликтной ситуации. Поляки также спасали украинцев. Если говорить об украинско-польских праведниках мира, то в рамках этой темы можно преодолеть массу проблем. Тема того, что случилось на Волыни в 1943 году, должна быть отобрана у политиков, ею должны заниматься историки. Вполне вероятно, что в следующем политическом цикле, когда уйдут люди, которые умышленно разжигали этот украинско-польский  конфликт, мы будем наблюдать возрождение польско-украинских отношений. Эти спекуляции сегодня не выгодны ни одной из сторон», – подытожил политолог.

Читайте также:  Тенденции недели: прогнозы политологов (пресс-конференция)

Аналитик Денис Пилаш считает, что в ходе траурных мероприятий по поводу 75-й годовщины волынской трагедии было стремление более деликатно, примирительно, излагать те события и со стороны Украины, и со стороны Польши. Неформальный лидер поляков Ярослав Качинський делал акцент на украинцев, которые спасали поляков от убийств. «На самом деле мы копируем худшее. Украинский институт нацпамяти моделировался по примеру польского и является антикоммунистической организацией, продвигающей весьма этно-националистическую версию истории правого толка. И в Польше, и в Украине был приняли декоммунизационный пакет и принято замалчивать политику коллаборационизма. Это такое видение истории, где для «наших» всегда отводится роль либо жертв, либо героев, а все преступления совершаются «чужими». Необходимо прекратить героизацию сомнительных ультраправых в Украине и в Польше и акцентирование на том, что «наши» могут быть или победителями, или жертвами», – говорит аналитик.

Глава фонда «Украинская политика» Константин Бондаренко считает, что до тех пор, пока Польша и Украина составляли общее транзитное поле между Европой и Евразией, об исторических противоречиях почти не вспоминали. «Зато, как только транзит пошёл по северным путям, через Беларусь, на первый план вылезли исторические моменты. Плюс в Варшаве и в Киеве при власти находятся правые популисты, которые обычно спекулируют на исторической тематике и гуманитарных вопросах. Как только Украина переболеет майданом, а Польша – Качиньским и ПиСом, можно будет нормально говорить об экономике и стратегии развития отношений – без призраков Бандеры или Пилсудского за спиной», – заявил Бондаренко.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *