Вокруг послания Путина. Обзор политических событий на Украине с 16 по 22 апреля

Ключевое событие украинской политики состоялось не на Украине, а в Москве – все ждали выступления российского президента с посланием к Федеральному собранию. Были значительные опасения, что он сделает какие-то значимые заявления по Украине. Украина же внезапно оказалась один на один с «агрессором»
Самое интересное, что продуктивный результат переговоров в Минской ТКГ и советников «нормандского формата» мог оказать определённое влияние на позицию Путина в сторону её смягчения. Но украинское руководство мира боится больше, чем войны. Потому переговоры фактически оказались сорваны.

Эпидемия, вакцинация и карантин

На утро 23 апреля с начала эпидемии в стране заразились коронавирусом 2 004 630 человек (по официальным данным — 4,8%, на самом же деле намного хуже, потому что численность населения завышена, а число заболевших — занижено). Недельный прирост составил 83 386 человек. На предыдущих неделях — 97,6 и 112 тыс.

Умерли 41 700 человек. Недельный прирост составил 2604 человека. На предыдущих неделях умерли по 2,7 тыс. человек.

Вылечилось 1 552 267 человек. Недельный прирост составил 86 447 человек, в то время как на прошлой неделе — 92 тыс., на позапрошлой — 40,5 тыс. Главное, впрочем, то, что число выздоровевших превысило число заболевших.

Единовременно болеет 410,7 тыс. человек, в то время как неделей ранее болеющих было 416,3 тыс.

По состоянию на 22 апреля с начала официальной вакцинации первую инъекцию сделали 491 877 человек, всего за неделю — 72,6 тыс., в то время как прошлых неделях — 66,1 и 104,4 тыс. Обе дозы вакцины получили пять человек (эта цифра не меняется с начала месяца). На Украине обсуждается возможность производства иностранных вакцин на украинских предприятиях.

Министр здравоохранения Максим Степанов заявил, что третья волна заболеваемости пошла на спад (что соответствует статистическим данным). Тем не менее, карантин на Украине продлён до 30 июня.

Послание Путина

Послание В.В. Путина Федеральному собранию 21 апреля было главной темой недели. Ожидания были самые разнообразные, чаще всего упоминались: начало войны с Украиной (украинская разведка сообщала, что сосредоточение российских войск в приграничных областях закончится к 20 апреля), признание независимости ДНР и ЛНР, объявление о присоединении Белоруссии.

Читайте также:  Неудобные заробитчане. Зеленский, Украина и пять миллионов рабочих мест

Между тем, несмотря на все надежды, было очевидно, что Россия сейчас не пойдёт ни на какие решительные шаги, чтобы не портить ещё больше и так испорченные отношения с ЕС и США.

Военный конфликт с Украиной возможен только в качестве ответных мер, причём на действия, которые угрожают территории России и существованию республик Донбасса. Россия первой нападать не собирается ни при каких условиях.

Признание ДНР и ЛНР смысла сейчас не имеет. Интеграция их в Россию постепенно продолжается и уже зашла достаточно далеко (на неделе было заявлено о том, что решения о получении российского гражданства приняты в отношении полумиллиона жителей республик). Даже притом что изначальные планы влиять при помощи Донбасса на Украину давно уже утратили смысл (влияние это сугубо негативное, если, конечно, целью влияния не является ухудшение отношений между странами).

Что касается Белоруссии, то переговоры с Лукашенко состоялись только 22 апреля. Учитывая то, как осторожно Россия относится к суверенитету соседних государств, тут никаких предварительных заявлений быть и не могло.

Соответственно, Путин об Украине упомянул вскользь и только в контексте раскрытого покушения на Лукашенко (приведя в пример судьбу Януковича). Обещания жесткого ответа на попытки нападения на Россию относились не непосредственно к Украине, а вообще ко всем соседним странам.

Реакция на Украине была несколько невнятной, но скорее успокоительной — судя по высказываниям Путина, он немедленно не нападёт, но «красные линии» будет определять сам, а это, разумеется, элемент риска (хотя в принципе-то в Киеве понимают, о чём идёт речь).

Обращение Зеленского

Вечером 20 апреля Владимир Зеленский выступил с обращением к Владимиру Путину, в котором заявил, что:

— он против войны;

— если Россия нападёт, то Украина будет защищаться;

— он предлагает Путину встретиться в одном из городов «украинского Донбасса».

Некоторые моменты выглядели странно. Например, в соседних абзацах использовались фразы «надо немедленно начать войну» и «на восьмом году войны».

Никакой шизофрении тут нет. В первой части — критика депутатов от СН (ЯрёменкоЯсько и др.), предлагавших разорвать дипломатические отношения с Россией, во второй — собственные слова президента. Т.е. он всё же считает, что идёт война, но говорить об этом имеет право только он сам. «Победу» же в войне он намерен одержать политико-дипломатическими методами.

Читайте также:  Пересмотреть и не увидеть: что хотят сделать с Минскими соглашениями в Киеве

Судя по всему, в Офисе президента действительно боялись, что Путин сделает какие-то решительные шаги в отношении Украины вообще и Донбасса в частности, и решили сыграть на опережение. Задач тут было несколько.

Во-первых, показать Путину и Западу, что Украина будет защищаться, но что проблему можно всё же решить мирным путём.

Во-вторых, показать радикальным избирателям, что он стоит на патриотических позициях и не боится войны с Россией. Понятно, что это несколько противоречит его предвыборной риторике, но кто старое помянет…

1 апреля 2019 года Зеленский обещал начать свою первую беседу с Путиным так: «Ну, наконец-то вы вернули наши территории. Сколько еще готовы компенсировать денег за то, что отобрали наши территории и помогали людям, которые участвовали в эскалации Крыма и Донбасса, на всём их страшном, отвратительном пути?» Судя по всему, этот свой риторический приём он не забыл.

Ответ Путина

22 апреля во время переговоров с Александром Лукашенко Владимир Путин ответил на обращение Зеленского так:

«Если президент Зеленский хочет начать восстановление этих отношений, мы только можем это приветствовать. Возникает вопрос, мы что хотим обсуждать на этой встрече? Если речь идёт об обсуждении проблем Донбасса, то в первую очередь руководство Украины должно встречаться с руководителями ДНР и ЛНР, а потом обсуждать эти проблемы с представителями третьих стран. Если речь идет о развитии двусторонних отношений, то пожалуйста, мы примем президента Украины в Москве в любое удобное для него время».

Разумеется, из Киева тут же последовал ответ: Алексей Арестович заявил, что «переговоров с так называемыми "ЛНР", "ДНР" не будет и не может быть вообще даже в воображаемом пространстве». Вообще же в Киеве отреагировали на завершение масштабных учений российской армии и на заявление Путина как на свою «победу» — дескать, убоялся «агрессор» решимости Зеленского воевать до последнего украинца.

Заявление же Путина, насколько можно понять, вообще не было адресовано Зеленскому, но только лишь международному сообществу (или персонально Байдену) — Россия воевать с Украиной не собирается, а предлагает улаживать отношения на базе Минских соглашений. Ответ Киева прежний — ни о каком выполнении Минских соглашений не может идти и речи (в «воображаемом пространстве» Киева происходит «российская агрессия»). Правда, ответ этот дало лицо полуофициальное.

Читайте также:  И вновь продолжается бой. Президент Зеленский против местных элит Украины

Война и мир в зеркале социологии

21 апреля были опубликованы результаты исследования, проведённого Украинским институтом будущего при содействии «Нью Имидж маркетинг групп». Представляли их доктор социологических наук Александр Шульга и исполнительный директор УИБ Вадим Денисенко.

Три ключевых вопроса исследования выглядят так:

Во-первых, что происходит на Востоке Украины?

— 64% считают, что речь идёт о российской-украинской войне;

— 17% считают, что это конфликт с ДНР и ЛНР, поддержанными Россией;

— 6% верят в козни Госдепа.

При этом 70% полагают, что конфликт не удаётся прекратить из-за нежелания России.

Во-вторых, если Россия нападёт…

— 31% полагает, что будет длительный конфликт и поражение России (!);

— 28% — длительный конфликт и поражение Украины;

— 11% — молниеносный конфликт и поражение Украины;

— 10% — молниеносный конфликт и поражение России (!).

В-третьих, на каких условиях возвращать Донбасс?

— 53% считают, что возвращать надо на общих условиях, без какого-либо особого статуса;

— 21% — конфликт надо заморозить;

— 7% — конфликт надо прекращать на условиях Минских соглашений.

Участники презентации обратили внимание, что дипломатическому пути в принципе привержены 20-25% опрошенных.

Учитывая, что Институт будущего представляет собой организацию, изначально и целенаправленно занимавшуюся пропагандой войны, то верить этим данным необязательно, однако общая тенденция, скорее всего, соответствует реальности.

Люди находятся под влиянием военной пропаганды, а в периоды обострений ситуация, естественно, ухудшается. Кроме того, из данных исследований прошлых лет следует, что большинство украинцев в принципе не намерены выполнять Минские соглашения.

Воинственные заявления Зеленского, очевидно, соответствуют воинственному настрою общественности. В таких условиях выполнение Украиной Минских соглашений и даже просто прекращение военных действий выглядят нереальными.

При этом, разумеется, надо иметь в виду, что воинственность эта — на словах. В случае реального конфликта подавляющее большинство воинственных украинцев добровольцами на фронт не пойдут. После первых же «котлов» настроения резко изменятся в сторону договариваться о прекращении огня любой ценой.

Leave a Reply