«Вокруг Булгакова»: в роли Жюля Верна

Многие знают и любят фильм «Иван Васильевич меняет профессию». Но не все знают, что пьеса и киношедевр Леонида Гайдая оказались своеобразным «отходом драматургического производства». Сначала Булгаков написал пьесу «Блаженство (сон инженера Рейна)», в которой Иван Грозный был проходным персонажем. Основой же сюжета было путешествие в будущее
Понятно, что Булгаков вовсе не Жюль Верн. Он ближе по духу к Герберту Уэллсу, который описывал поведение обычного человека в фантастических условиях. Ожидать от Булгакова повторения подвигов французского классика на ниве предсказаний не стоило. Но как он видит будущее — интересно. Будущее, кстати, довольно отдалённое — 2222 год.

 

Техника

С техникой в булгаковском «Блаженстве» как-то не задалось.

Автор упоминает «сложную, но малозаметную и незнакомую нашему времени аппаратуру», но никаких признаков её работы не заметно.

Жители Блаженства пользуются карманными часами — такими же, как в булгаковское время, а сигареты берут из карманных же портсигаров (автор статьи ни разу не видел человека, который бы пользовался портсигаром, но видел очередь за золотыми портсигарами году в 1990-м). Есть, правда, основание полагать, что эти предметы были введены исключительно для того, чтобы Жоржу Милославскому было что воровать.

Люди будущего летают на небольших индивидуальных летательных аппаратах — что-то вроде складного дельтаплана. Такой аппарат крадёт в будущем Милославский и с его помощью скрывается от милиции, вернувшись в современную Москву. Но тут ничего особенного нет — подобные аппараты активно разрабатывались в начале XX века.

Новости передаются телеграммами. Автор статьи телеграфом по назначению пользовался последний раз в 1994 году. Сейчас, кажется, уже и технической возможности для этого нет…

При этом существуют телефоны со световой индикацией. Такой аппарат стоит на столе у главного персонажа «Блаженства» — наркома изобретений (в первоначальной версии — председателя Совнаркома) Радаманова.

Читайте также:  «Вокруг Булгакова»: рыцарь Серафимы

Ценные вещи хранятся в сейфе с механическим замком, который Милославский с лёгкостью вскрывает перочинным ножом или булавкой (там находится аппарат инженера Рейна — предшественника изобретателя Тимофеева).

Некоторые технические аспекты вызывают недоумение. Например, в квартирах людей будущего есть краны, из которых течёт… спирт. При этом они его не пьют (пьют шампанское). Кажется, Булгаков включил эту пикантную деталь просто потому, что такие краны — мечта его соседей по «нехорошей квартире». Возможно, даже высказанная ими вслух как образ прекрасного будущего. А вы чего ожидали от персонажей «Самогонного озера»?

В общем, за триста лет особого технического прогресса не заметно.

Правда, в первоначальной версии технического прогресса было побольше — Аврора Радаманова прилетает с Луны (туристическая поездка), на столе у её отца — видеотелефон, причём по нему можно передавать выступление в эфир (что-то вроде Clubhouse). В окончательном варианте эти детали исчезли.

 

Общественное устройство

Блаженство — это «часть Москвы Великой». Ей противостоит Голубая Вертикаль. Очевидно, речь идёт о районах Москвы, которые входят в одно государство. Но Блаженство — район выделенный и собственно столичный: именно тут работает правительство, живут его члены. Больше всего это напоминает «Москореп» из «Москвы 2042» Владимира Войновича.

Само Блаженство описано так: «На чудовищной высоте над землёй громадная терраса с колоннадой» из мрамора. При этом инженер Рейн сразу узнаёт Москву, бросив взгляд за парапет. Очевидно, центральная часть города с узнаваемыми сооружениями превращена в музей-заповедник.

Тут царит социализм, на что прямо указывает управдом Бунша, а в ранней версии и Рейн восхищается возможностями, которые даёт бесклассовое общество. Присутствуют и некоторые характерные черты: правительство, как и в СССР, называется Совет народных комиссаров, празднуется 1 Мая.

Преступность тут полностью преодолена: «Единственный милиционер, которого вы можете увидеть у нас, стоит под стеклом в музее Голубой Вертикали, и стоит уже с лишком сто лет» (его не живым туда поместили — в ранней версии это специально отмечалось, но потом Булгаков счёл пояснение излишним). Но есть нюансы.

Читайте также:  «Вокруг Булгакова»: он не убил

Во-первых, напоминаем, в кабинете Радаманова стоит сейф. С замком. Зачем-то он нужен?

Во-вторых, в сейфе Радаманова хранится пистолет, из которого стреляет Рейн во время бегства из будущего. Эта ситуация характерна для СССР 1930-1950 годов, когда у каждого сколько-нибудь значимого партийного или государственного функционера было оружие.

В-третьих, во время упомянутого бегства между Радамановым и директором Института гармонии (в ранней версии — Института евгеники) Саввичем происходит занятный диалог. Последний пытается задержать Рейна и его людей, но «я не могу задержать его, он вооружён!», на что нарком отвечает: «Стало быть, и не нужно его задерживать».

Когда они исчезают:

«— Радаманов! Что мне делать? Они улетели!

— Это ваша вина! И вы ответите за это, Саввич!»

Хорошенький серпентарий, не находите? В ранней версии даже готовится своеобразный переворот: Радаманов заявляет Саввичу, что ему надоел его институт. Очень характерно для Украины, когда удар наносится не по политику, а по органу власти, который он возглавляет.

Институт гармонии действительно орган власти — Саввич, судя по контексту, человек, на которого возложен надзор за сохранением гармонии в обществе Блаженства. А сам Институт гармонии — аналог оруэлловского Министерства любви…

Аналогия ещё более глубокая, если учесть, что институт занимается вопросами… брака. То есть граждане сами ищут себе пару, а эксперты Института дают или не дают (!) согласие на брак, исходя из соображений гармоничности пары. В ранней версии пьесы ещё более интересно: там проводятся всесторонние анализы (на чистоту крови?), чтобы определить «полноценную» пару.

В общем, преступности нет, но есть преступники, которые допускают мыслепреступления. Правда, конкретно с Рейном власть намерена сотрудничать, хотя происходит недопонимание на той почве, что Рейн считает изобретённый им аппарат своей собственностью. Его же попутчики скорее идут по медицинской части — у Милославского обнаружена клептомания, а у Бунши — деменция. И то и другое — правда, но возникают нехорошие ассоциации с карательной психиатрией. Применима она и к жителям Блаженства — у Авроры Саввич обнаруживает загадочный «атавизм» («неприличными словами не выражаться!»).

Читайте также:  «Вокруг Булгакова»: на крыше «тучереза»

Остаётся непонятным, что собирались делать с Милославским и Буншей, когда они отказались лечиться, но Саввич явно имеет какой-то план действий и намекает, что отказом они «сами ухудшили свое положение». Неужто вышлют за пределы Блаженства, как это практиковалось у Войновича? Бинго! В ранней редакции так и пишется: «Поселить в другом районе земли и перевоспитывать». Интересно, где у них в Блаженстве Колыма?

Leave a Reply