Воевать никто не хочет, уступать тоже. Украина перед выборами

Скандальное заявление министра Омеляна о том, что в Москву будут ездить только медведи, вызвало шквал критики. Важно, однако, то, что Омелян позволяет себе принимать решения, направленные против интересов той части западных украинцев, которые, голосуя за националистические партии, подрабатывают в России. Получается, что Омелян не боится недовольства этих людей. Он уверен, что в эпической битве холодильника и телевизора всегда побеждает последний. И, в общем, у него есть основания так полагать.

Общественное мнение

В последнее время мне удалось познакомиться с результатами нескольких фокус-групп в разных регионах Украины. В фокусе этих исследований были вовсе не вопросы войны и мира, но кое-какая информация была получена.

Для меня ничего особенно нового и интересного в этих данных не было, но некоторые тенденции проявились более явно с того момента, когда подобные исследования проводил я сам.

Итак.

  • Граждане считают проблемой номер один войну на Востоке, уверены, что ее нужно решать мирным, политико-дипломатическим, путем, возможно – идя на уступки Москве в вопросе статуса ЛДНР.
  • Граждане считают, что события на Донбассе – не гражданская война, а иностранная интервенция (и я, и специалисты, проводившие фокус-группы, придерживаемся мнения, что тут речь идет об общественно одобряемом ответе – в детали никто не углублялся).
  • Граждане не доверяют России как стороне переговоров и уверены, что говорить с ней можно только с позиции силы и усиления санкций. Вопрос о диалоге с самим Донбассом вообще не подымался, хотя были оговорки, что людям надо предоставить возможность жить, как они хотят.
  • Граждане уверены, что в 2014 году Украина воевала с регулярной российской армией, которая использовала в этой войне все свои возможности (кроме ядерного оружия и авиации, которую боялась потерять из-за сопротивления украинской ПВО), но не смогла достичь своих целей. Важный момент – одна из фокус-групп проводилась с участниками боевых действий.
  • Граждане уверены, что Минские соглашения были инициативой Порошенко, цель которой была чисто гуманитарная – «чтобы наших мальчиков не убивали». Причем если в 2015 году воспоминания о похоронках были свежими, то сейчас они в значительной мере стерлись.

Резюме (близко к тексту): «один раз начистили нюх кацапскому зверю, можем повторить» (но могут, разумеется, не значит, что хотят).

Читайте также:  Волкеризация Донбасса

Кстати, по данным июльского исследования социологической группы «Рейтинг», «только 14% считают, что Украина должна полностью выполнить все поставленные условия в Минских соглашениях. В свою очередь, 17% считают, что нужно выйти из переговорного процесса и принимать решения без участия международных посредников. В то же время, относительное большинство (32%) утверждают, что нужно пересмотреть эти договоренности и подписать новые соглашения. Треть ничего не смогли ответить на этот вопрос. В течение последнего года несколько возросло количество опрошенных, которые поддерживают пересмотр Минских договоренностей и подписания новых».

А вот по исследованию этой же организации, проведенному в ноябре прошлого года, 38% опрошенных готовы сохранить за неподконтрольной частью Донбасса определенную самостоятельность (17% выступают за замораживание конфликта, 13% - за предоставление этим территориям автономного статуса в составе Украины, 8% - за их отделение).

Позиция политиков

Естественно, потенциальные кандидаты на пост президента учитывают столь важный вопрос в своих программах, но для большинства из них он не является самым важным. Порошенко, например, озабочен томосом и украинизацией, Тимошенко и Ляшко – социальными проблемами и т.п.

Позиция Петра Порошенко по вопросам войны и мира наименее внятная, что и не удивительно, если учесть его обещание 2014 года закончить АТО буквально сразу.

С одной стороны, он видит прекращение войны и деоккупацию Донбасса мирным, политико-дипломатическим путем, посредством ввода на территорию региона миротворцев ООН. Ключевая задача – путем санкций заставить Россию выполнять Минские соглашения.

Между тем, руководитель ООС Наев отчитывается о том, как он постепенно, шаг за шагом освобождает Донбасс (что, разумеется, противоречит мирному пути), а Рада принимает закон, прямо запрещающий выполнение Минских соглашений (разумеется, президентский проект был изменен в сторону ужесточения, но идеологически от не поменялся).

В общем, суть его политики – ни мира, ни войны и армию не распускать. На этом можно хорошо заработать.

Юлия Тимошенко предлагает укреплять армию, не признавать новый статус Крым и Донбасса, вести переговоры в Будапештском формате.

Последнее предложение выглядит разумным в том смысле, что опыт показал неспособность стран ЕС эффективно разрешить проблему украинского кризиса. В остальном же это предложение ничего не дает. Украине нечего предложить (ядерного оружия уже нет), а просто так ни США, ни ЕС ничего делать не будут, если только позиция Украины не поменяется таким образом, чтобы дать им возможность эффективно выступить миротворцами.

Читайте также:  Донбасс: законодательная многоходовочка себе во вред

Анатолий Гриценко видит выход только в выводе российских войск («моторолл и ихтамнетов») либо самостоятельно, либо с заменой их на международный миротворческий контингент. Так же как и Порошенко он видит в этом контингенте фактически оккупационные войска («миротворческой миссии, в которой будет военный, полицейский, юридический компоненты»). Впрочем, он полагает, что Россия все равно вернет Украине территорию ЛДНР без всяких условий – за ненадобностью.

В общем, никто не собирается воевать, но никто не собирается и выполнять Минские соглашения. Украинские политики рассчитывают, что оно как-то само рассосется

Только Юрий Бойко систематически заявляет о необходимости вести переговоры с властями ЛДНР, что предполагается Минскими соглашениями. Впрочем, сама по себе готовность к переговорам вовсе не означает выполнения Минска. В нынешней правовой ситуации (пока действует закон о деоккупации) сам факт переговоров может иметь следствием только привлечение к ответственности его инициаторов.

Пожалуй, последовательно стоит на платформе выполнения минских соглашений только Виктор Медведчук. Однако, его положение в украинском политикуме неопределенно. Медведчук сейчас возвращается в публичную политику, но будет ли он выдвигаться на президентских выборах? В любом случае, проводить политику выполнения Минских соглашений без поддержки общества и политического класса нереально.

Почему буксует мирный процесс?

Итак, никто не хочет воевать, но никто не хочет и уступать. Причина такого положения – несколько неадекватная оценка ситуации 2014 года. В Украине полагают, что Россия проиграла военную кампанию. Ведь тут полагают, что целями Кремля были свержение майданной власти, федерализация страны, согласие Украины с российским статусом Крыма и, разумеется, отсутствие санкций Запада (примерно так, как было по итогам войны 888). Возможно даже включение Украины в состав РФ (но в это вряд ли кто-то всерьез верит). Раз всего этого не было – значит Россия проиграла. Ну а раз Россия проиграла, раз ситуация ухудшается под грузом санкций, значит можно ожидать от нее других уступок. Вопрос о необходимости гражданского примирения внутри страны, о диалоге с Донбассом, чаще всего даже не ставится (хотя, повторюсь, 13% готовы предоставить Донбассу автономию, а 20-25%, безотносительно к проблеме Донбасса, выступают за федерализацию Украины).

Политический и медийный классы не столько отражают взгляды общества, сколько навязывают их. Правда, законченной и непротиворечивой картины пока не наблюдается. Россия напала на Украину еще в 2014 году и вы воюем с ней на Донбассе, а в Крыму мы с ней не воюем, потому что в этом случае… Россия нападет. Самое интересное, что эта схема продолжает эксплуатироваться практически без изменений, не смотря на явные проблемы с формальной логикой.

Читайте также:  Ситуация на Донбассе: до выборов на востоке Украины сохранится статус-кво

В общем, чтобы изменить общественное мнение, нужно изменение направлений работы пропагандисткой машины. А ее никто менять не будет, тем более, что украинские медиа лишь в некоторой степени зависимы от политического класса.

Тема мира в предвыборной кампании

Большинство реальных кандидатов на пост президента намереваются бороться за голоса радикальных избирателей (те, о которых шла речь в начале этой статьи, скорее умеренные). Т.е., они просто вынуждены будут в ходе кампании обещать не просто прекращение войны, а прекращение войны на украинских условиях.

Естественно, что на этом фоне кандидаты будут обещать усилить давление на Россию, а власть – реально усиливать это давление. До применения силы, может, дело и не дойдет (хотя реально создать впечатление обострения ситуации), но следует ожидать новых ограничений по сотрудничеству с Россией и репрессий внутри страны. Особенно, в контексте ожидаемого вмешательства России в избирательную кампанию…

Справедливости ради отмечу, что при этом власть не может не пилить сук, на котором сама сидит. Ограничение сотрудничества означает, например, отказ от получения российских нефтепродуктов (вспомним захваченный СБУ российский танкер, привезший туркменское дизтопливо), на которых ездят украинские танки.

В общем, по мере приближения выборов антироссийская истерия будет только нарастать, а после выборов мы столкнемся с огромной инерцией, которая заставит уже новую власть принимать резкие меры.

В этих условиях именно Петр Порошенко в глазах украинского электората может неожиданно оказаться наиболее вменяемым политиком, чья платформа в основном совпадает с позицией умеренных. А вот Юлия Тимошенко, которую подозревают в излишне теплых отношениях с Путиным, неминуемо попадет в «ловушку Трампа» и старая оговорка о расстреле Донбасса из ядерного оружия может получить новую жизнь…

В общем, предстоящий год будет очень сложным для украино-российских отношений и для тех людей в Украине, которые считают, что эти отношения надо улучшать.

Антифашист

Leave a Reply