Венедиктова на тропе войны. Новый генпрокурор Украины и старые дела

Верховная Рада, так и не распущенная на карантин, 17 марта всё же назначила генерального прокурора. Им стала 41-летняя харьковчанка Ирина Венедиктова. Она – доктор юридических наук, профессор. С декабря прошлого года – и.о. директора Государственного бюро расследований. Венедиктова – первая женщина во главе ГПУ
Следует отметить три момента.

Во-первых, назначение Венедиктовой стало возможным благодаря тому же закону, по которому возглавил прокуратуру Юрий Луценко, — она, хотя и юрист (правда, вовсе не в тех областях права, которые актуальны для работы ГПУ), опыта работы в прокуратуре не имеет. В дальнейшем это может негативно отразиться на её деятельности. В конце концов, её предшественник в ранге «и.о.» Виктор Чумак генерал юридической службы, что не помешало ему продемонстрировать вопиющую некомпетентность в деле Елены Лукаш.

Во-вторых, Венедиктову удалось избрать голосами монобольшинства «впритирку» — 226 голосов получилось только за счёт голосов формально нефракционных Разумкова и Стефанчука. Из 248 депутатов от СН 22 отсутствовали и ещё 2 не голосовали. Гарантированный результат удалось получить за счёт групп «За будущее» и «Доверие». В общем, состояние большинства не лучшее.

В-третьих, против отдано 38 голосов — «Европейской солидарности» (Джемилев перепутал кнопки и воздержался) и «Голоса». «Соросята» (в лице, например, Центра противодействия коррупции) и националисты (в лице, например, Вятровича) тут же начали кампанию против нового генпрокурора. Прогнозируем, что доверие к ней в силу этой кампании заметно возрастёт.

Теперь же собственно о тропе, на которую вышла Венедиктова.

Предварительно её программа состоит из трёх пунктов:

— привести на допрос Порошенко;

— отменить закон об амнистии участникам Майдана;

— привлечь к ответственности одесского националиста Стерненко, обвиняемого в убийстве.

Насколько реально всё это?

 

Дело Порошенко

Вообще против Петра Порошенко сейчас имеется 16 уголовных дел, охватывающих весь спектр уголовного права, начиная от мелкого финансового жульничества до измены родине. Кажется, столь впечатляющей «коллекцией» не может похвастаться никто из украинских политиков или олигархов.

Читайте также:  «Украинская неправда». Выпуск №11

При этом Порошенко, прямо скажем, не злоупотребляет гостеприимством прокуратуры и ГБР, в которых его ждут, а он всё не является.

Накануне введения карантина ходили слухи, что его визит в ГБР (кстати, его тогда возглавляла Венедиктова) будет последним, — будет вручено подозрение, статус изменится со свидетеля на подозреваемого, и он будет арестован.  Поскольку Порошенко в ГБР не пошёл, ничего такого не случилось.

Теперь может случиться?

Теоретически, конечно, да — аресту Порошенко формально ничего не мешает. Однако маловероятно, что он проведёт под арестом больше времени, чем разрешено законом до принятия судом решения о мере пресечения. Ещё более маловероятно, что его удастся посадить хотя бы по одному из заведённых против него дел.

Во-первых, потому что этого не хочет Запад, — так говорят все источники. Порошенко просто слишком много знает, в частности, о грязных делишках тех же американских демократов на Украине. Между тем, Украина и так слишком сильно влияет на американскую политику.

Впрочем, если президентом на второй срок останется Трамп… Но даже в этом случае решение будет приниматься не только им. Так что логично припомнить все обиды украинскому экс-президенту какими-то другими методами.

Во-вторых, мало кто заинтересован в посадке Порошенко в украинском истеблишменте.

Тому же Коломойскому нужна не голова Порошенко, а деньги. Хотя унижение в виде ареста мстительный Игорь Валерьевич, надо думать, одобрил бы. Но не в ущерб главному интересу. То же касается и Пинчука.

Непосредственно Зеленский и Венедиктова, пожалуй, заинтересованы — для первого это выполнение одного из основных предвыборных обещаний (он, правда, посадить Порошенко не обещал, но попробуйте доказать это его избирателям), а для второй — исключительной важности карьерный момент.

Однако даже для них не всё так однозначно, прежде всего потому, что часть недоброжелателей сразу же становятся врагами.

Маловероятно, конечно, что националисты будут штурмовать Банковую под лозунгами «free Porokh», но мало ли… Тем более что до сих пор на постсоветском пространстве, кажется, был только один случай осуждения экс-президента — Виктор Янукович, но его осудили как раз именно потому, что руки коротки как-нибудь достать.

Читайте также:  Зеленский и призрак Порошенко в Мюнхене

В-третьих, опыт показывает, что украинские прокуроры стараются тихо «динамить» политическое дела. Сегодня Порошенко лицо не слишком авторитетное, а завтра — опять Майдан. Где судья, который посадил Тимошенко? Надо надеяться, что он в добром здравии и за пределами Украины…

Это не говоря о существенно снизившемся уровне подготовки прокуроров. Притом что уровень адвокатов Петра Алексеевича традиционно высок (он человек прижимистый, но знает, что экономить на адвокатах — себе дороже).

Закон об амнистии участников Майдана

Тут ситуация довольно забавная — закон противоречит Уголовно-процессуальному кодексу и заставляет следствие и суды тормозить расследование дел, касающихся убийств на Майдане.

Что характерно, речь идёт не только об убитых правоохранителях, но и о смертях самих «майдановцев». Экс-министр юстиции Елена Лукаш обычно приводит в пример инцидент, который случился 18 февраля 2014 года в Крепостном переулке в Киеве, когда майдановец Леонид Бибик, находясь за рулём угнанного им военного грузовика, насмерть раздавил своего коллегу Сергея Дидыча. Кстати, в убийстве Дидыча обвиняют двух военнослужащих, один из которых, кажется, даже свидетелем этого случая не был. Без отмены амнистии это дело не расследовать, но адвокаты «небесной сотни», конечно, против.

Другое дело, что отмена этого законодательного акта — прерогатива не прокуратуры, а Верховной Рады. И способность Рады принять такое решение сомнительна, хотя бы потому, что отмена этого закона не является приоритетом для президента Зеленского.

Впрочем, отменят закон или не отменят, он всё равно остаётся обвинительным заключением Майдану, подписанным самими же вождями Майдана. Достаточно вспомнить, что он снимает ответственность за такие преступления, как захват государственной власти, массовое уничтожение людей, создание террористической организации, создание не предусмотренных законом военизированных или вооружённых формирований, посягательство на жизнь военнослужащего/сотрудника правоохранительного органа (включая убийство), бандитизм, террористический акт, захват заложников и др. Елена Лукаш специально обращает внимание на то, что так трактуют свою деятельность в 2013-14 году не противники Майдана, а его участники…

Дело Стерненко

С делом Стерненко, который 24 мая 2018 года убил в Одессе человека, проще всего — дело в основном расследовано, но тормозилось потому, что руководителя одесского «Правого сектора» «крышует» СБУ.

Читайте также:  Каким будет возвращение Порошенко в политику? А может, он уже действует

Поскольку СБУ формально находится под контролем президента, а в наказании Стерненко заинтересовано также Министерство обороны — убитый им человек был военнослужащим и ветераном АТО, то попадание его под суд более чем вероятно. Другое дело — сможет ли суд принять решение под давлением радикалов?

Кстати, в мае прошлого года Стерненко предлагал свою кандидатуру Зеленскому на пост генерального прокурора.

Резюме

Сами по себе заявления Ирины Венедиктовой внушают определённые надежды на то, что Генпрокуратура будет действовать в интересах президента. Эти интересы включают привлечение к ответственности некоторых представителей прошлой власти.

Впрочем, перспективы дел, возбуждённых против Петра Порошенко, по-прежнему выглядят пессимистично.

P.S.: Относительно дела об убийстве Олеся Бузины новый генпрокурор никаких заявлений не делала, потому заявления о том, что это дело для неё не находится в приоритете, не совсем корректно. С другой стороны, убийцы Бузины контролируются МВД, роль главы которого за последнее время только возросла, потому они могут спать спокойно.

Leave a Reply