Вадим Пристайко как мастер камуфляжа. До чего довел язык главу МИД Украины в Риме

Во время пресс-конференции в Риме 10 февраля министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко сделал ряд важных заявлений, касающихся нормализации отношений с Россией. Весьма любопытной была бы оценка атмосферы, в которой они делались и которую они создавали
Прежде всего — место. Заявления сделаны в Италии, которая сейчас представляет собой страну, оппозиционную мировому глобализму. Достаточно вспомнить, как Джордж Сорос проехался по «будущему диктатору Италии» Маттео Сальвини (кстати, в сентябре 2018 года он дал эксклюзивное интервью сайту Украина.ру). Современная Италия явно настроена на сотрудничество с Россией и без восторга относится к современному украинскому режиму.

Другой важный момент — время. Визит Пристайко состоялся после поездки в Италию Владимира Зеленского, которая вызвала недоумение и на Украине, и в Италии. Украинцы были слегка удивлены странной программой визита (президент не встретился с влиятельной итальянской диаспорой, а Папе Римскому предложил посетить Донбасс, где почти нет католиков). Итальянцев удивила отвратительная подготовка визита и абсурдные требования выпустить осуждённого итальянским судом террориста Маркива и закрыть представительства ЛДНР (общественные организации, являющиеся элементами гражданского общества).

В общем, возникает впечатление, что и сам визит главы украинского МИДа, и его заявления были посвящены одной-единственной задаче — как-нибудь обелить имидж президента Украины и самой страны. Отсюда — удивительно мягкий, примирительный тон заявлений и в то же время попытки как-то снять ответственность с украинских властей.

Например, Пристайко сходу заработал себе уголовное дело на родине (которое, надо понимать, не будет возбуждено), произнеся фразу, являющуюся для патриотов мыслепреступлением: «Мы можем все еще быть братьями и сестрами, мы можем торговать, мы можем сотрудничать, мы соседи».

Он назвал министра Лаврова своим другом и пообещал, что Киев обменяется послами с Москвой — после окончания войны. Надо надеяться, что итальянцы поняли, о какой именно войне идёт речь, хотя они-то считают немного странной ситуацию, когда страны не поддерживают нормальных дипломатических отношений из-за того, что одной из них пришло в голову провести на своей территории антитеррористическую операцию.

Читайте также:  Тот же Порошенко, только сбоку. Откровения Владимира Зеленского

И обмен пленными Украина может согласовать за 1-2 месяца.

Единственно, что не даёт возможность окончить войну, — недостаточная эффективность встреч в «нормандском формате», на которую пожаловался министр. Впрочем, как разумно прокомментировали в российском МИДе, встречи и не дадут эффекта, если соглашения, которые на них достигнуты, не выполняются.

В своём «твиттере» Пристайко заявил, что министр иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо заверил его в поддержке реформ в Украине, борьбы с коррупцией и противостояния вооруженной агрессии. Забавно, что украинские пропагандистские СМИ дружно уточнили, что речь идёт об агрессии России — в оригинальном тексте Пристайко агрессор не назван. Вообще же оказалось, что итальянский министр вообще ничего об агрессии не говорил — он только поддержал территориальную целостность страны и выразил уверенность, что она будет восстанавливаться мирным путём, на основе выполнения Минских соглашений.

Ещё более смешно выглядело то, что в Риме Пристайко говорил о необходимости противодействия «ложным сигналам» со стороны России в условиях отсутствия постоянных представительств украинских СМИ в Италии и итальянских — на Украине.

Подействовали ли заявления Пристайко на итальянцев? Трудно сказать. Разумеется, там найдутся люди, которые заранее находятся на стороне Украины (и они были неприятно удивлены примирительными интонациями главы украинского МИДа), найдутся там и сторонники России, на которых заявления министра, напротив, произвели приятное впечатление.

Однако принципиально другое — президент важнее министра, и то, что Владимир Зеленский предлагал премьеру как-то отменить решение итальянского суда (!?) в отношении Маркива, должно было произвести на итальянцев неизгладимое впечатление. Благо, они отлично знают, как мафия может влиять на решения судов.

Leave a Reply