Трамп, Зеленский и «тупые овцы». Про журналистов и нетрадиционных политиков

Произошедшее 19 августа столкновение будущего народного депутата от «Слуги народа» Максима Бужанского и журналистки Ольги Духнич только выглядит как случайный эпизод. В действительности это часть определённой стратегии президентской политсилы, не столько направленной против традиционных СМИ, сколько их игнорирующей
Сам по себе инцидент, по большому счёту, достаточно очевиден.Духнич, выполняя редакционное задание, в беседе с без пяти минут спикером Дмитрием Разумковым позволила себе оскорбительные выпады в адрес без пяти же минут депутата Бужанского. Это именно оскорбление, поскольку, когда речь идёт о людях, которые позитивно оценивают домайданный период, предполагается, что они были «в доле» (хотя именно в случае с другом Бориса Филатова Бужанским логичнее было бы предполагать, что он оказался «в доле» именно после Майдана). Высказывание Духнич повторено в издании.

Бужанский, ещё не будучи депутатом (мало того что он не принял присяги, но ещё и не зарегистрирован в качестве победителя выборов), в частном порядке опубликовал свою реакцию на заявление Духнич. Да, оно оскорбительное (нехорошо называть женщину «тупой овцой»), но никакой политической составляющей тут нет. Не в суд же на неё подавать? Хотя, возможно, обращение в суд было бы неплохим вариантом.

Впрочем, это не первый инцидент со СМИ, который произошел у представителей «Слуги народа».

Бужанский: Без бренда «Слуги народа» я бы не победил на выборах в Раду
Бужанский: Без бренда «Слуги народа» я бы не победил на выборах в Раду

Был грубоватый комментарий Разумкова: «Очень легко критиковать, особенно когда ты ничего не делаешь».

Был и масштабный скандал вокруг «заявления» Андрея Богдана. Хотя действительно надо быть очень тупой овцой, чтобы всерьёз воспринять документ, в котором написано «Уйду в отставку по собственному желанию с момента возникновения желания». Интересно, что журналисты, которые неофициально получили этот «документ», оскорбились на Богдана (который, напомним, им ничего не давал), не побоявшись выставить себя тупыми овцами.

В конце концов — заявление самого Богдана: «Классические журналисты привыкли именно себя осознавать как общество. Но, как доказала наша избирательная кампания, мы общаемся с обществом без посредников, без журналистов».

Собственно, это заявление наглядно показывает, что речь идёт об осмысленной стратегии.

В ходе избирательной кампании Владимир Зеленский и «Слуга народа» столкнулись не столько даже с информационной блокадой, сколько с несерьёзным отношением со стороны СМИ. В то время, когда каждый утюг транслировал сплошной «армовир» Порошенко, Зеленского рассматривали как некое недоразумение, даже несмотря на высокий рейтинг.

Читайте также:  Как Мураев отстраивается от Медведчука

Вполне естественным шагом в этих условиях было обращение к социальным сетям и вирусному распространению обращений через Youtube. Такой способ действий оказался вполне эффективным, что и показали результаты выборов.

Разумеется, журналисты бросились объяснять, что это, дескать, всё неправда, а члены команды «Слуги народа» обращаются к социальным сетям, потому что Зеленский некомпетентен и не может отвечать на квалифицированные вопросы, которые задают журналисты. Ну что тут сказать?

Богдан рассуждает о ненужности журналистов, располагая крупнейшим телеканалом - Гужва
Богдан рассуждает о ненужности журналистов, располагая крупнейшим телеканалом - Гужва

Зеленский действительно некомпетентен и не может отвечать на вопросы. Более того, как показывают его международные визиты, попытки доверять профессионалам обходятся ещё дороже (правда, речь идёт о «профессионалах» из МИДа, который ещё со времён Тарасюка больше похож на партийную организацию какой-то националистической партии, чем на государственное ведомство).

И что?

В социальных сетях есть свобода задавать вопросы. Вопросы задаются, ответы — получаются. Диалог с общественностью и без посредства журналистов ведётся достаточно интенсивно. Разумеется, ответы тут не так продуманы, как хотелось бы, но людям этого хватает — они задают эмоциональный вопрос и получают эмоциональный же ответ…

Вообще, тут можно вспомнить двух американских президентов. Джеймс Картер очень много читал, уносил с собой на ночь в спальню папки с документами и просидел на президентском посту один срок. Рональд Рейган прямо говорил, что хотел бы быть в США единственным человеком, который ничего не делает, и не читал больше страницы. Остался в памяти как один из наиболее популярных американских президентов.

Кстати говоря, в США эта история продолжается — сейчас пост президента занимает Дональд Трамп, пожизненно находящийся в жёстком конфликте с наиболее авторитетными СМИ и предпочитающий общаться с избирателями и международными партнёрами при помощи твитов (иногда пугая весь мир до степени расстройства желудка, как было во время конфликтов с Ираном и КНДР).

Трамп хочет, чтобы Зеленский и Путин сами решили проблему Донбасса — Погребинский
Трамп хочет, чтобы Зеленский и Путин сами решили проблему Донбасса — Погребинский

Его, кстати, тоже обвиняют в некомпетентности. Как пишет Майкл Вольф в своей книге «Огонь и ярость. Внутри Белого дома»: «Ты мог ему (Трампу. — Ред.) сказать все что угодно, но у него в голове было что-то свое, и, если твои слова противоречили тому, что было у него в голове, он тебе просто не верил». Это не говоря о том, что Трамп категорически не соответствует тем «идеалам», которые несут либеральные СМИ Америки.

Читайте также:  Двадцать лет у власти. Путин и Украина: эволюция отношения

Казалось бы, СМИ должны были затоптать Трампа, но пока что он их успешно «делает» — сейчас деятельность Трампа поддерживают 48% избирателей, и это самый высокий показатель с июня 2017 года. Понятно, что связано это с успехами социально-экономической политики президента, но ещё важнее другое — правило «если бы у меня была газета «Правда», никто бы не узнал про Ватерлоо» не работает. Казалось бы, «Нью Йорк Таймс» могла бы уже доказать американцам, что никаких экономических успехов нет, но… нет. Не смогла.

И тут есть несколько важных выводов.

1. Умирает не журналистика, а традиционные СМИ, особенно те, которые привыкли считать себя влиятельными и формирующими общественное мнение. Да, они еще его формируют и на что-то влияют. Но у простых читателей (они же — электорат) в отношении традиционных "влиятельных и формирующих" вырабатывается стойкая идиосинкразия, переходящая в стойкое отвращение. И в этом смысле процессы, происходящие в США (при Трампе), совпадают с тем, что происходит на Украине (при Зеленском).

2. Но смерть традиционных СМИ не означает смерти журналистики. Потому что журналистика — это специфические и специально разработанные способы сбора и обработки информации, а уже во вторую очередь — их подачи. Все блогеры, любители твитов, президенты и потребители, как бы они ни отрицали традиционные СМИ получают информацию из СМИ и именно ее используют в блогах, твитах и в общении между собой.

3. Что касается непосредственно украинских и американских СМИ, тот тут есть и принципиальные различия. Большинство "влиятельных и формирующих мнения" изданий в США существуют и зарабатывают на рекламе и потому относительно свободны в выборе приоритетов и идеологии (хотя, как и всё в этом мире, свобода их очень относительна). Просто в случае с Трампом американские СМИ заняли антитрамповскую позицию не по убеждениям, а скорее по эстетическим соображениям (ну не нравится им хамоватый и беспардонный Трамп), зато они поддерживали всегда вежливого Бушаи аккуратного Обаму, заведших страну в экономический тупик, из которого неэстетичный Трамп ее выводит. Но это — чисто американская история.

На Украине она имеет другие корни. Все традиционные украинские СМИ, начиная с 2014 года, ведомые своими владельцами (как правило, олигархами) впали в грех "патриотизма", когда любая критика власти воспринималась не как критика, а как акт предательства и госизмены (изобретение Яценюка, отточенное Порошенко). А население разочаровалось в патриотах (а следовательно, и в традиционных СМИ) и проголосовало за нетрадиционного (в политическом смысле, конечно) Зеленского. Это идиосинкразия на олигархические традиционные СМИ, а не на журналистику, в чем команда президента пока еще не разобралась, а зря. Когда разберется, возможно, будет уже поздно.

Читайте также:  План Бойко «Минск-3». Неизбежность нереализуемого

4. Отдельное место стоит уделить украинской журналистике. Для тех, кто в этой профессии работает давно, ничего кроме стыда и отвращения положение не всех, но подавляющего большинства журналистов, живущих и работающих в стране, которая на протяжении пяти лет скатывается в охлократию и нацизм, не может не вызывать. Они молчали или даже молча поддерживали избиения "непатриотичных" журналистов в 2014-м (официально были зафиксированы около ста случаев), потом так же воодушевленно аплодировали гражданской войне, развязанной на востоке страны киевской бандой в отношении тех, кто был не согласен с идеологией революции гидности.

Они молча проглотили убийство Олеся Бузины в 2015-м и массовый отъезд большинства несогласных с идеологией нацизма за границу, радостно потирали ладошки, когда оставшиеся, типа Владимира Скачко, были отлучены властью от профессии. А еще они не сопротивлялись и не возмущались по поводу того, что их товарищей и коллег по журналистскому цеху сажали в тюрьму под надуманными предлогами, за публикацию отличного от власти мнения… Всё они понимали, всё они осознавали, но легко сдались под давлением режима. Так же как и их читатели, которые прекрасно видели двуличность и продажность украинской журналистики, радостно бросившейся обслуживать режим Порошенко.

Вот только беда: к власти, когда режиму пришло время проводить выборы, пришли не представители бывшего режима, а представители того самого массового читателя, у которого они вызвали к этому моменту стойкую идиосинкразию — за лживость, продажность, ложный "патриотизм", бесстыдство. И вот теперь "журналисты" на Украине вдруг осознали, что не нужны ни власти, ни обществу, во всяком случае не нужны в том виде, в котором привыкли существовать последние пять лет. Ну, вот и получили, что заслужили.

И в этом смысле у американской и украинской журналистики много как общего, так и разобщающего.

 

  • В соавторстве с Захаром Виноградовым

Leave a Reply