Томософрения на высшем уровне

14 октября Петр Порошенко выступил на молитвенном мероприятии за Украину, тем самым утвердив конституционную норму об отделении церкви от государства.

Сослался он, разумеется, сначала на события 1917-20-х годов, когда украинские националисты, точно так же как сейчас, рвали отношения с РПЦ, не стесняясь какими-либо нормами церковной жизни. Напомню, что тогда, по инициативе, преимущественно, мирян, была создана Временная Всеукраинская Православная Церковная Рада, во главе с митрополитом Антонием (Дородницыным), на слова которого и ссылался президент.

Наиболее же очаровательной была ссылка Порошенко на действия гетьмана Скоропадского, который счел возможным принять участие в церковном соборе и доносить до священнослужителей пользу неблагодатной автокефалии, навязанной государством. Действительно, более чем показательно – чего еще могла сказать марионетка немецких оккупантов, «избранная» в цирке?

Идеи Скоропадского унаследовала другая марионетка – польская, Симон Петлюра, в правительстве которого родилась совершенно чудесная идея закона об автокефалии, которая принципиально отрицает независимость и самоуправляемость церкви. Петр Алексеевич действительно знатный специалист по вопросам канонического права и знает, что в соответствии с ними в независимом государстве должна быть независимая церковь (не рассказывайте об этом итальянцам, чья церковь управляется из независимого государства Ватикан).

Опять же, совершенно не обязательно обращаться к Стамбулу-Константинополю, который, все же, относится к совершенно другому государству. Не видится ли Петру Алексеевичу странным, что независимость церкви независимой Украине дарует гражданин Турции?

Впрочем, у Порошенко была другая функция – восторгаться вселенским Патриархом.

Он восхитился решением о том, что Вселенский патриарх и синод утвердили решение о предоставлении автокефалии украинской церкви.

Читайте также:  Стратегия для Украины. Она же программа для кандидата Порошенко

Президент, однако, соврал – было заявлено только о том, что начат процесс предоставления автокефалии. Предоставить автокефалию Вселенский Патриарх не может, потому что некому: УПЦ не просила; Киевский Патриархат и УАПЦ в этом не нуждаются – они сами себя провозгласили автокефальными; ну а Порошенко церковью просто не является. Для начала надо создать какую-то видимость структуры, которой можно что-то предоставить.

Порошенко также восхитился тем, что сняты кары, наложенные на Патриарха Филарета.

Опять же – неправда. Никакая церковь не может покарать Патриарха другой церкви. Филарет был отлучен от церкви, в которой был митрополитом… Кстати, сняв отлучение вселенский Патриарх обозначил, что Филарет – не патриарх. И зря Порошенко перед ним расшаркивался.

Что же до прав вселенского Патриарха кого-то миловать, то пусть Порошенко помилует Сенцова, например. Это будет сильное действие. И правда – а почему нет?

Порошенко восхитился тем, что Константинополь отменил аннексию киевской митрополии.

Ну, во-первых, «аннексия» была предпринята по согласию Константинополя, во-вторых, киевская митрополия в границах XVII века имеет очень мало общего с нынешней территорией УПЦ. Может стоило бы привести границы Украины в соответствие с актуальными границами киевской митрополии? То-то белорусы удивятся…

Главное же – другое. Это решение Константинополя входит в легкое противоречия с рассуждениями президента о независимости. Фактически-то было утверждено, что Украина является территорией Константинопольского Патриархата, на которой тот может делать то, что ему заблагорассудится. Например – дать автокефалию. Или не дать. В общем, подчинение Москве заменено на подчинение Константинополю, только и всего. Впрочем, для Порошенко это и есть независимость. У него вызывает возмущение то, что вопрос церковного раскола обсуждается на Совете безопасности России, но не вызывает то, что он обсуждается на Фанаре.

Читайте также:  Кто станет следующим президентом Украины

В конце концов, Порошенко заявляет, что Патриарх Кирилл «молится за российское воинство, которое убивает украинских воинов».

Я не слежу за проповедями Патриарха Кирилла, но не так сложно найти соответствующие фрагменты и убедиться в том, что он молится за мир в Украине. А вот Филарет не устает призывать украинских солдат убивать украинцев. К нему, однако, у Порошенко никаких претензий нет.

Ну а дальше президент объясняет, что предоставление автокефалии является чисто политической задачей, не имеющей ни малейшего отношения к вере и спасению души. Речь идет только о решении политических задач, стоящих перед самим Порошенко. Было бы правильно, если бы Петр Алексеевич честно признал себя «атеистом Киевского Патриархата». Но на такие кульбиты способны только самые тупые из порохоботов.

Раз автокефалия – вопрос политический, раз Порошенко сочувственно рассказывает о законе про автокефалию, раз он закрепляет в Конституции членство в НАТО и ЕС, почему бы не идти этим путем до конца? Закрепить независимость украинской православной церкви на уровне Конституции и отдельным законом – назначить себя святым. Правда, это вызовет обеспокоенность у католиков, греко-католиков, мусульман, иудеев, кришнаитов… Но чего не сделаешь, ради независимости и единства нации?

Антифашист

Leave a Reply