Судьба «Азова» и будущее Зеленского: как украинские националисты вмешались в политику США

Давно известно, что в США пристально следят за деятельностью партии «Национальный корпус» и полка Национальной гвардии «Азов». Очередная ласточка – опубликованная в серьёзном журнале Time статья «Ставьте лайки, делитесь, набирайте: как ополчение сторонников превосходства белых использует Facebook для радикализации и обучения новых членов»
Собственно, недовольство деятельностью этого крыла украинских националистов высказывалось в США уже давно. Ещё в 2015 (!) году Палата представителей Конгресса США на законодательном уровне запретила использование средств Департамента обороны США для «предоставления оружия, обучения или другой поддержки батальона „Азов"», а в 2017 году эта норма стала учитываться при формировании бюджета.

В 2019 году 40 конгрессменов обратились в Госдепартамент с предложением занести полк в список иностранных террористических организаций.

Казалось бы, с чего бы это в США проявляли недовольство «Азовом», в который до этого вкладывали столь значительные средства накануне Майдана? Но статья в Time проясняет эту ситуацию. Оказывается, украинские националисты начали вмешиваться в политические процессы в США. Конкретно через тренировочные лагеря «Азова» прошло 17 тысяч (дивизия!) правых радикалов со всего мира, включая и американцев.

Сейчас как раз к власти в США пришли «левые антифашисты» (которые, как мы понимаем, никакие не левые и даже не антифашисты, хотя реальные левые антифашисты к ним примыкают), которые начнут в промышленных масштабах мочить «правых фашистов». А от них ниточки тянутся в Киев.

К чему это приведёт?

Во-первых, возникнут существенные проблемы у Андрея Белецкого. Возможно — вплоть до масштабных зачисток его политической и военной силы. Вероятность запрета партии выглядит в высшей степени маловероятной — это ведь не «Твиттер» Трампа, тут можно и полиберальничать.

Само собой разумеется, это не окажет заметного влияния на обороноспособность и политическую ситуацию на Украине, но есть и нюансы. В частности, сторонники «Национального корпуса» нередко составляют главную силу во многих акциях правых (и не только правых). Зачастую они придают политическую составляющую чисто социальным акциям. Без них картина уличной активности изменится.

Читайте также:  Коронавирусный переворот. Как пандемия изменила политический расклад в Украине

Во-вторых, возникнут проблемы у Арсена Авакова — ведь полк «Азов» входит в его «империю».

Опять же, Аваков не только на «азовцев» опирается, но они выполняют для него важную часть «грязной» работы, в результате чего между МВД и СБУ периодически возникают трения.

Кстати, сводить работу МВД с правыми радикалами к сотрудничеству было бы неправильно — на самом деле МВД контролирует националистов с тем, чтобы они не попытались перестраивать Украину в соответствии с собственными представлениями о прекрасном. Наличие легальных структур (в том числе военизированных) этот контроль существенно упрощает. Контролировать националистов в «усложнённом» режиме МВД и СБУ будет проблематично — не хватает профессиональных кадров (имеющиеся скорее сочувствуют правым).

Тем не менее у Авакова есть основания отстроиться от «токсичного актива», которым становится «Азов».

В-третьих, в случае зачистки «Азова» интеллектуальный и культурный уровень украинских ультраправых резко снизится.

Конечно рассуждения об интеллекте и культуре неонацистов выглядят некоторым оксимороном, но «Нацкорпус» — наиболее прогрессивная (если здесь уместно это слово) и наиболее встроенная в глобальный дискурс часть украинских националистов. Остальные — просто хуторские расисты, для которых уже жители соседнего села подозрительны с точки зрения происхождения.

Хорошо это или нет, мы не знаем, но такое развитие событий скорее соответствует общей тенденции к упрощению Украины как системы.

В-четвёртых, несколько ослабнет давление на Зеленского справа.

Впрочем, ожидать, что это снижение давления будет существенным и приведёт к каким-то заметным изменениям политического курса Зеленского, нельзя.

Дело не в силе давления. Достаточно посмотреть на количество избирателей правых партий — это очень далеко до результатов НСДАП в Германии 1932-1933 годов. На выборах в 2019 году за единого правого кандидата Руслана Кошулинского проголосовало немногим более 300 тыс. избирателей (1,62% голосов). Чуть лучший результат (315 тыс., 2,15%) получил список «Свободы» (фактически — объединённый список украинских правых) на парламентских выборах. Не так, чтобы очень много.

Дело в другом.

С одной стороны, основное давление справа оказывается на Зеленского не столько со стороны крайне правых, сколько со стороны вполне умеренных и даже респектабельных сил, в том числе — внутри «Слуги народа» (вспомним Никиту Потураева, который вполне органично вписался бы в «Голос» или «Европейскую солидарность»).

Читайте также:  К чему приведут новые предложения о «мире в Донбассе»

С другой стороны, Зеленский в принципе боится силового давления со стороны радикалов, а уж каких именно — не так важно. «Свободу» он будет бояться не менее старательно, чем «Нацкорпус» (кстати, боевую гранату около Верховной Рады в 2015 году кинул именно «свободовец»). А вот «Свобода» у заокеанских партнёров обеспокоенности не вызывает и в статье в принципе не упоминается, хотя «Нацкорпус» с ней тесно сотрудничает.

 

P.S.: Ещё цитата из статьи в Time, чтобы не возникало сомнений относительно подлинных симпатий автора и мнения редакции об украинских националистах как явлении: «Бойцы (Азова. — Авт.) напоминают другие военизированные формирования — а их десятки, — которые помогали защищать Украину от российских вооруженных сил на протяжении последних шести лет. Но "Азов" — это гораздо больше, чем ополчение».

Хорошие, в общем, ребята — с Россией воюют… Зря они только не любят негров.

Leave a Reply