СНБО как «обходная технология» управления государством. Зеленский периода личной диктатуры

В среду, 17 февраля, Владимир Зеленский внёс изменения в состав Совета национальной безопасности и обороны Украины. В него введена министр по делам ветеранов Юлия Лапутина. Указ издан накануне запланированного на 19 февраля заседания Совета, на котором будут приняты очередные исторические решения. Кстати, а что это за совет?
В соответствии с Конституцией СНБОУ является координирующим и контрольным органом при Президенте Украины, компетенция и функции которого определяются законом от 5 марта 1998 года. Состав Совета формирует президент, по должности в его состав входят премьер-министр, председатель СБУ, министры обороны и внутренних дел. Постановления СНБОУ вводятся в действие актами Президента. Работой аппарата совета руководит секретарь.

Немного древней истории

Совет обороны был образован в соответствии с законом «Об обороне Украины» от 6 декабря 1991 года. Возглавлял Совет Президент. СОУ являлся высшим государственным органом коллегиального руководства вопросами обороны и безопасности Украины.

Совет национальной безопасности при Президенте Украины был создан 1 июля 1992 года как консультативно-совещательный орган в составе президентской администрации.

После прихода к власти Леонида Кучмы, в октябре 1994 года, СНБ превратился в СНБО и его полномочия были сильно расширены — к аналитической добавилась ещё и организационно-координирующая функция.

В 1996 году существование СНБОУ было закреплено в Конституции, а полномочия были опять изменены и позже закреплены соответствующим законом.

СНБОУ подчинён Национальный институт стратегических исследований и другие научные учреждения.

Руководители аппарата СНБОУ

Несмотря на конституционный статус, значение СНБОУ менялось в зависимости от текущих потребностей действующего президента и характера секретаря.

Леонид Кучма создавал СНБОУ под своего ключевого советника Владимира Горбулина. Последний имел на него большое влияние, и именно его амбиции превратили совет в не вполне легальный орган государственной власти.

В 1999 году его на этом месте заменил Евгений Марчук. Считалось, что назначение было наградой бывшему главе СБУ и премьеру за развал «каневской четвёрки» (объединение оппозиционных кандидатов, единый кандидат от которой имел шансы выйти во второй тур и сорвать реализацию российской модели 1996 года на президентских выборах в Украине). Фигура Марчука была политически весомой, но само по себе политическое назначение на неё оппозиционного (во всяком случае он так позиционировался) политика Совет в значительной степени обесценивало.

Читайте также:  Вокруг Булгакова: 30 слов из «Мастера и Маргариты»

Виктор Ющенко в 2005 году назначил секретарём СНБОУ Петра Порошенко. Собственно, Порошенко ожидал назначения на премьерский пост, и, как шутили тогда журналисты, лицо у него было, как у человека, который хотел стать директором мясокомбината, а стал заведующим библиотекой…

Естественным образом, СНБОУ стал противовесом правительству — Ющенко не доверял Юлии Тимошенко, но зачем-то пообещал ей пост премьера. Кончилось всё плохо — по итогам «коррупционного скандала» в сентябре 2005 года Ющенко снял с поста и Порошенко, которого обвиняли в коррупции, и Тимошенко, которая обвиняла Порошенко в коррупции.

После этого аппарат СНБОУ надолго стал отстойником для чиновников, которые в общем-то не нужны, но которых и просто так выгонять не хочется. Кадровый резерв с зарплатой. Очень показательным было возвращение на пост секретаря СНБОУ при Ющенко Горбулина, который считался одним из проводников «авторитарной» линии в политике прошлого президента.

Относительно осмысленным актом было назначение на пост секретаря СНБОУ одного из ведущих государственных менеджеров Виктора Януковича Андрея Клюева. Роль совета опять возросла, но в конечном итоге это назначение никак не повлияло на исход Майдана (возможно, без Клюева власть Януковича рухнула бы быстрее).

При новой власти роль СНБОУ вновь выросла, поскольку была нужна координация силовых структур в условиях начавшейся гражданской войны. Соответственно, возглавляли его весьма весомые в новых условиях политические фигуры — Андрей Парубий и Александр Турчинов.

СНБОУ при Зеленском

Хотя война вроде бы не закончилась, при Зеленском роль СНБОУ опять снизилась, что было следствием, скорее, кадрового дефицита — своих квалифицированных людей не хватало на сколько-нибудь важные должности. А уж СНБОУ…

Таким образом, на посту секретаря совета материализовались явно проходные фигуры экс-министра финансов Александра Данилюка и Алексея Данилова. Последний имеет три высших образования и определённый политический опыт — он был мэром Луганска в 1994-1997 годах, главой Луганской областной администрации в 2005 году и народным депутатом в 2006-7 годах. Впрочем, как говорят злые языки, в душе он остаётся ветеринаром. Очевидно, что по весомости эти люди существенно уступают своим предшественникам, среди которых были даже бывший премьер-министр и и.о. президента.

Читайте также:  Встреча Путина и Лукашенко. Что будут обсуждать президенты России и Белоруссии

Кроме председателя и секретаря в состав совета входят два первых заместителя и два просто заместителя секретаря, а также 18 членов, представляющих органы власти (председатель Верховной Рады, премьер-министр, глава Нацбанка, генеральный прокурор и др.).

Значение СНБОУ резко изменилось 2 февраля 2021 года, когда Совет принял решение о введении санкций против народного депутата Тараса Козака (это само по себе грубейшее нарушение закона) и против контролируемых им телевизионных каналов (т.н. «пул Медведчука»).

Собственно говоря, по масштабности это решение сопоставимо с заседаниями Совета 28 февраля 2014 года (на нём было принято решение не сопротивляться уходу Крыма) и 13 апреля 2014 года (на нём было принято решение начать АТО в Донбассе).

Повестка дня заседания СНБОУ 19 февраля точно неизвестна (что, в общем, не удивительно — секретное же ж мероприятие!), но версии относительно решений, которые могут быть приняты, такие:

во-первых, будет запрещено вещание ряда телеканалов, в частности, «Прямой», «Наш», «Интер» и «1+1», а также ряда интернет-сайтов. Против их владельцев будут введены санкции. Будут приняты меры по цензуре контента всех не закрытых СМИ;

во-вторых, будут запрещены ОПЗЖ и Партия Шария, их депутатские фракции будут ликвидированы, а против депутатов введены санкции, а дальше — на что хватит фантазии;

в-третьих, будут распущены неугодные Зеленскому суды, а против их судей введены санкции. Рада будет обязана принять предложенный западными партнёрами проект судебной реформы.

Некоторые эксперты не исключают введения военного или чрезвычайного положения в ряде регионов или по стране в целом и даже принятия решения о начале крупной войсковой операции на Востоке Украины (анонсируется, что несколько решений СНБОУ будут секретными, как до сих пор под секретом указ о начале войны в Донбассе).

Это, разумеется, максимальный набор возможных решений, практически он может быть гораздо скромнее, хотя сам по себе опыт 2 февраля должен был воодушевить Зеленского — он не встретил серьёзного сопротивления внутри страны, а западные партнёры наглядно показали, что их не очень интересует т.н. «демократия», «верховенство права» и прочие «права человека».

Можно ли через СНБОУ управлять страной?

Демонизировать СНБОУ, пожалуй, не стоит. По определению это координирующий, контролирующий и совещательный орган при президенте. Он действует постоянно (отнюдь не только во время обострений, тем более что сейчас обострение вызвано именно действиями СНБОУ) и никак не подменяет органы государственной власти.

Читайте также:  Президент, националисты и Холокост: три варианта Зеленского

Т.е. Верховная Рада продолжает принимать законы, правительство управляет страной, Генеральный штаб руководит армией, НАБУ берёт взятки (кстати, загадочно, что Артём Сытник в состав СНБОУ не включён, хотя борьба с коррупцией — одна из важнейших задач, возложенных США на свою администрацию на Украине).

Сейчас заседания СНБОУ стали способом проинформировать руководителей органов власти о решениях, принятых президентом. Решение СНБОУ — чистая формальность. Не является формальностью указ президента, которым это решение вводится в действие. Но исполнение указа возлагается на обычные органы государственной власти.

Как показывает опыт февраля 2014 года, на заседаниях СНБОУ могут вестись дискуссии, и президент совершенно не обязательно будет в большинстве. Так что не исключено, что некоторые указы будут приниматься даже без одобрения СНБОУ (но вот кто их исполнять-то будет?).

Собственно, переход Зеленского к управлению указами означает не столько даже утрату контроля над легитимными органами власти (по большому счёту, он этот контроль сохраняет), сколько то, что ему надоело оглядываться на нормы закона и считаться с кем-то, помимо посольства США. Т.е. это переход к прямой личной диктатуре.

Как далеко Зеленский готов пойти этим путём, пока что непонятно. Ограничителей тут, как представляется, три:

во-первых, собственные соображения Зеленского, что делать «правильно», а что «неправильно». Тут поле непаханое для психиатров;

во-вторых, ограничения, накладываемые действующей системой власти. Те же силовые мероприятия должны сопровождать полиция и СБУ, соответственно, многое зависит от того, что сочтёт для себя приемлемым глава МВД Арсен Аваков. Напомним, например, что накануне создания ПЦУ он возражал против массового захвата храмов УПЦ, и Порошенко был вынужден с ним согласиться;

в-третьих, это позиция Госдепа, который, судя по всему, выдал Зеленскому карт-бланш на введение диктатуры для осуществления определённых «реформ». Наверняка тут тоже есть какие-то ограничения, но их не знает, пожалуй, и сам Зеленский.

Leave a Reply