Кадр из фильма Смерть Сталина

«Смерть Сталина» и другие смерти. О негативной рекоммунизации

Запрет в Украине антисоветских и антироссийских фильмов российского производства никак не способствует отражению гибридной агрессии России в информационной сфере. Скорее наоборот.

Пару лет назад я предложил термин "негативная рекоммунизация", обозначающий одну особенность сучукррежима. На словах осуждая советское прошлое и снося памятники, нынешняя власть упорно воспроизводит в своей деятельности самые идиотские черты советского строя.

О пользе идеологии

Так или иначе, но государство все равно руководствуется какой-то идеологией. Даже в норме украинской Конституции, исключающей наличие обязательную идеологию, присутствует определенный идеологический концепт.

Ну и раз так, то было бы неплохо, чтобы государство признало это обстоятельство, а еще лучше – сформулировало бы хотя бы основные постулаты этой идеологии.

Иначе получится как в стране-агрессоре, где давеча не дали прокатное удостоверение фильму "Смерть Сталина", на основании неисторичности и оскорбительности для граждан России. Оно-то, в общем, так, но есть два "но":

Во-первых, "Смерть Сталина" – "черная" комедия. Жанр, который не предполагает ни историчности, ни презумпции наличия у авторов нежелания кого-то обидеть.

Во-вторых, тот же самый Минкульт тратит бешеные деньги на изготовление и продвижение поделок вроде "Утомленных солнцем – 2" или "Крыма". При том, что "историческая драма" Михалкова в смысле историчности и оскорбительности мало чем отличается от британской комедии, а "Крым" и вовсе идеологическая диверсия, поскольку показывает российскую агрессию в Крыму и разоблачает фейк российской пропаганды о, якобы, поддержке агрессора крымчанами.

Как видим, ведомство Мединского несколько непоследовательно.

Понятно, что даже декларирование идеологии вовсе не обязывает государство принимать не только управленческие, но даже и политические решения на ее основе – это мы знаем и по опыту СССР. Более того, государство, частенько и не заинтересовано во внятном определении своей идеологии.

Например, запрет в Украине антисоветских и антироссийских фильмов российского производства, вроде упомянутых выше, никак не способствует отражению гибридной агрессии России в информационной сфере. Скорее даже наоборот: мнение о преступности советской власти советского режиссера Михалкова или российской – российского режиссера Пиманова более весомо, чем такое же мнение, высказанное вояком УПА или активистом "Национального корпуса". Просто тут речь идет не об отражении агрессии, а об идейной борьбе за денежные знаки…

Читайте также:  Блокада Донбасса, Порошенко и разрыв шаблона

Цензура без идеологии

Все это вступление связано с регистрацией в Раде законопроекта 7425 "О защите украинского государства от проявлений коллаборационизма".

В этом замечательном проекте есть, в частности, и указание, что одним из проявлений коллаборационизма (носители которого подлежат люстрации) является "формирование средствами массовой коммуникации альтернативной к реальности искривленной информационной картины мира".

Неплохая подача. Вот эта картина мира и есть – идеология.

Так вот, сама по себе идея наличия какой-то картины миры, которая безусловно правильна и полностью согласуется с т.н. "объективной реальностью", как я показал выше, вполне разумна. Государство имеет право на идеологию.

Однако, законотворцы из "Народного фронта", как всегда, сказав "а", забыли сказать все остальные буквы.

Во-первых, сама по себе эта идея, в общем-то – ключевая в законопроекте, спрятана очень глубоко. Кажется авторы вообще не поняли, что написали. Или не придали написанному значения.

Во-вторых, напрочь отсутствует какое-то развитие этой мысли. Должен же быть кто-то, кто формирует эту самую правильную картину мира?

В проекте-то речь идет только о комиссии, которая будет люстрировать коллаборационистов. Но она ведь должна пользоваться готовым инструментарием, а не сама изобретать, действительно ли допустил имярек акт "унижения украинского языка" или он просто работает на канале СТБ и издевательство над украинским языком входит в круг его профессиональных обязанностей?

В-третьих, преследование за идеологию – это что-то новое… А, нет. Это как раз старое.

Помню, была такая история, когда некий экономист нашел ошибку в законе стоимости Маркса. Там надо было использовать какую-то математическую тонкость, которую во времена оны не знали. Мужика отправили на лечение с диагнозом "вялотекущая шизофрения". На вопрос журналиста, врач, ничтоже сумняшеся, ответил: "конечно, это человек болен – он же не согласен с Марксом". И крепко задумался на ответ журналиста, что в мире миллионы людей, не согласных Марксом, так что – они все тоже?

Ну, то такое. Мужик-то, может и не был шизофреником, но какие-то проблемы адаптации к советской действительности у него присутствовали.

Читайте также:  Выбирай, не хочу. Как нам обустроить пропорционалку

Дело-то не в этом, а в том, что бравые декоммунизаторы опять занимаются рекоммунизацией, пытаясь не просто внедрить государственную идеологию, но и наказывать граждан за несогласие с ней.

РИА Новости Украина