Счёт за «ночь земли». Новая конструкция власти Зеленского

Принятие земельного закона 30 марта обозначило новую конструкцию власти Зеленского. Собственно, сама по себе конструкция осталась той же (она определяется Конституцией), а вот содержание её во многом стало иным. Опирается она на совершенно другие элементы
Итак, какие же основные черты нового режима Зеленского?

1. Зеленский больше не опирается на большинство избирателей

Тут всё просто — по данным группы «Рейтинг», 53% опрошенных выступает против купли-продажи земли сельскохозяйственного назначения. Т.е. большинство против. Зеленский пошёл против большинства. И большинство ему этого не забудет.

Вообще это не его вина и даже не его сознательный выбор (по крайней мере в конкретной ситуации 30 марта). Само по себе принятие земельного закона предполагалось предвыборной программой Зеленского — он обещал прозрачный рынок земли. Если избиратели этого не вычитали в программе, это их проблемы. Ну и сотрудничества с МВФ Зеленский не отрицал — он же не Голобородько…

В данном же случае Зеленский делал выбор между непопулярным решением об открытии рынка земли и отсутствием кредита МВФ, за которым последует дефолт, что ударит по стране и его популярности ещё болезненнее. Вероятность же того, что кредит не отменит, а только незначительно отсрочит дефолт, Зеленским, по-видимому, не рассматривается. Судя по всему, он не отдаёт себе отчёта и в том, что избиратели не в состоянии сравнить плохую ситуацию без дефолта с плохой же ситуацией с дефолтом.

Ну и самое главное — без поддержки он при этом не остаётся. Просто раньше он опирался на большинство избирателей, а сейчас он опирается на большинство денег — за ним стоят капиталы АхметоваПинчукаВеревскогоЯрославского и других (минус Коломойской, но это не точно — даже тот же банковский закон для него скорее мелкая неприятность, поскольку на возвращение Приватбанка он не настроен).

2. Зеленский больше не имеет большинства в Раде

При голосовании за законы, нужные МВФ, возникла новая конфигурация ситуативного большинства:

Читайте также:  Саморазоблачение лжепатриарха. Зачем Филарет раскрыл все секреты томоса

— «Слуга народа». Фактически он большинства уже не имеет: за «антиколомойский» закон было подано 198 голосов, за земельный — 206. Оптимисты говорят, что во фракции и раньше существовала демократия, но тут дело не в этом — если президент не может опереться на фракцию в принятии важных (пусть и конфликтных) решений, значит, это не президентская фракция. Важный момент — в третьем заседании Рады 30 марта не принял участия спикер Дмитрий Разумков, который и ранее возражал против нарушений регламента (в голосовании по земельному закону первый зампред нарушил его дважды — приняв закон на внеочередном, а не пленарном заседании, и проведя голосование 31 марта, на которое даже внеочередное заседание назначено не было).

— «Европейская солидарность» Петра Порошенко. Для Порошенко это значительный успех — он лихо подставил Зеленского и присоединился к власти (возможно, не бесплатно). Для Зеленского это катастрофа — за него ведь голосовали именно потому, что он был альтернативой Порошенко. Альтернативой, а не политическим партнёром!

— «Голос» (за которым стоят украинский олигарх Виктор Пинчук, Джордж Сорос и американские демократы). Если вы думали, что отставка Гончарука — поражение «сороят», вы зря так думали. Тем более что Зеленский и не собирался убирать из правительства наиболее одиозных грантоедов вроде Милованова и Новосад — они сами ушли.

— «Доверие» Андрея Веревского и других. Веревский — один из крупнейших землевладельцев и совсем не против того, чтобы закрепить арендованную землю в собственности.

3. Отказ от ключевых идей, с которыми связывалось избрание Зеленского

Ключевыми идеями, которые обеспечили Зеленскому победу на выборах, были темы мира и ответственности прошлой власти. Честно говоря, само по себе наличие этих идей заставляет делать крайне эмоциональные выводы об украинских избирателях как явлении — дело в том, что Порошенко избирали ровно с теми же самыми идеями, а Зеленский даже не пытался отрицать, что его курс в этих вопросах ничем не будет отличаться от курса Порошенко. Избиратели, однако, не только намёков, но даже прямых указаний не понимают…

Итак, с вопросом мира всё понятно — если раньше Зеленский просто говорил, что не будет выполнять Минские соглашения (а никакого другого пути к длительному миру не предлагается), то сейчас этот вопрос и вовсе стал неактуальным. В Офисе президента считают, что действительно важные вопросы — пережить эпидемию, не допустить дефолта и создать условия для роста экономики. А вот Сергея Сивохо, который занимался вопросами примирения, поколотили и отправили в отставку.

Читайте также:  12 пунктов: что предлагают в Мюнхене для урегулирования в Донбассе

Точно та же ситуация с вопросами ответственности прошлой власти. Да, нового генпрокурора, которая обещала довести до конца дела Порошенко, избрали. Но повестка дня поменялась — сейчас Порошенко уважаемый партнёр. Даже если ценой его присоединения к неофициальной коалиции и не был отказ от уголовного преследования, то всё равно трогать его немного неправильно. А вдруг для чего-то ещё голосов не хватит?

4. Изменение кадровой политики

У Зеленского изначально определённой кадровой политики не было, но сейчас заметен крен в сторону назначения «патриотов» и «порохоботов».

Взять хотя бы двух последних министров — один из них был при Порошенко заместителем главы АП, второй — губернатором не последней области. Раньше такие назначения для Зеленского были бы однозначно неприемлемы, а сейчас — всё в порядке.

 

P.S.: Напомним, что в 2019 году за Зеленского проголосовали 73% избирателей, а сейчас его президентский рейтинг, по данным центра Разумкова, — 40% активных избирателей. Будет хуже.

Leave a Reply