Саммит глав нормандской четверки подтвердил: хуже не будет. И это уже позитив

Парижская встреча в «нормандском формате» завершилась. Она продолжалась, как и планировалось, три часа - сначала в формате двухсторонних встреч, потом - в виде пленарного заседания всей четвёрки: Владимира Путина, Ангелы Меркель, Эммануеля Макрона и Владимириа Зеленского. От встречи никто ничего революционного в общем-то не ожидал
Зеленский повёз в Париж свою «формулу», принципиально неприемлемую для России и Донбасса. Говорят, глава Офиса президента Андрей Богдан собрал под неё 300 голосов в парламенте… Договориться на этой базе невозможно, даже при наличии 300 голосов. Другие стороны помогать ему с поиском компромиссного решения не спешили.

Зеленскому предложили разумную повестку дня — договориться о том, о чём можно договориться (развод войск, обмен пленными, разминирование), не затрагивая политические вопросы. Плюс —соглашение по газовым поставкам и транзиту. Договорённость по этим пунктам означала бы успех встречи (на прорывы, повторимся, никто не рассчитывал).

Сценарий мог быть нарушен, если бы Зеленский начал интересоваться у Путина, чей Крым, или навязывать свою формулу. В принципе, у других участников встречи достаточно ресурсов, чтобы подавить эту активность («мы не для того тут собрались»). Однако, Зеленский, очевидно, рассчитывал, что Меркель и Макрон его поддержат. Судя по итоговой пресс-конференции, его расчёт оказался небезосновательным.

Весь саммит продолжался шесть с половиной часов и закончился умеренным успехом.

Удалось согласовать три основные позиции.

Во-первых, достигнуто соглашение относительно прекращения огня до конца 2019 года и поэтапного развода сил на линии соприкосновения и разминирования там, где развод осуществлён. Принято решение о продлении миссии ОБСЕ и перевод её к мониторингу прекращения огня в круглосуточном режиме.

Во-вторых, обеспечить освобождение всех удерживаемых лиц до 31 декабря и допуск Красного Креста к ним всем.

Это минимальный минимум. Безусловно, хотелось бы большего, а именно — обеспечения развода сил по всей линии соприкосновения, но принято было решение идти к этому постепенно.

Читайте также:  Распустить за шесть дней. «Секретный план Зеленского» относительно Верховной Рады

Стороны договорились встретиться через 4 месяца (т.е. примерно 10 апреля). Подготовительную работу в этот период должны вести МИДы. Предварительные условия для проведения следующей встречи не определены, т.е. она должна состояться в любом случае.

Характер этой встречи во многом будет определяться успехами в решении обозначенных задач и внутриполитической ситуации на Украине — логично ожидать, что в апреле уровень поддержки Зеленского будет ниже.

Относительно чего не удалось договориться.

Во-первых, была поднята проблема возвращения Украине контроля над границей. В результате прямого столкновения позиций президенты России и Украины констатировали, что их позиции диаметрально отличаются. Значит — надо искать компромисс дальше.

Любопытный момент — ни один из участников переговоров не упомянул о миротворцах. Хотя с этой инициативой выступали в свое время и Порошенко, и Путин.

Кстати, Порошенко может быть доволен: Зеленский послушно повторил все те красные линии, которые он не будет пересекать — федерализция недопустима, изменений в Конституции не будет, никакого отказа от территорий и проведение выборов только после получения контроля над границей. Порошенко в определенной степени тоже можно считать участником и даже победителем на переговорах. Киев по-прежнему не собирается исполнять Минские соглашения, хотя закон об особом статусе, по-видимому, будет продлён (на этом настаивает Меркель).

Ещё один важный аспект — прямые переговоры с ЛДНР. Зеленский договариваться с ними не хочет, назвал их «якобы представителями оккупированным территорий», а вот настоящими представителями, с которыми он уже договаривается и намерен ввести их в Минскую контактную группу, являются беженцы на территорию Украины. Как это будет выглядеть в реальности, непонятно. Получается, если откинуть условности, украинская сторона будет договариваться по решению вопросов Донбасса сама с собой. Но из нормандской четверки лидеров государств (за исключением самого Зеленского, конечно) это никого не волнует. Ну, хотят на Украине поиграться в переговорный процесс, пускай поиграются. Большим дядям не до того.

Кажется нерешённым остался и вопрос об увеличении количества пунктов пропуска на линии соприкосновения — об этом говорил только Путин и поддержан он не был. А это реально важный элемент в чисто гуманитарном плане — в иные дни на пунктах пропуска по обе стороны стоят многокилометровые очереди.

Читайте также:  Кому дать слово: Путин, Зеленский и Дуда в Иерусалиме

Во-вторых, не удалось достичь соглашения по газу, хотя оно обсуждалось. Путин предложил скидку на 25% от цены для конечного промышленного потребителя. Это больше обещанных ранее 20% и, как можно понять, украинская сторона предлагала в качестве базы цену для граждан — более низкую.

В-третьих, обсуждался языковый вопрос. Компромисс не достигнут.

В-четвёртых, Зеленский напомнил о Крыме, но, кажется, только во время пресс-конференции.

Резюме

Позитивно уже то, что стороны встретились и дискуссия состоялась. Удалось договориться по тому минимуму вопросов которые предполагался, а так — как всегда: Минские соглашения безальтернативны, но Украина их выполнять не будет, а, значит, санкции с России сняты не будут.

Предсказуемо не упоминался вопрос об украинском законе о деоккупации, хотя очевидно, что выполнение Минских соглашений блокируется именно им (кстати, Зеленский закон соблюдает, говорит об оккупированных территориях и иностранных войсках).

В общем, хороших новостей две: саммит состоялся и скандала не вышло. Плохих новостей нет вообще, потому что все плохое просто не стало хуже.

Leave a Reply