Саакашвили нужен для нового эксперимента над Украиной

На Украине продолжаются дискуссии вокруг третьего пришествия Михаила Саакашвили в украинскую политику. Первое было в 2015 году, когда его назначили одесским губернатором, второе – в 2017 году, когда он прорывался через границу, чтобы стать лидером оппозиции к режиму Петра Порошенко. Теперь западные партнеры требуют назначить этого человека на пост вице-премьера «по реформам». Судя по всему, у них это не получается. Но хотелось бы посмотреть на картину с другой стороны. А как вообще получилось, что Саакашвили вдруг стал украинским политиком?

Ситуация, если вдуматься, достаточно дикая. Был человек главой государства. Имел рекордный рейтинг. Стал лицом реформ. Да, не все было однозначно. Проиграл войну. Гнобил оппозицию. Вызвал возмущение общественности. Вынужден был покинуть страну. Но все же это глава государства. Он приносил присягу. Он брал на себя ответственность за маленькую, но древнюю страну.

А потом вдруг оказывается, что пост президента Грузии был для него просто разминкой перед невероятно ответственным постом главы Одесской областной государственной администрации. Это как если бы Черчилль, получив отлуп у неблагодарных британцев, взял бы и укатил в Биробиджан руководить местным облисполкомом. Чисто доктор Джекилл и мистер Хайд.

А как же, простите, присяга? А как же почти 1,7 млн голосов грузинских избирателей, поданных за него в 2004 году (для Грузии, с ее населением 3,7 млн, это очень много)? А как же патриотизм, под лозунгом которого Саакашвили вел грузин «наводить конституционный порядок в Южной Осетии» в 2008 году?

На самом деле все правильно, если вспомнить природу современных «цветных революций». Недаром шутят, что цветная революция может быть только в стране, где есть посольство США и отделение Фонда Сороса. Саакашвили изначально ни минуты не был грузинским политиком.

Он пришел к власти как представитель транснационального финансового капитала. Присягу приносил послу США. Голоса избирателей были отданы Госдепу (чисто по «Повести временных лет»: «приходите княжить и владеть нами»). Да и войну он затеял потому, что хозяева требовали от него быть президентом страны в границах Грузинской ССР и насолить России.

Но даже это ничего не объясняет. Такого рода «правителей» в современном мире полным-полно. Но не поехал же Виктор Ющенко, получив свои 5%, руководить реформированием пчеловодства в Грузию. И даже мысль такая, пожалуй, не возникла. А у Саакашвили – возникла.

Читайте также:  Социология обреченных. Будет ли Зеленский тем, кого от него ждут?

На самом деле инициатива тут принадлежала, конечно, не Саакашвили, а пресловутому «вашингтонскому обкому». До сих пор ахиллесовой пятой всех «цветных революций» было то, что необходимо оставаться в рамках демократии и прав человека. То есть взять и отправить на местный аналог Колымы всю оппозицию, а крупный бизнес тупо ограбить – нельзя. Можно пару десятков человек тихо убить, несколько сотен пересажать, но в основном надо блюсти демократию. От этого эффективность сильно страдает, революционная власть коррумпируется... В общем, схема оказывается незавершенной.

И тут какой-то дельной голове пришла в голову ценная мысль – почему бы не создать команду кондотьеров, которая бы приезжала в страну, в которой не имеет никаких корней и судьба которой ей безразлична, и проводила бы нужные реформы, не реагируя на протесты населения и объективный обвал показателей? Местные политики все равно вынуждены считаться с реальностью, а наемники реагируют только на приказы работодателя.

Основу команды, естественно, составили грузины. Причина очевидна – грузинские реформы и грузинские реформаторы лучше всего выглядят с рекламно-пиаровской точки зрения. У них ведь действительно получилось. А если что не получилось – так это Путин виноват. Помимо красавиц Екатерины Згуладзе и Хатии Деканоидзе, имевших имидж реформаторок полиции, или бывшего замгенпрокурора Гизо Углавы (кстати, он и сейчас работает заместителем главы абсолютно бессмысленного Национального антикоррупционного бюро Украины), попали в команду какие-то совсем уж мутные личности вроде Джабы Эбаноидзе (кто это и чем он занимается, никто не знает).

Помимо грузин в команду принимались другие, без лести преданные делу «открытого общества» персонажи. Например, «Маша-на-все-руки» Гайдар или литовский варяг Айварас Абромавичус, приехавший в Киев прямо из столицы «государства-агрессора» (чего, разумеется, никто не заметил). Последнего, кстати, сгоряча назначили министром экономического развития, но он через два года заявил, что вообще не понимает, о каком экономическом развитии может идти речь в случае с колонией глобального финансового капитала. Забавно, но этот epic fail ему простили и на Западе, и на Украине – сейчас он руководит «Укроборонпромом» (на очереди вопрос – о какой обороноспособности Украины в принципе может идти речь).

Читайте также:  Выборы президента Украины. Расстановка сил за месяц до голосования

Главой этой разношерстной команды вивисекторов и стал Саакашвили. Почему он согласился на эту роль, никто не знает и, думается, никто никогда не узнает. Впрочем, о моральном облике этого человека можно не беспокоиться. Непонятно только, есть ли в аду специальное место для таких персонажей.

В качестве базы для эксперимента была избрана Украина, в основном потому, что ее не жалко. Ожидать хоть какого-то здравомыслия от людей, которые дважды выходили на Майдан, не приходится, остальные были надежно подавлены под предлогом «войны с Россией». Ну и самое главное – в тех же США в глубине души все равно уверены (об этом проболтался в конце своего президентского срока Барак Обама), что Украина – это часть России, что бы ни думали себе местное население и элиты. И превратить эту часть России в радиоактивную пустыню – дело чести, дело славы, дело доблести и геройства для любого русофоба. Раз уж саму Россию, не получив ответку, нельзя.

Осталось имплантировать «спецназ реформ» в украинскую власть и назначить премьером грузинского тяжеловеса, который быстро бы затмил действующего президента Петра Порошенко. Все пошло хорошо, но... Петр Порошенко недаром считается одним из умнейших украинских политиков. Он сразу понял, что дело для него пахнет даже не керосином, а скипидаром. Была стремительно провернута схема, по которой премьером стал карманный Владимир Гройсман, а Саакашвили был направлен губернатором в Одессу.

Западным партнерам, по-видимому, было объяснено, что: а) на Одессу покушался нехороший человек Игорь Коломойский (что правда) и Саакашвили должен обрубить его щупальца в регионе; б) пост главы ОГА – прямая дорога на пост премьера (для Украины это не так, но в Вашингтоне мыслят американскими реалиями).

В общем, Саакашвили опустили в омут мелкой местной политики и коррупции, и там с него быстро слез реформаторский лоск. Через некоторое время неудачливого руководителя «спецназа реформаторов» отправили в отставку как не оправдавшего доверие. Уж в чем в чем, а в таких комбинациях Порошенко мастер.

Саакашвили попытались использовать как таран против Порошенко, который воспроизвел на Украине олигархическую систему, категорически не устраивавшую Запад (потому что Техас должен грабить кто угодно, но только не техасцы).

В общем, это ему не удалость именно по той причине, по которой он в принципе был брошен на Украину – из-за отсутствия хоть какой-то почвы в стране. Даже те политики, которые не уставали подчеркивать свою к нему близость в бытность Саакашвили президентом (вроде Юлии Тимошенко), старательно от него дистанцировались.

Читайте также:  Повторить нельзя забыть. Украинская власть наступила на грабли 1919 года

Казалось бы, на этом эксперимент был закончен. С одной стороны, был очевиден провал (залетные «реформаторы» оказались неконкурентоспособными по сравнению с местной элитой), а у американских демократов и Сороса возникли свои проблемы в виде победы на выборах Трампа (собственно, проблема того же типа – транснациональные элиты проиграли национальным).

Однако со временем глобалисты очухались, а победа Зеленского позволила реализовать второй заход «спецназа реформаторов». Ситуация на самом деле даже лучшая, чем была в 2015 году. Люди, которые перед этим дважды стояли на Майдане, избрали себе президентом актера. Причем это явно не Рейган.

Люди, не стоявшие на Майдане, частью сами голосовали за актера, частью подавлены огромной поддержкой действующего президента (она и год спустя после избрания остается очень высокой, что совершенно нетипично для украинской политики).

Сам президент-актер, в отличие от своего киногероя, без лести предан делу МВФ и глобального капитала. К тому же он избавился от докучливой опеки со стороны «нехорошего человека» Коломойского (попав, правда, под плотную опеку Ахметова, который хорош только тем, что у США к нему нет прямых претензий).

Leave a Reply