Протесты в США: «американская весна» или «американский Майдан»?

События в США приобрели масштаб беспрецедентный. Фактически выступлениями «цветного» населения охвачена вся страна. Комендантский час, по состоянию на 1 июня, был введён в 40 городах, включая Вашингтон. Ряд штатов мобилизует Национальную гвардию. Правда, политических требований ещё нет, да и вообще протестующие в основном увлечены грабежом
Наблюдатели говорят то ли об «Американской весне», то ли об «американском Майдане», но оба сравнения откровенно хромают — и «весна», и «майдан» предполагают наличие внешней поддержки, а её как раз и нет. Хотя отдельные журналисты в странах, от майданов пострадавших, постоянно упражняются на эту тему.

Базовые проблемы

К нынешним беспорядкам привело сочетание двух факторов.

Во-первых, это фактор расовой сегрегации.

Да, юридически она была запрещена в 1964 году, но де-факто белое и «цветное» население живут отдельно. При прочих равных условиях у темнокожих всё хуже — ниже уровень жизни, хуже образование, хуже медицинское обслуживание, выше уровень преступности и наркомании и т.п. Достаточно сказать, что при доле в населении Америки 12,6% афроамериканцы совершают 52% убийств. Даже если эта цифра завышена (а при прочих равных условиях темнокожий быстрее сядет, чем белый), то ситуация всё равно аховая.Естественно, в США отдают себе отчёт в этой проблеме, но единственно возможный путь решения проблемы в рамках нынешней системы — экстенсивный. В США чернокожим давали всё больше и больше прав. А когда в конце прошлого века оказалось, что права в стране просто кончились, пошли путём «позитивной дискриминации» — ограничения прав белого большинства. Вплоть до запрета слова «негр» (в социальных сетях за него нещадно банят). Естественным результатом следования в этом направлении будет законодательный запрет претендовать на пост президента таким, как Трамп, — белым, богатым, знаменитым, с нормальной сексуальной ориентацией.

Во-вторых, это фактор полицейского произвола.

Собственно, такая проблема существует всюду, где есть полиция. На Украине ведь тоже были и Врадиевка, и Кривое Озеро, и вот недавно Кагарлык. В США, в силу особенностей менталитета и законодательства, полиция более охотно применяет силу, в том числе вооружённую.

Читайте также:  Навстречу встрече, или Где унитазы с боевых кораблей Украины. Обзор политических событий с 15 по 21 ноября

При этом надо, опять таки, иметь в виду тот же расовый фактор. Когда обсуждалась концепция памятника пожарным, погибшим 11 сентября в Нью-Йорке, защитники гражданских прав требовали, чтобы среди пожарных обязательна была одноногая бодипозитивная афроамериканка-лесбиянка (это шутка, но проблема в том, что, если бы американским борцам за гражданские права предложили этот бред, они бы сказали, что такой вариант идеален). Однако быстро удалось выяснить, что есть проблема — в пожарном департаменте Нью-Йорка ни одного чернокожего нет. Схожая ситуация в полиции и ФБР — большинство там составляют белые англосаксы (правда, относительно чаще не протестантского, а католического вероисповедания — силы правопорядка в США представлены, в значительной степени, потомками беженцев из Ирландии).

Легко понять, что если среди правонарушителей непропорционально много цветных, а среди правоохранителей — белых, то почти любой конфликт превращается в межрасовый.

Опять же, в силу особенностей чернокожей общины, любое такое столкновение вызывает достаточно массовую реакцию.

«Цветные» технологии в США

Собственно говоря, почти каждое убийство чернокожего вызывает массовые протесты, которые довольно быстро перерастают в погромы.

Достаточно вспомнить «Лос-Анджелесский бунт» 1992 года, во время которого погибло 63 человека. Современные эксперты полагают, что эти события не получили достаточного размаха просто из-за отсутствия достаточной коммуникации.

Сравнительно недавно, в 2014 году, мы были свидетелями беспорядков в Фергюсоне. Они тоже начались с убийства полицейским чернокожего и продолжались с августа по декабрь (рецидив был в августе 2015 года), сопровождаясь погромами и грабежами. Причём в этот раз с альтернативными средствами информации всё было в порядке: масштабные демонстрации также прошли в Чикаго, Филадельфии, Атланте, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и других городах США. Волна протестов охватила в общей сложности 37 из 50 штатов.

При этом никакой организованной силой протестующие не стали и никакие политические требования не выдвинули. Впрочем, надо помнить, что в это время при власти был президент-демократ Барак Обама.

Ну и если уж упомянут Обама, то стоит обратить внимание на события, которые многие аналитики считают первой попыткой применения технологий «цветных революций» в США.

Читайте также:  Было ли оправданно применение ядерного оружия против Японии?

Акция «Захвати Уолл-Стрит» 2011 года не имела практически никакой расовой подоплёки. Более того, всё выглядело как попытка социалистической революции, которая выглядела так странно, что могла вызвать энтузиазм только у очень легковерных людей. Ведь США страна настолько правая, что там даже социал-демократической партии нет (хотя есть профсоюзы).

Что же произошло? А произошло следующее: Бараку Обаме надо было выдвигаться на второй срок, а у него кампания как-то не очень хорошо шла. В смысле, всё было плохо, потому что он оказался для США слишком «левым». Главным образом — в контексте проведённой им медицинской реформы (это отдельная тема).

В руководстве Демократической партии крепко задумались и пошли на поклон к Джорджу Соросу. И он предложил элементарный политтехнологический трюк, называемый «прививка». Как правило, сводится он к тому, что если на кандидата есть компромат, то его стараются перебить ещё более сильным компроматом.

В ситуации 2011 года «социалисту» Обаме противопоставили ненасильственные (ах, как это знакомо…) акции «Оккупируй Уолл-стрит» с портретами Карла Маркса и другими внешними признаками попытки коммунистического переворота. По сравнению с «оккупантами» Обама, понятно, был уже никаким не социалистом, а вполне себе умеренно-либеральным политиком.

Специфика моментаКакая у нас сейчас ситуация? Приближаются выборы…

Положение Джозефа Байдена в целом не лучшее.

С одной стороны, рейтинги его довольно высокие. Но у Клинтон рейтинги тоже были высокие. Более того, она и голосов получила на самом деле больше, чем Трамп.

С другой стороны, положение Байдена не особенно прочное.

В первую очередь, конечно, из-за украинского фактора — даже без наличия полноценного компромата по делу «Буризмы», самих по себе опубликованных на Украине плёнок вполне достаточно.

Кроме того, Байден находится не в лучшей физической и психической форме. Так же как и Клинтон в 2016 году. Кстати, была конспирологическая версия, что от победы Клинтон тогда отказались сами же американские элиты. На том основании, что «бабушка сломалась». Ну вот «дедушка» тоже заговариваться начал.

Читайте также:  Мажоритарные баталии. «Слуги народа» жалуются на засилие двойников

В общем, демократам срочно нужен был фактор, который бы полностью изменил политическую карту США перед выборами. И выход нашли в развёртывании «афромайдана».

Само по себе движение протеста США и американскому режиму ничем не угрожает. Банды грабителей и погромщиков победить не могут. И никаких особенных симпатий они не вызывают.

Более того, на всякий случай даже развёртывать настоящий Майдан, «по правилам», не стали — у американского протеста пока нет определённого, постоянно действующего центра.

Цель тут очень проста — показать, что именно политика Трампа привела к погромам. Потому что именно Трамп, будучи ярким представителем господствующего класса (Байден — не менее яркий представитель, но — замнём для ясности), спровоцировал нарушение прав расовых меньшинств. Именно Трамп защищал права не тех людей, чьи права на самом деле нужно защищать. И именно Трамп не смог сохранить стабильность и спокойствие в стране, из-за него добропорядочные граждане несут убытки.

Важный элемент — коленопреклоненные просьбы белых (в том числе — полицейских и нацгвардейцев) простить их «расизм». Это значит, что белые тоже осуждают политику Трампа.

Разумеется, это меняет всю расстановку сил, обесценивает компромат против Байдена и ослабляет позиции Трампа. Причём ответить в той же парадигме он не может — равноправие меньшинств является важнейшим элементом «американского мифа».На этом фоне обращение китайского журналиста к Нэнси Пелоси с вопросом, нравится ли ей происходящее на улицах Вашингтона, немного наивно. Да, ей нравится, потому что ей нравится всё, что ведёт к падению Трампа.

Единственное, что может помешать реализации этого блестящего плана, — то обстоятельство, что США фактически и так находятся в состоянии «холодной гражданской войны». И она постепенно переходит в горячую фазу: жители белых районов вооружаются и самоорганизуются, чтобы остановить погромщиков. Результатом может стать крах США, и радоваться тут нечему. Это будет означать планетарную катастрофу, вплоть до возможной ядерной войны.

Leave a Reply