Посольство Украины в России. Дом, едва не ставший могилой Ленина

На заседании Московского городского комитета РКП(б) ждали приезда председателя Совнаркома. Однако Ленин задерживался. Как оказалось позже, ждали напрасно: он вообще не смог приехать в МГК 25 сентября 1919 года. Тем временем в окно набитого людьми зала влетела бомба
Это только один эпизод в истории дома Заборовых-Трубецких-Алябьевых. Адрес этого исторического здания знают все украинцы, посещающие Россию, — оператор мобильной связи автоматически оповещает их о том, что со всеми вопросами надо направляться в посольство Украины в Леонтьевском переулке, 18.

Усадьба на этом месте появилась в конце XVIII века. По состоянию на 1793 год участок принадлежал купеческой жене Ирине Заборовой. Непонятно, правда, покупала ли она участок с капитальными строениями или строилась уже сама. Купцы Заборовы вели в Москве обширную торговлю. Мемуарист Иван Слонов писал об одном из них (вероятно, о муже домовладелицы) так: «Купец Заборов владел в Московских рядах трехэтажной лавкой, торговал обувью и головными уборами оптом и в розницу, его годовой товарооборот в 70-80-х годах превышал 100 тыс. руб. Он держал 10 приказчиков и 13 мальчиков».В 1802 году в «экскпликации» (в данном случае это план-схема, составленная землемером) усадьбы числилось два каменных жилых дома, один по красной линии Леонтьевского переулка, другой — в глубине. Этот, второй, и носит сейчас номер 18.

Кстати, о переулке. На московских градостроительных планах он числится с середины XVIII века, название же он получил по фамилии самого знатного тогдашнего домовладельца. Им был Михаил Леонтьев — генерал-аншеф, крупнейший землевладелец, родственник правящей семьи — его тётка была матерью Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра I. И, удивительное совпадение, в 1738-40 годах он был киевским губернатором, а в 1741-52 годах — киевским генерал-губернатором. Так что переулок самим своим названием связан с Украиной. В 1938-1994 годах переулок носил имя Константина Сергеевича Станиславского, который долгое время тут жил.

Читайте также:  Как заставить Украину выполнить Минские соглашения

Пожар 1812 года разрушил Тверскую часть. Каменные здания заборовской усадьбы устояли, но сильно обгорели и по 1817 год стояли нежилыми.

К 1823 году один из домов удалось восстановить, но уже в качестве доходного. Его именитым жильцом стал уже известный музыкант и композитор Александр Алябьев. В этом доме он написал несколько популярных опер-водевилей, музыку по случаю торжественного открытия Большого театра. Сюда же, на вечера в Леонтьевском, приходили князь Владимир Одоевский, Вильгельм Кюхельбекер, Денис Давыдов, Александр Грибоедов. Просто удивительно, как мимо этого дома прошёл Александр Сергеевич Пушкин. А может, не прошёл, просто мемуары об этом не сохранились? Кто знает…

А потом произошла трагедия. В феврале 1825 года к Алябьеву в гости заехал воронежский помещик Тимофей Времев. Он крупно проигрался (по-видимому — Давыдову), нахамил гостям, получил пощёчину от Алябьева, а по дороге домой скончался от инфаркта.

Ситуация понятная, но за расследование взялся обер-полицмейстер Александр Ровинский, имевший зуб на композитора. Ему удалось добиться обвинения в убийстве (при эксгумации трупа были установлены разрывы внутренних органов), в результате чего Алябьев попал в тюрьму, где он написал знаменитого «Соловья» на стихи Антона Дельвига. В 1827 году по приговору суда Алябьев был лишен знаков отличия, чинов и дворянства и сослан в свой родной Тобольск. Кстати, зловещую роль в его судьбе сыграл ещё один друг Пушкина — Иван Пущин, который при первом рассмотрении дела отказался поддержать оправдательный приговор.

В это время Тверская часть («частями» назывались административные районы Москвы, привязанные к пожарным станциям) стала аристократическим районом. История усадьбы приобретает «галантный» характер.

В 1834 году Заборовы продают свой дом княжне Вяземской, затем он переходит к Римскому-Корсакову, и в 1842 году дом опять меняет владельца. Им становится князь Алексей Иванович Трубецкой, а после его кончины — жена Надежда Борисовна Трубецкая. Она же, в свою очередь, передает дом племяннице Прасковье Уваровой, урожденной Щербатовой. Так в 1881 году хозяином дома становится историк и археолог граф Алексей Сергеевич Уваров, муж Прасковьи Сергеевны, в которую когда-то был влюблен Лев Толстой и вывел её в романе «Анна Каренина» в образе Кити Щербацкой.

Читайте также:  «Добрий вечiр, вам, малята, любi хлопчики й дiвчата!.. »

В XIX веке дом неоднократно перестраивался и приобрел черты эклектического стиля, характерного для рубежа веков. В реконструкциях участвовали архитекторы Сергей Соловьёв и Константин Быковский. В 1854 году у дома появилась металлическая ограда.

После революции Уваровы эмигрировали, а особняк был реквизирован.

Первоначально там размещался ЦК партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов (левых эсеров). Там можно было встретить таких легендарных людей, как Мария Спиридонова и Яков Блюмкин.

После разгрома левоэсеровского мятежа летом 1918 года дом был отдан под Московский комитет большевистской партии. Взрыв 25 сентября 1919 года стоил жизни 12-ти коммунистам, а ещё 55 были ранены. Среди убитых был секретарь горкома Владимир Загорский (в его честь позже был переименован Сергиев Посад), а среди раненых — Николай Бухарин и Арвид Пельше (последний был при Брежневе главой Центральной контрольной комиссии и, по словам Леонида Кучмы, приложил руку к восстановлению в партии Виктора Януковича). Взрыв был столь сильным, что тыльная стена здания наполовину обрушилась.

Этот теракт сыграл важную роль в развитии русской революции. Уже 29 сентября ответственность за его проведение взяли на себя анархисты. «Наша задача — стереть с лица земли строй комиссародержавия и чрезвычайной охраны и установить Всероссийскую вольную федерацию союзов трудящихся и угнетённых масс. Нечего ждать прихода белой деникинской реакции и ухода красной, комиссарской. Мы сами должны установить свободный строй в стране теперь же, немедленно, не дожидаясь окончательной гибели завоеваний октябрьской революции».В результате сложившейся уже в Советской России многопартийности был нанесён мощный удар — ЧК принялась преследовать вполне свободно себя чувствовавших анархистов и левых эсеров (одним из организаторов теракта был левый эсер Донат Черепанов). «Комиссародержавие и чрезвычайная охрана» резко усилились.

Дом был восстановлен в 1922 году архитектором Владимиром Маятом, который установил в курдонёре перед фасадом памятник погибшим.

В 1924 году в особняке расположился интернациональный коммунистический клуб политэмигрантов, а с 1937-го тут находился Центральный дом художественной самодеятельности профсоюзов.

Читайте также:  Зеленский в кольце друзей. Чем грозят президенту события последних дней

В 1944 году в доме было размещено постпредство Совмина УССР при Совмине СССР, которое в 1992 году стало посольством независимой Украины. Сейчас, правда, это посольство без посла, но консультации о восстановлении полноценных дипломатических отношений между странами идут.

Leave a Reply