Порошенковский план «П»: если уж врать, так по полной

В среду, 27 марта, президент Порошенко сделал ряд важных заявлений. Не все из них новые, но видно, что Пётр Алексеевич пытается в последние дни до выборов что-то донести до избирателей, объяснить им, что у него есть свой обдуманный план
План-то у него есть, но, судя по выступлению на ICTV и беседе с избранными журналистами и блогерами, какой-то он слегка бессвязный и нелогичный. Похоже, президент в очередной раз пытается обмануть избирателей. Судя по социологии, избиратели обманываться не рады…

О планах на будущее

«В отличие от плана «Ю» или плана «Зе», у меня есть план «П». И план «П» — это построить великую страну свободных, богатых и счастливых людей. И этот план, когда мы идем своим путем. Этот план приведет страну к полному членству в ЕС и НАТО».

Скорее всего, президент действительно считает, что предпринимаемые им действия самостоятельны и ведут к членству в НАТО и ЕС. На самом деле это, конечно не так. Хотя Украина (закабалённая, бедная и несчастная) может оказаться в этих международных объединениях — они ведь тоже не стоят на месте, развиваются и могут, в конце концов, оказаться отстойником для несостоявшихся государств. Почему нет?

Задним умом. Соглашение об ассоциации Украины с ЕС стало грандиозным провалом
Задним умом. Соглашение об ассоциации Украины с ЕС стало грандиозным провалом

В будущем Порошенко планирует стать депутатом Европаламента от Украины. Когда именно это произойдёт, он не уточнил. Правда, ему стоило бы напомнить, что Украину в Парламентской ассамблее ПАСЕ уже представляла Надежда Савченко

Порошенко повторил, что «сейчас война с Россией» и «не может быть президентом страны в условиях войны человек, который не верит в победу».

Это, очевидно, о его отношении к «Свинарчук-гейту» — воровать на военных поставках может себе позволить только человек, который уверен в победе. Или скорее, который не верит в саму войну (благо она до сих пор не объявлена).

О Минских соглашениях

Президент остаётся принципиальным приверженцем Минских соглашений. По его мнению, они предусматривают чёткие обязательства России по освобождению захваченных ею украинских территорий и вывод войск и вооружения. «Тот, кто предлагает что-то другое — будапештские форматы, варшавские форматы, московские форматы — это делается только с одной целью: дать Путину ускользнуть от взятых на себя обязательств. Если Украина сама откажется от Минского процесса, если Украина сама откажется от нормандского формата — снимутся санкции. Это то, чего хочет Путин».

Тут надо обратить внимание на три обстоятельства.

Во-первых, Минские соглашения не предполагают никаких действий со стороны России. Практически всё, что описано в соглашениях, касается действий Украины. А именно Украина ничего не делает.

Читайте также:  Социология обреченных. Будет ли Зеленский тем, кого от него ждут?

Во-вторых, приняв закон о деоккупации Донбасса, Украина отказалась от Минских соглашений. И… ничего не случилось.

В-третьих, предлагая другие форматы, кандидаты на пост президента предлагают способ восстановления территориальной целостности Украины в условиях, когда Минские соглашения не выполнили своей функции.

«Минск-2»: Соглашения, которые умерли?
«Минск-2»: Соглашения, которые умерли?

Впрочем, это всё касается юридической стороны вопроса, а она никого в современном мире не интересует, и с фактической стороны Порошенко прав — санкции против России действительно введены за невыполнение Минских соглашений. Россия же их не выполняет по простым причинам:

— в соглашениях не написано, что нужно делать;

— санкции только формально связаны с Донбассом, на самом же деле они направлены против слишком самостоятельной внешней политики России;

— в России отлично понимают, что выполнение украинских требований приведёт к ужесточению санкций.

Порошенко утверждает, что «минского формата не существует. Есть Минские договоренности», существует же только «нормандский формат».

Между тем это как раз ложь. «Минский формат» — это формат работы контактной группы, в которой принимают участие представители Донбасса. В соответствии с Минскими соглашениями Украина должна именно с ними вести переговоры. Но Украина выполнять Минские соглашения не желает. И переговоров не ведет.

О миротворцах

По мнению Порошенко, миротворцы должны «выжать оккупационные российские войска с Донбасса». «Это записано черным по белому в Минских договоренностях. Вторая позиция — разоружить незаконные военные формирования. Это записано. Третья позиция — выбросить обратно в Российскую Федерацию незаконное вооружение, тяжёлую военную технику. Это записано в Минских договоренностях. Передать под контроль Украины неконтролируемый участок украинско-российской границы».

Тут следует отметить, что в Минских соглашениях нет ни полслова о самой возможности ввода на территорию Украины миротворцев. Поэтому в этом вопросе президент врёт.

Соответственно, миротворцы не могут выполнять все перечисленные функции. В особенности, не могут они «выжать оккупационные российские войска с Донбасса» потому, что их там нет — ни по Минским соглашениям, ни по отчётам ОБСЕ.

Миротворцы в Донбассе: есть ли поле для компромисса
Миротворцы в Донбассе: есть ли поле для компромисса

Вообще, то, что описал Порошенко, — это не миротворцы, а иностранный военный контингент, который должен завершить АТО/ООС. Кстати, ничего невозможного в этом предложении нет: если действительно отменить право вето в ООН, чего добивается Порошенко, на территорию Украины могут быть введены иностранные войска. Исторический прецедент уже имел место в 1950 году, когда силы ООН были введены в Корею. Итог известен — трёхлетняя война, сотни тысяч погибших, разделение Кореи на последующие семь десятилетий. Мировая ядерная война — опционно.

Российский вариант миротворческой миссии его не устраивает, поскольку он, дескать, не соответствует правилам ООН, которая «имеет свой четкий формат миротворцев».

Это опять-таки ложь, поскольку никакого определённого формата миротворческой миссии не существует — эти форматы устанавливаются индивидуально, в зависимости от выполняемых миссией задач. Если говорить о «классической» миссии, то она предполагает просто разведение сил противостоящих сторон для обеспечения того самого «компонента безопасности», о котором так много говорит украинская сторона.

Читайте также:  Война и мир - Волкер и Минск(ер)

О газе

Огромное недовольство вызвал у Порошенко визит Бойко и Медведчука в Москву: «Они не говорят, чтобы освободить наших военных, они не говорят вывести оккупационные войска, они не говорят о прекращении войны. У них нет с Россией других тем разговора, кроме закупки газа».

Интересно, почему это Бойко и Медведчуку нельзя договариваться о газе, который жизненно нужен и для промышленности, и для коммунального хозяйства? Это скорее претензия к нынешнему правительству — почему оно не интересуется вопросами экономического развития страны.

Что до остальных тем, то сам же Порошенко в прошлом году уверял, что Медведчук — эффективный переговорщик по вопросам пленных. Это не говоря о том, что немного странно договариваться об их освобождении пленных с главой «Газпрома» Миллером.

По мнению президента, у Украины нет никаких проблем с газом. Он напомнил, что по газовым соглашениям, подписанным Тимошенко, Украина должна была закупать 56 млрд кубометров газа, в то время как ей нужно гораздо меньше — «в 2017 году Украина потребила 14 млрд кубических метров газа вместо 52 млрд, в 2018 году — 10,5 млрд».

Народная примета: накануне выборов электорату всегда обещают понижение цен на газ
Народная примета: накануне выборов электорату всегда обещают понижение цен на газ

Понятно желание уязвить Тимошенко, но Порошенко оперирует не теми цифрами и не так. В 2017 году, например, Украина потребила не 14 млрд кубометров газа, а 14 миллиардов кубометров импортного газа, что не одно и то же. Газ этот «европейский», т.е. — по завышенной цене даже по сравнению с контрактным российским газом (Бойко договорился о снижении его цены на четверть). Общее же потребление составило 32 млрд. Это — в условиях сильнейшего кризиса и остановки предприятий, использующих газ как сырьё (в результате Украина, при простаивающих «Азотах», закупает удобрения в… "стране-агрессоре"). На момент же подписания соглашений Тимошенко ситуация была вообще другая — в 2007 году Украина потребила 69,9 млрд кубометров, из которых 55 млрд были импортными (правда, часть газа тогда реэкспортировалась). Так что Тимошенко, подписывая контракт, исходила из текущего потребления импортного газа и перспективы экономического роста.

А вот действующий  президент исходит из совсем другого: «Если мы пройдем точку невозврата 2019 года, то в 2021-2022 годах Украина станет энергетически независимой. Мы прекратим импортировать газ».

То есть, если Тимошенко исходила из того, что газ — ресурс для развития экономики, то для Порошенко он существует сам по себе — независимо от экономики и коммунального хозяйства. Впрочем, в перспективы энергетической независимости Украины легко поверить — если закрыть заводы, а в городах отключить централизованное водяное отопление, Украина сможет ещё и экспортировать газ…

Читайте также:  Воевать никто не хочет, уступать тоже. Украина перед выборами

Между прочим, в Винницкой области президент посетил завод по производству солнечных панелей и также вещал об энергетической независимости. Увы и ах, использование таких источников никакого отношения к независимости не имеет — во всём мере «зелёная энергетика» экономически неэффективна и «зелёный тариф» обеспечивается за счёт традиционной энергетики.

Кстати, есть тут и другая составляющая — Бойко, получается, может позволить себе прямые переговоры с Медведевым. Порошенко — не может. С ним в Москве разговаривать не хотят. Он, правда, пытается убедить всех в том, что это его собственный выбор: «Могут ли быть двусторонние переговоры? Ну конечно, мы суверенное независимое государство. Но будет ли позиция Украины слабее, если мы поедем без поддержки наших мировых партнеров по проукраинской коалиции? Очевидно, что слабее».

 

О борьбе с бедностью

«На сегодняшний день то, что происходит сейчас, — это война с бедностью. Если они (оппоненты. — Ред.) называют это подкупом, я хочу подчеркнуть — этим подкупом, как они называют, или борьбой с бедностью я буду заниматься следующие пять лет».

В комплекс мероприятий, которые являются частью программы борьбы с бедностью, входят монетизация субсидий, индексация пенсий, разовая доплата к минимальной пенсии, помощь многодетным семьям.

Гаврилечко наглядно показал, что представляет из собя монетизация субсидий
Гаврилечко наглядно показал, что представляет из собя монетизация субсидий

Остановимся на двух первых моментах.

Монетизация субсидий не имеет никакого отношения к борьбе с бедностью, хотя в какой-то мере относится к борьбе с коррупцией. Речь идёт о том, что те средства, которые раньше в безналичной форме передавались от государства компаниям, которые предоставляют коммунальные услуги, теперь  выдаются на руки людям, с тем чтобы они сами отдали их тем же самым компаниям. Что поменялось? Ощущения людей. Ну и у них появилась возможность не оплачивать услуги, а, например, купить себе еды или лекарств.

Упомянув индексацию, Порошенко сам себя наказал — утверждая, что предпринятые сейчас меры — не подкуп, он вдруг вспомнил, что решение об индексации пенсий было принято ещё в 2017 году, но реализовано оно было только сейчас — перед выборами.

Отвечая на вопрос о том, почему он ничего не делал для борьбы с бедностью первые пять лет, президент объяснил — деньги были нужны для закупки вооружений, а сейчас армия вооружена и накормлена.

P.S.: Но самые интересные заявления президент сделал на встрече с блогерами-порохоботами. Там был и план обогнать Америку (в чём, интересно?), и заявление о том, что борьбу с коррупцией Украине навязала Россия, и необходимость пресечения беспредела нацистов… Жаль, это феноменальное по своей глупости выступление не транслировалось.

Leave a Reply