Порошенко не возвращается. Он никуда не уходил

Еще накануне второго тура голосования политологи активно обсуждали, куда будет прятаться Порошенко после неминуемого краха. Ростов-то не резиновый, значит – вилла в Испании. Но никаких признаков того, что Порошенко намерен эвакуироваться нет. Он продолжает борьбу.

Выступления Петра Порошенко во Львове 29 апреля выглядели вполне проходными. Все как всегда – армовир, евроинтеграция и тому подобное. Устарело, показало свою неэффективность, но львовский электорат к таким речениям относится благосклонно.

Присутствовала, конечно, некоторая неуверенность – да, армовир теперь есть, но его надо защищать, а то не будет. В общем, победа над здравым смыслом не окончательная, снижать накал идиотизма нельзя.

Были моменты и откровенно смешные.

Вот, например, такое откровение: «тот, кто не будет соблюдать Конституцию, должен будет уйти из украинской власти».

Ну, да. Вот Порошенко и уходит…

Или обещание объяснить Зеленскому «как не продаться за 30 сребреников газа, которые точно обманут. Ведь мы это знаем».

Интересно, о чем это Петр Алексеевич? Неужели о том, как он спешно подписал невыгодное для Украины соглашение об ассоциации, а когда попросил его пересмотреть – был послан в известном направлении? А мы то и не знали, что он сребреники за это получал… Или это о газовых и угольных схемах? Так там обмана, вроде бы, не было – если цену повышать, то она повысится… Петр Алексеевич недополучил обещанный откат?

Или благодарность Парубию, за то, что он сделал с «мовой»…

Нет, ну это реально смешно – Парубий, который сделал вклад в развитие украинского языка. Привнес туда совершенно новые звуки.

Читайте также:  Куда падает рейтинг Зеленского?

Но это все – внешнее оформление. Ключевые же моменты в этом визите состояли вовсе не в подведении итогов не слишком задавшегося президентства, а в планах на будущее.

Так вот в будущее Петр Алексеевич смотрит вполне себе оптимистично.

Во-первых, он рассчитывает на поддержку 4,5 миллионов избирателей (те самые «25%»). Хотя это и абсурдно – большая часть из этих миллионов от него уже отвернулась, а кого-то он сам нарисовал (но продолжает верить в их существование).

Во-вторых, он намеревается объединить все патриотические силы перед парламентскими выборами.

Тут, кстати, трудно понять, кого именно и как он объединять будет.

Ему ведь удалось получить во втором туре голоса только тех избирателей, чье благополучие связано непосредственно с ним, а также тех, для кого неприемлема победа уроженца Юго-Востока и, к тому же, еврея (примечательно, что сам Порошенко – уроженец Юго-Востока, а версия о его «еврействе» появилась именно в кругах «патриотов»).

После того, как Порошенко перестал быть президентом, «свинарчуки», из которых чуть больше чем целиком состоит БПП, перестанут быть «свинарчуками Порошенко». Что до ксенофобов, то им есть вокруг кого объединиться и помимо Порошенко.

В-третьих, спустя пять лет Порошенко собирается вернуться на пост президента.

Тут, пожалуй, даже можно предположить, что он не зря надеется – Зеленский пока вовсе не демонстрирует самого понимания того, что после победы на выборах борьба за власть только начинается…

В адекватности мировосприятия Порошенко, конечно, есть основания сомневаться, но нет оснований сомневаться в том, что сейчас это один из самых сильных украинских политиков. И если он берется даже за безнадежное дело, то он может его продвинуть, как показывает история с томосом.

Читайте также:  Социологи фиксируют: Бойко догоняет Порошенко

Кроме того, Порошенко получил определенные сигналы в ходе своих последних визитов в Берлин и Париж, и есть основания полагать, что это были отнюдь не только гарантии безопасности в обмен на «мягкий» транзит власти.

Я уже высказывал версию о том, что в Украине будет строиться партийная система, характерная для других колоний США – в составе партий «еврооптимистов» и «национал-популистов». Наиболее последовательно эта схема была реализована в Польше. Достоинство этой схемы – принципиальное отсутствие места для любой адекватной политической силы.

В Украине, благодаря «демократическому транзиту власти» и массовому голосованию Юго-Востока за Зеленского, складываются идеальные условия для формирования двухпартийности. Кто именно из этих политиков будет «еврооптимистом», а кто – «национал-популистом» и евроскептиком не так уж важно. Главное, чтобы не ставились под сомнение основы новой государственности – ориентация на Запад и русофобия. А какая партия в каждый данный момент будет при власти – не так важно.

Антифашист

Leave a Reply