Порошенко и татарская автономия в Крыму

29 октября председатель Меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров позволил себе выразить недовольство политикой Порошенко в отношении Крыма. Она, по его мнению, осуществляется недостаточно последовательно. Проблема – в отсутствии продвижения в разработке проекта конституционных изменений относительно создания крымско-татарской автономии в Крыму.

В общем, конституционная комиссия не собирается, в то время как, по мнению Чубарова, «как раз сейчас, с точки зрения интересов Украины, время проводить это заседание, чтобы потом во время голосования в Верховной Раде определились все политические силы – действительно ли они думают о будущем украинского Крыма или просто говорят одно, а потом делают другое». Проект сводится к тому, что «источником Крымской автономии является право крымскотатарского народа на свое самоопределение как коренного народа в Украине», но Крым, при этом, является неотъемлемой частью Украины.

Торможение конституционных изменений со стороны Порошенко выглядит загадочно, поскольку именно он является формальным инициатором данного проекта – с такой инициативой он выступил еще в мае 2016 года. В мае 2017 года была создана рабочая группа конституционной комиссии, разрабатывавшая такой проект. Последний раз Порошенко заявлял о необходимости конституционных изменений относительно статуса Крыма 28 июня этого года.

Создание (или, точнее, воссоздание) национальной автономии крымских татар в Крыму всегда было значимым пунктом программы Меджлиса. Расчет был очевидный: получить статус официальной власти (Меджлис, как этнический орган власти, никем не признавался до 2014 года) и иметь дополнительные возможности для торга с Киевом (о независимости большая часть крымско-татарской элиты даже не помышляет: они предпочитают быть самостоятельными, но – на содержании).

Читайте также:  Зачем Порошенко блокада

Украинские националисты формально выступали на стороне Меджлиса, поскольку он позиционировался как главная антироссийская и проукраинская сила в Крыму. Формально Россия считается руководством крымских татар наследницей Российской Империи, при которой была ликвидирован независимость турецкого Крыма, и СССР, при котором была создана, а потом ликвидирована автономия, а сами татары – сосланы, а потом возвращены из Узбекистана. На самом же деле они просто выбирали ту власть, которой легче будет манипулировать. Российская власть, даже при Ельцине, выглядела более сильной.

Впрочем, украинские националисты не оставались в долгу – их «гарантии» немедленно аннулировались, как только доходило до дела. Например, президент Ющенко после выборов 2004 года, когда в Крыму за него голосовали почти исключительно татары, первым делом предложил Меджлису отменить декларацию о самоопределении крымско-татарского народа. Оно и понятно – ведь создание автономии нарушало миф о моноэтничности Украины и объективно усиливало сепаратистские тенденции в Крыму. Причем сепаратизм мог исходит и от татар (в случае, если к руководству Меджлиса пришли бы более последовательные националисты), и от славян (если что и объединяет нетатарскую часть населения Крыма, так это неприятие идеи татарской автономии).

Совершенно новая ситуация возникла в 2014 году, когда Украина утратила контроль над Крымом. Меджлис сохранил верность киевскому правительству и сохраняет некоторое влияние на часть татар, оставшихся в Крыму. Прежние же возражения против внесения изменений в Конституцию утратили смысл, как только стало понятно, что быстро Крым вернуть не удастся. Напротив, при помощи этой технологии можно было укрепить позиции Меджлиса и в Крыму, и среди татарских мигрантов на территории материковой Украины, и причинить некоторую головную боль «оккупантам» (а точнее – большинству населения Крыма, которое по-прежнему не приемлет автономии).

Читайте также:  Второй срок президента Порошенко: шансы есть, непонятно как

И тем более странно, что сейчас эта идея столкнулась с торможением, причем – видимо именно на уровне президента.

Во-первых, принятие конституционных изменений очень логично впишется в стратегию украинской власти по разжиганию конфликта вокруг Азовского моря.

Во-вторых, учитывая, что Юлия Тимошенко сейчас по идеологическим вопросам поддерживает линию президента, можно не сомневаться, что фракция «Батькивщины» проголосует за конституционные изменения. Это покажет и объединение политических сил вокруг Порошенко и дискредитирует Тимошенко как оппозиционного политика.

В общем, логично было бы, если бы Порошенко сейчас ускорил работу над конституционным проектом. Он, однако, не торопится.

Впрочем, тут, скорее всего, никакого злого умысла нет. Президент исходит, в основном, из предвыборных реалий. А они таковы, что выжать какой-то электоральный эффект из темы крымско-татарской автономии проблематично.

Татары и так проголосуют за Порошенко – слишком уж близко к сердцу приняли его власть руководители Меджлиса. Для остальных же избирателей эта тема относится к числу наименее важных. Ну, может для каких-то жителей Жидачева или Стрыя будут приятно, что Украина подтверждает свое право на обладание Крымом…

Конечно, таким образом можно будет смягчить ситуацию в южных районах Херсонской области, где население опасается создания автономии на их базе. Однако маловероятно, чтобы это подвигло их голосованию за Порошенко, да и не так уж их и много.

Антифашист

Leave a Reply