Переговоры ОПЕК+. Геополитический анализ

Падение нефтяных цен после выхода Саудовской Аравии из соглашения ОПЕК+ совершенно беспрецедентно. Дошло уже до того, что некоторые производители нефти в США продают «чёрное золото» с доплатой (!), да и цена российской нефти на европейском рынке ниже стоимости доставки. Но вопрос выхода из кризиса – политический
Предположительно вопрос о ценах на нефть, вернее объемах добычи (а, следовательно, и о ценах) все заинтересованные стороны, прежде всего Россия, Саудовская Аравия и США, будут обсуждать в четверг, 9 апреля в режиме видеоконференции. Предположительно, потому что предыдущая дата по техническим (но скорее всего политическим) причинам была перенесена с 6 на 9 апреля. И вполне вероятно, что и завтра виртуальный саммит не состоится. Хотя, похоже, все стороны к нему уже готовы.

Для начала стоит, разумеется, прикинуть расстановку сил на глобальном энергетическом рынке. По большом счёту, там три игрока.

Во-первых, это ОПЕК — организация стран-экспортёров нефти, объединяющая в основном страны Персидского залива. Крупнейшей из них является Саудовская Аравия, причём некоторые аналитики предлагают считать ОПЕК просто псевдонимом этой страны — настолько велика её роль.

Во-вторых, это Россия, которая в ОПЕК не входит, но в последней сделке в формате ОПЕК+ участвовала.

В-третьих, это США, которые одновременно являются и крупнейшим потребителем, и крупнейшим производителем энергетических ресурсов. Поскольку большая часть нефти и газа в США добывается дорогостоящим методом разрыва пластов, американские производители неконкурентоспособны по сравнению с арабскими и российскими при низких ценах на нефть.

Отношения между Саудовской Аравией и США неоднозначны.

Одни эксперты считают саудитов послушной марионеткой США, которые снижают и поднимают цены в угоду политическим целям Вашингтона. Например, обрушение нефтяного рынка в 2014 году считается элементом санкционной войны против России в связи с украинскими событиями.

Читайте также:  Выборы президента Украины. Расстановка сил за месяц до голосования

Другие полагают, что саудиты, напротив, ведут войну не на жизнь, а на смерть с американскими производителями сланцевой нефти, — на кону примерно половина одного из крупнейших рынков нефтепродуктов.

Истина, как всегда, где-то посредине — понятно, что средневековое королевство на Аравийском полуострове существует только попущением хранителей мировой демократии, но нынешний украинский режим ещё более зависим от Америки, что, однако, ничуть не мешает ему влиять на расстановку сил в США.

Неоднозначно и положение в США. С одной стороны, Трамп прямо говорил, что ему нравятся низкие цены на нефть, поскольку для США это означает снижение цен для потребителей и снижение расходов для производителей. С другой стороны, в США существует значительное «сланцевое лобби», настроения которого касаются в том числе и Республиканской партии. Особенно когда речь идёт о Техасе — штате республиканском и нефтепроизводящем.

Ситуация с Россией тоже не так проста. Курс рубля действительно связан с ценой нефти, но уже кризис 2014 года наглядно показал, что реальное состояние России далеко от мифа о «стране-бензоколонке». Во всяком случае почти двукратное обрушение курса рубля почти не отразилось на внутренних ценах на нефтепродуктуы, что предопределило низкие темпы роста цен на внутреннем рынке. Так что с мечтой о развале России в условиях низких цен на нефть лучше распроститься.

Сейчас так и вовсе речь идёт о том, что Россия может спокойно переносить низкие цены на нефть на протяжении нескольких лет, в то время как Саудовская Аравия — лишь менее полугода, а у производителей из США ситуация ещё хуже — они уже начали банкротиться.

Ну и четвёртый «игрок» на рынке энергоносителей — эпидемия (и карантин), — который снизил потребление нефтепродуктов в Европе примерно на 60%. Собственно, это обстоятельство само по себе спровоцировало обвал нефтяных котировок.

При этом надо понимать, что все производители хотят сохранить свои позиции на рынках, чтобы заработать, когда цены восстановятся (именно этим объясняются отрицательные цены в США).

Сейчас, как мы уже указывали выше, обстановка для Саудовской Аравии и США довольно сложная. Саудитам нужна быстрая победа малой кровью на территории США. Потому что затяжной войны они не вынесут. Но и американское руководство отнюдь не намерено дарить им собственный внутренний рынок и тем более «тушки» разорившихся сланцевых компаний. Потому им тоже надо договариваться.

Читайте также:  Крах системы. В Украине разрушается то, что вызрело после февраля 2014 года

Разумеется, Трампу было бы выгоднее находиться в позиции обезьяны, наблюдающей с верхушки цветущей сакуры за схваткой двух тигров. Пока это удаётся, но сакура как-то плохо цветёт, и вообще она не слишком прочная. К тому же её раскачивают остальные игроки рынка, предлагая американскому президенту слезать и договариваться по-человечески, а не так, как он хочет.

До сих пор США в соглашениях о нефтяных ценах не участвовали, наблюдая за процессом со стороны и не беря на себя никаких обязательств.

Но сейчас состояние американских производителей не ахти какое, а общая ситуация в мире из-за карантинных мер ещё хуже. Т.е. Трампу надо либо отказаться от рыночных методов регулирования в пользу административных, а ему это нельзя, тем более перед выборами. Кто же поверит в то, что он — альтернатива «социалистам» из Демпартии? Либо договариваться.

Договариваться ему не очень хочется.

Во-первых, это заставляет его брать на себя обязательства и связывает руки. Нет, понятно, что любое соглашение можно нарушить, но нарушение соглашения требует дополнительных времени, энергии и нервов.

Во-вторых, войдя в переговорный процесс, США утрачивают свой статус особого игрока, находящегося над схваткой. То самое мировое лидерство и гегемонию. На самом деле сам курс Трампа ведёт к ослаблению этого лидерства и превращению США в обычное национальное государство, а не глобальную империю, но одно дело декларировать, а другое — предпринимать реальные шаги в этом направлении.

В общем, вся борьба сейчас ведётся не за объёмы добываемой нефти, а за участие в сделке США.

 

P.S.: А какое же тут место Украины? И как всё это на ней отразится?

Ответ на первый вопрос — никакое. Украина слишком ничтожный потребитель и производитель энергоресурсов. Она может только наблюдать за процессом со стороны.

Ответ на второй вопрос — очень мало.

С экономической точки зрения Украине выгоден низкий уровень цен на энергоресурсы, поскольку он позволяет сдержать рост цен внутри страны. Впрочем, тут не всё так однозначно — низкие цены на энергоносители означают стагнацию мирового рынка, а значит, и низкие цены на основную продукцию Украины. Так что дешёвый газ и бензин могут оказаться для страны слишком дорогими…

Читайте также:  Президент, националисты и Холокост: три варианта Зеленского

С политической же точки зрения практически ничего не меняется — частичная утрата Америкой гегемонии на положении Украины не отразится, поскольку её статус определяется в большей мере её собственной состоятельностью.

Leave a Reply