Пантократор нового века. Ленину — 150

Пантократор – иконографическое изображение Иисуса Христа как Небесного Царя и Судии, Господа Вседержителя. И именно так Лев Данилкин назвал свою биографию Владимира Ильича Ленина – «Пантократор солнечных пылинок». Толстенный (780 страниц) том, вышедший в серии ЖЗЛ, стал главным лауреатом премии «Большая книга» 2017 года
Ленин, конечно, никаким вседержителем не был. Уподоблять же его Христу одновременно и богохульство, и оскорбление самого Ленина, который положил массу сил, чтобы похоронить христианство.

В то же время нельзя не отдать должное Данилкину.

Во-первых, его книга — первое (во всяком случае — первое крупное) жизнеописание Ленина в период «после исторического материализма». Причём раньше такими томами занимался целый отдел Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, а тут один автор.

Во-вторых, автор это независимый, но в то же время относящийся к Ленину скорее положительно. В результате в книге есть моменты, которые во времена оны ни при каких условиях не прошли бы партийную цензуру (вроде истории с провокатором Малиновским, которого Ленин защищал даже тогда, когда тот был уже разоблачён), но нет и злопыхательства, столь характерного для нынешних антисоветчиков. Правда, поразительная для такого мирного человека кровожадность Ленина всё же разъяснения в книге не получила.

В-третьих, книга действительно комплексная — объём объясняется не попытками исследовать молекулярную структуру ленинского организма (хотя это там тоже есть), а общим анализом ситуации в России и мире на разных этапах и глубоким анализом расстановки сил в российской социал-демократической эмиграции.

В-четвёртых, Данилкин действительно объездил все ленинские места, сколько их есть. От Шуши и Разлива до Лондона и Парижа (не спрашивайте — за какие шиши). Откровенно говоря, это подход правильный: почувствовать место — дорогого стоит. Одно дело знать, например, царь Алексей Михайлович ежегодно бывал в Саввино-Сторожевском монастыре, а совсем другое — самому съездить в прячущийся в лесу Звенигород и оценить — губа у царя была не дура…

Читайте также:  Тяжёлый понедельник Зеленского в Верховной Раде

Описания этих поездок и впечатления от нынешнего состояния вчерашних святынь, пожалуй, стоило бы вынести из текста в отдельное приложение. Мы всё же читаем про Ленина, а не про то, как Данилкин на него охотился… Кстати, поставь автор такую задачу, появилась бы ещё одна, по-своему интересная книга о книге.

Теперь относительно недостатков (так, как их видит автор этой рецензии), являющихся, естественно, продолжением достоинств.

Читая биографию Валентина Катаева, написанную Сергеем Шаргуновым (в том же 2017 году получила вторую премию), автор просто млел от невероятно красивого, мягкого и плавного русского языка. Языка Катаева, БулгаковаПаустовского… Бог мой, оказывается, есть же до сих пор люди, столь виртуозно им владеющие!

Язык Данилкина тоже виртуозен, но немного в другом смысле. Нет, мы понимаем, что со времён Булгакова и Паустовского язык несколько поменялся, но мы же и современных авторов читали. И мало где встретишь такого рода зубодробительные конструкции: «оккупированный буржуазией Париж тем не менее был удобной, обеспечивающей хорошую мобильность машиной, где Ленин, даже в тиаре из своих политических фанаберий не чувствовал себя скованным в движениях». Прочитайте ещё раз, если не поняли. Воспользуйтесь энциклопедией. Обратитесь к Марксу — он как раз описывал, как и когда «буржуазия оккупировала Париж». В общем, растите над собой.

Помнится, в 1968 году появился анекдот, что, дескать, президент Чехословакии Людвик Свобода сменил фамилию на Осознанная Необходимость (игра слов: фраза «свобода — это осознанная необходимость» принадлежит Спинозе, но в СССР цитировалась по Марксу). Боюсь, Данилкину уже неоднократно в самых разных формах порекомендовали сменить фамилию на Тиара Фанаберий. Во-первых, это красиво…

Ну и главное — чтение книги вызывает вопросы. И на вопросы эти автор даже не пытается дать ответ. Вопросы эти — как и почему.

В советское время вопросы эти, понятно, смысла не имели. На них существовали совершенно правильные, утверждённые высоким партийным начальством ответы, восходящие ещё к «Краткому курсу истории ВКП(б)». Сомнения же в правильности этих ответов влекли за собой оргвыводы в виде соответствующих статей УК или не совсем добровольного посещения учреждений карательной психиатрии.

Читайте также:  День в истории. 15 августа: Петр I заложил в Киеве крупнейшую в Европе крепость

Диалог из жизни:

— Он действительно сумасшедший?

— Да, конечно. Ведь он не согласен с Марксом!

— Но в мире миллионы людей, не согласных с Марксом…

Так вот, сейчас вам не как тогда, и возникают два вопроса.

1. Как Ленин вообще мог получить власть хоть где-то с его-то методами?

Нет, правда — присмотритесь к тому, чем он вообще занимался. Боролся за власть в карликовых эмигрантских группах, оторванных от своей страны и обречённых на естественное вымирание. Причём методами, которые должны были от него только отталкивать потенциальных союзников и партнёров. И эти методы, предсказуемо, привели к тому, что он даже этого не осилил.

Понятно, что в 1917 году власть лежала под ногами (впрочем, летом Временное правительство вполне себе осилило задачу отстаивания завоеваний революции), но Ленин с его манерой политического поведения даже и не подумал бы наклоняться, чтобы её поднимать. Он бы побежал за каким-то меньшевиком, чтобы объяснить ему, как тот безразличен трудовому народу.

2. Зачем Ленин хотел получить власть?

У него ведь не было какой-то программы, которую он бы принял к исполнению после получения власти. Единственное подобие программы — сравнительно поздняя статья «Государство и революция», которая была реализована строго наоборот.

В общем, Ленин не мог прийти к власти и незачем ему было к ней приходить. Но он, тем не менее, пришёл.

На эти вопросы Данилкин ответов не даёт и, более того, он даже самих этих вопросов не ставит.

Вывод отсюда простой — Данилкин чего-то недоучёл. Был у Ленина какой-то контакт с массами и была какая-то программа, которую люди усвоили. А то, что описано в толстой книге, — главным образом копание в грязном белье. Да — интересное и забавное. Но, увы, не дающее ответов на действительно важные вопросы. Впрочем, толстые тома Института марксизма-ленинизма пригодны к этому ещё меньше…

Leave a Reply