Освобождение Освенцима раскрыло страшные масштабы Холокоста

Ровно 75 лет назад, 27 января 1945 года, части 100-й стрелковой дивизии Первого Украинского фронта освободили город Освенцим и находящийся неподалёку концлагерь. С тех пор слово «Освенцим» стало нарицательным для обозначения крайних проявлений бесчеловечности. Как создавался и функционировал этот лагерь смерти – и как был освобожден?

Решение о создании концлагеря близ города Освенцим (немецкое название – Аушвиц) было принято рейхсфюрером СС Гиммлером в апреле 1940 года. В качестве территории была выбрана местность в 60 километрах от Кракова, удобная с логистической точки зрения (железная дорога и угольные шахты Домбровского бассейна на небольшом расстоянии).

Интересно, что Освенцим – один из двух больших немецких лагерей смерти (всего их было шесть), которые были размещены непосредственно на территории Рейха, а не в Польше (генерал-губернаторстве). В 1939 году город Освенцим находился в составе польского государства, но немцы не признавали захвата части Силезии поляками в 1918 году и присоединили эти земли непосредственно к Германии. Исторически там все было сложно, территория издревле была населена поляками, а к Пруссии присоединена только в XVIII веке.

Изначально лагерь в Освенциме был вполне заурядным заведением, предназначенным для содержания политически неблагонадёжных. Комендантом был назначен опытный специалист – штурмбанфюрер СС Рудольф Хёсс, с 1934 года работавший в концлагерях Дахау и Заксенхаузен. Фигура эта сама по себе весьма любопытная – во время Первой мировой войны Хёсс воевал против англичан в составе турецкой армии. В 1923 году, вместе с Мартином Борманом, зверски убил школьного учителя. Хёсс не был членом НСДАП, что не помешало ему сделать карьеру в СС. В 1945 году он стал заместителем главного инспектора концлагерей.

Первыми обитателями лагеря стали 30 капо, переведённые в мае 1940 года из лагеря Заксенхаузен. Капо – сотрудники вспомогательной полиции концлагеря из числа неисправимых («профессиональных») преступников (к их числу относились, например, свидетели Иеговы*). Они жили в лагере, но отдельно от остальных заключённых, в значительно лучших условиях. 14 июня в лагерь прибыли 728 постоянных заключённых – поляков, которых переместили из тюрьмы города Тарнув. В 1941 году в Освенцим начали массово завозить советских военнопленных и только с конца марта 1942 года – евреев и цыган. Тут стоит отметить, что Гитлер мечтал о высылке евреев из Европы (в чём был поддержан польским послом Липским, удостоенным за это нелестным отзывом президента Путина). Первым актом массового уничтожения был, пожалуй, Бабий Яр.

Читайте также:  «Литературная кулинария» в гостях у Пушкина

Первоначальный Освенцим оставался лагерем недолго. Уже летом 1940 года началось строительство нового лагеря на месте деревни Бжезинка (Биркенау). Именно этот объект, Освенцим II, сейчас музеефицирован под названием Аушвиц–Биркенау. Освенцим I стал административным центром, где находилась канцелярия, гестапо и вилла начальника лагеря.

К концу 1944 года Освенцим разросся до пяти лагерей и 18 филиалов. В филиалах находилось по 200-300 узников, которые занимались производительным трудом. Часть заключённых (с осени 1941 года – в основном советских военнопленных) занималась строительными работами по оборудованию лагеря, ремонту и проведению дорог. Остальные работали в шахтах и на производстве синтетического топлива и каучука. Однако касалось это только примерно 5-10% заключённых, признанных достаточно здоровыми и сильными. Впрочем, они довольно быстро переставали быть такими – лозунг Освенцима «Arbeit macht frei» («труд делает свободным»), следует понимать именно в том смысле, что освобождает смерть.

Непригодные к производительному труду заключённые уничтожались. Именно в Освенциме был впервые применён «Циклон Б» – вещество, которое при нагревании до комнатной температуры разлагалось с выделением синильной кислоты. В сентябре 1941 года при помощи этого вещества было убито 600 только что доставленных военнопленных и 250 обитателей лагерного лазарета. Опыт был сочтён неудачным – казнь происходила в подвале, который пришлось долго проветривать, а когда туда стало можно заходить, трупы уже разлагались. В дальнейшем для уничтожения людей использовались морги крематориев. Всего четыре крематория имели по 10 газовых камер, каждая из которых вмещала до 600 человек. Печи крематориев не справлялись с уничтожением трупов и часть из них сжигали в ямах.

Кроме труда и «Циклона», в лагере использовался огромный спектр различных других способов уничтожения. Банальные голод и антисанитария (посуда, в которой приносили еду, по ночам использовалась для нечистот), не менее банальные расстрелы и более оригинальное введение яда. Именно в Освенциме занимался «научными исследованиями» «доктор Смерть» – Йозеф Менгеле.

Самое, пожалуй, поразительное состоит в том, что немцы, судя по всему, в принципе не вели никакой статистики уничтоженных людей. Документы такого рода не обнаружены, а сам Хёсс на вопросы следствия (он выступал свидетелем на Нюрнбергском процессе, а потом был передан Польше и повешен в 1947 году) ответить не мог – действительно не знал. Казалось бы, это противоречит нашим представлениям о традиционном германском «орднунге», но в этом есть логика – лагеря должны были работать до окончательного решения многочисленных вопросов, поставленных перед собой нацистами: еврейского, цыганского, славянского... Успешность этой работы определялась не количеством «переработанного сырья», а его наличием. По сей день есть только очень приблизительные данные. Минимальное число уничтоженных – 1,1 млн (из них 870 тыс. евреев). Но некоторые исследователи насчитывают до четырех миллионов. Поимённо известно 650 тыс. человек.

Читайте также:  Про уходящих либо плохо, либо ничего. Богдан как зеркало глобальных тектонических сдвигов

Заключённые понимали, что у них есть только один способ выйти на свободу – через трубу крематория, и пока у них оставались хоть какие-то силы, пытались бежать. Например, в ноябре 1942 года совершила побег большая группа советских заключённых – более 200 человек. Хёсс даже не сообщил об этом инциденте в Берлин. Впрочем, порядки в лагерях были жёсткие – за каждого бежавшего расстреливался другой узник или даже несколько, а возвращенных (возвращались многие – местное население не жаловало русских и евреев) казнили после чудовищных пыток.

12 января 1945 года войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала Ивана Конева перешли в наступление. Началась грандиозная Висло-Одерская операция.

Менее чем за месяц советские войска как катком прошли 500 километров по Польше и Германии, полностью уничтожив группу армий «Центр».

С приближением линии фронта лагерь был эвакуирован – начался демонтаж оборудования, а всех способных передвигаться заключённых погнали в Германию (при этом погибло от 9 до 15 тысяч человек). В лагере остались только «доходяги», дети и те, кто успел укрыться в шахтах – всего около 7,5 тыс. человек.

Около трех часов дня 27 января 100-я стрелковая дивизия генерала Фёдора Красавина освободила Аушвиц и Биркенау. Есть что-то глубоко символическое и жизнеутверждающее в том, что ворота концлагеря взломал командир штурмового отряда 106-го стрелкового корпуса майор Анатолий Шапиро. По его словам, заключённые не верили в освобождение – прятались под нары и кричали, что они не евреи (евреев там и правда не осталось). Только потом они разглядели на форме красные звёзды.

Буквально в первые часы после освобождения в лагерь прибыли фронтовые корреспонденты. Опытные, прошедшие все ужасы войны люди растерялись. Капитан Николай Быков просто не смог работать. Первую киносъёмку в лагере сделал капитан Кенан Кутуб-Заде, который не видел, что снимал – слёзы мешали.

Читайте также:  Война, ставшая для советских граждан Великой Отечественной, для немцев была… «гибридной»

Подавляющее большинство людей, освобождённых из нацистских лагерей смерти, умерли в течение непродолжительного времени – слишком они были обессилены. Тем не менее многие из них прожили достаточно долго. В октябре 2018 года СМИ сообщили о смерти в возрасте 92 лет Лелло ди Сеньи, считающегося последним узником Освенцима (во всяком случае – из числа итальянцев).

***

Празднование 75-й годовщины освобождения Освенцима омрачилось скандалом с ярким русофобским оттенком – премьер-министр Польши Матеуш Моравицкий заявил, что Красная армия могла освободить Освенцим ещё летом 1944 года, но «спасение евреев никогда не было приоритетом для Сталина и Красной армии».

На самом деле эта критика имеет ту же природу, что и «разоблачения» поляками Сталина, который «не захотел» освобождать Варшаву в то же время.

В действительности же начать наступление раньше просто не было возможности – перед этим 1-й Украинский фронт прошёл более 300 километров по Галичине и Волыни в ходе Львовско-Сандомирской операции. Потом ввязался во встречное сражение на Сандомирском плацдарме и в конце концов провел неудачную Карпатско-Дуклинскую операцию, попытавшись помочь Словацкому восстанию. Фронт потерял убитыми и ранеными около трети первоначального состава. Коммуникации были растянуты. Кстати, Висло-Одерская операция началась на неделю раньше запланированного срока – по просьбе Черчилля спасали союзников, попавших под немецкий удар в Арденнах...

Командование Красной армии попросту не знало о масштабе уничтожения евреев в Германии. Эти масштабы как раз стали известны после освобождения Освенцима. Современные исследователи уверены, что имей советская сторона соответствующую информацию, Висло-Одерская операция планировалась бы иначе. Кстати, у британской стороны, как стало известно недавно, информация о массовом уничтожении евреев была, но она никак ею не воспользовались. Это одна из мрачных тайн Холокоста, к исследованию которой только начали подходить.

И – да. Спасение евреев никогда не было приоритетом для Сталина и Красной армии. Их приоритетом было уничтожение нацизма.

Взгляд

Leave a Reply