Обыск у Медведчука: Зеленский между Парижем и националистами

В среду, 4 декабря, работа офиса партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» была заблокирована. В ней проводили следственные действия сотрудники СБУ. Видимо, что-то потеряли. Интересно, что?
В конечном итоге всё прояснилось — оказывается, СБУ интересовали не депутаты, общественные приёмные которых находятся в помещении, а фирма, осуществляющая охрану здания. Более того, по словам спикера СБУ, осуществлённые следственные действия даже обыском назвать нельзя, — так, безделица какая-то.

Предположить отсутствие политической составляющей в этом инциденте, разумеется, можно. В конце концов, реформы нанесли существенный ущерб и компетентности сотрудников правоохранительных органов, и управляемости системы в целом. Тем не менее, логично предположить, что даже самый политически девственный СБУшник, знать не знающий, кто такой Медведчук, должен догадываться, что обыск офиса парламентской партии, как бы он ни был оправдан процессуально, всегда политическое ЧП. И оно может иметь самые разнообразные, но обязательно неприятные последствия для его биографии. Поэтому данное предположение мы всё же отбросим как необдуманное.

Остаётся версия политическая — в трех вариантах.

Вариант первый исходит из того, что президент Зеленский всё же не до конца контролирует СБУ, а вот у Порошенко «хвосты» в службе остались. Безусловно, обыск в офисе Медведчука накануне встречи в «нормандском формате» произвёл неприятное впечатление на Путина, да и у европейских партнёров, которые в принципе информированы о роли, которую играет Медведчук в украино-российских отношениях. На саммите в Париже у Зеленского вполне могут поинтересоваться, как он собирается договариваться с Донецком и Луганском, если он со своей собственной оппозицией предпочитает договариваться при помощи СБУ?

Но возможен и другой вариант. Украинский политолог Алексей Попов видит тут «давление на президента Зеленского со стороны трех националистических партий. Ему нужен жест, который покажет, что он не будет уступать, что их опасения напрасны, и хочет продемонстрировать обществу, что он занимает центристскую позицию». Согласен с ним и Руслан Бизяев: «Это внутренняя повестка нормандской встречи. Для Зеленского сейчас самое главное — попытаться по возможности купировать те протестные настроения, которые будут неизбежно после встречи «нормандской четверки», чем бы она ни завершилась». Впрочем, он в эффективности подобных шагов сомневается: «Даже если условно сбудется мечта некоторой части нашего электората — Путин капитулирует, вернет Донбасс, вернет Крым и заплатит 100 млрд контрибуции, — все равно эти люди скажут, что это зрада, почему нам не передали Москву во временное пользование?»

Читайте также:  Загадка инаугурации Зеленского. Обзор основных политических событий на Украине с 10 по 16 мая

Вадим Карасёв, впрочем, считает, что мероприятие имеет пиаровский характер и со встречей в Париже связано только косвенно: «Это показательный наезд, чтобы получить предварительное алиби у патриотической общественности накануне встречи в «нормандском формате», а главное после. Это демонстрация Зеленского и его команды, что «пророссийский Медведчук» для них чужой, а «патриоты» свои».

Третий вариант, как ни странно, первому в основном не противоречит и состоит в том, что в скандале заинтересован сам Зеленский. Собственно, у него много счётов по отношению к Медведчуку, который представляет собой успешного конкурента в вопросах, например, обмена пленными. Напомним, что последний обмен, который, казалось бы, должен был положить конец монополии лидера ОПЗЖ, в реальности показал, что обойтись без него всё равно не получается. Поднять вопрос о нежелательности участия Медведчука в переговорном процессе именно накануне саммита — бессмысленно. Кажется, советники президента Украины не в курсе, что Путин никогда не делает то, к чему его принуждают. В общем, как говорит Руслан Бизяев, «история с Медведчуком — это история того, кто будет доминировать в российской повестке дня со стороны Украины — команда Медведчука или команда Зеленского».

Ко всему прочему надо иметь в виду, что сам Зеленский не очень-то заинтересован в результативности парижской встречи. Нет, если речь идёт о разводе войск и обмене, будь он неладен, пленными, то всё в порядке — это реальные шаги в направлении прекращения войны, которого от него требуют избиратели. Но вот политическая составляющая процесса — это выполнение Минских соглашений, которого избиратели от Зеленского не требует, а совсем даже наоборот. Правда, политическая составляющая на переговорах затрагиваться не будет, но Зеленскому важно показать, что никакой капитуляции не будет. Лучше, конечно, получить гарантии этого непосредственно от Путина, но он "человек ненадёжный" — может и не сказать то, что так нужно украинскому президенту. А вот обыск у Медведчука, по мнению Алексея Попова, подводит Россию к выводу, что Зеленскому доверять нельзя. «Эти обыски могут восприниматься как сигнал того, что, если урегулирование произойдет, Украина все равно прибегнет к репрессиям». А значит, политические соглашения с новой украинской властью так же бессмысленны, как и с прошлой.

Читайте также:  Как это получилось у Зеленского?

Повторимся, однако, что сигналы, которые подаются «патриотам», собственных избирателей Зеленского отталкивают далеко не всегда. В вопросах выполнения Минских соглашений ядро избирателей президента мало отличается от «патриотов».

Но и тут есть нюансы. Патриоты уже навсегда не любят Зеленсколго. Он для них чужой априори. А фан-клуб Зеленского в электоральном поле очень непостоянен. Сегодня они за него, а завтра "будем посмотреть".

Leave a Reply