Обострение азовско-черноморского конфликта: цели Киева и версии развития событий

В воскресенье, 25 ноября, три корабля ВМС Украины совершили попытку прорыва в Азовское море. В результате произошло столкновение с российскими пограничными кораблями. У этих действий, помимо очевидных мотивов – желания показать, кто в море хозяин, есть и не очевидные, чисто электоральные
Хотя украинское военное командование утверждает, что информация о проходе кораблей была объявлена заранее в соответствии с международным правом, в этом можно усомниться — Украина считает воды, в которых движутся корабли, своими внутренними, поэтому военно-морские руководители Украины под диктовку первых лиц государства, прежде всего президента Петра Порошенко, вполне могли ограничиться информацией, обязательной с точки зрения обеспечения безопасности плавания, но при этом не запросили у российской стороны разрешение на проход военных кораблей. И формально предупредили (проинформировали), а по сути спровоцировали конфликт.

Зачем Киеву нужно обострение конфликта в Азовском и Черном морях?

Как представляется, тут актуальны два момента — внешнеполитический и внутриполитический.

Спросите Могерини, зачем она спровоцировала Порошенко

С точки зрения внешней политики Киев ловит на слове Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерику Могерини, недавно заявившую, что ЕС должен принять конкретные меры по ситуации в Азовском море, в частности — из-за проверок российскими пограничниками торговых судов.

ЕС должен принять меры? Ну, ведь грозились. Пусть принимает — причина для этого есть. Зона конфликта расширяется, помимо конфликта из-за Крыма и Донбасса возникает конфликт в Азовском море. Не отреагировать на это Европа, по идее, особенно после сделанных Могерини заявлений, не может, поскольку страдают интересы, в том числе, компаний ЕС, осуществляющих торговлю через акваторию Азовского моря. Ну, а главное, в этой истории есть определенный политический смысл — как говорится, «назвался грузчиком, полезай в кузов». Раз Могерини пообещала реагировать, вот пусть ЕС и реагирует всем своим политико-экономическим комплексом…

Читайте также:  План «Витрина» откладывается. Американцы признались, что ждут от Украины

При этом у Киева есть все основания полагать, что ответные меры ЕС будут направлены только против России. У ЕС просто нет выбора — он ведь всегда выступал в защиту Украины и никогда не принимал мер против Киева даже в тех очевидных случаях, когда его вина была видна всем независимым политическим силам и наблюдателям. Например, с реализацией Минских соглашений. Украинская власть их во всех направлениях торпедирует (не выполнено ни одного пункта политической части соглашений), а ЕС молчит, обвиняя во всем РФ.

Скорее всего, украинская дипломатия постарается подтолкнуть ЕС к санкциям, направленным против Северного и Турецкого потоков. Острота конфликта, по мнению официального Киева, должна заставить ЕС сделать правильные выводы — без воздействия на газопроводы санкции против России неэффективны. Нужно остановить строительство и принудить Россию качать газ как и прежде через газотранспортную систему (ГТС) Украины. В этом смысле, на руку авантюристам в Киеве и то, что международные позиции канцлера Германии Ангелы Меркель, судя по всему главного политического сторонника Северного потока-2, в последние недели резко ослаблены из-за фактически объявленного ухода в отставку и отказа от продолжение в будущем политической и партийной карьеры.

Военное положение отменяет выборы

С точки зрения политики внутренней на кону — судьба президентских выборов 2019 года. И это может быть самый главный личный мотив президента Украины Петра Порошенко в этой истории.

Рейтинги Порошенко не растут, не смотря на упорную раскрутку тем автокефалии и интеграции в ЕС и НАТО. С автокефалией все замерло и, похоже, по мнению даже Варфоломея с автокефалией, у которой нет в православии (среди священнослужителей) реальных сторонников кроме раскольников в УПЦ КП и УАПЦ, придется повременить. Возможно, это вообще затянется на десятилетия — церковь ведь мыслит тысячелетиями, в отличии от политиков, живущих избирательными циклами — от выборов до выборов.

А социологические данные показывают, что действующий президент рискует проиграть во втором туре буквально любому оппоненту, включая даже пострегиональную оппозицию. Ее раскол, произошедший то ли по собственных амбиций и глупости так называемых оппозиционеров, то ли по недомыслию их кураторов в Администрации президента, лично Порошенко ничего не дает. Бойко, Рабинович, Мураев — все они скопом не стоят единственного и главного конкурента — Юлии Тимошенко, которая остается фаворитом еще не начавшейся избирательной кампании и непреодолимым политическим Эверестом для Порошенко. Убрать ее из выборов никак не получается. А договориться невозможно. Став президентом, Тимошенко неизбежно начнет ряд уголовных процессов над бывшим режимом Порошенко и разорит всех — и Порошенко и его клевретов, безбожно грабящих страну.

Читайте также:  Быть частью «русского мира», не принимая российское гражданство

В этой ситуации, как в шахматах, слабый король должен сделать сильный ход. Спровоцировав военный конфликт, Порошенко может объявить в стране военное положение и отменить выборы.

Пообещать не значит жениться

Обострение конфликта в Черном и Азовском морях, начало фактически военных действий в этом регионе, вполне естественно подталкивает страну к введению военного или чрезвычайного положения и отмене выборов. Такое решение нуждается в согласовании с Верховной Радой, но депутаты уже столько наговорили о «российской агрессии», что просто обязаны будут отреагировать на действия российской стороны так, как требует Банковая, то есть Администрация президента.

Впрочем, мы далеки от мысли, что начало военных действий и даже объявление войны (как крайняя мера) приведет к реальному военному столкновению. Порошенко важно не начать войну, а объявить военное положение с последующей отменой выборов.

Таким образом, можно не просто продлить полномочия действующего президента, например, до окончательного решения вопроса о Крыме и возвращении Донбасса. То есть практически навсегда. А это, в свою очередь, создаст условия для расправы над его, Порошенко, политическими конкурентами. Начнется, понятно, с мер против оставшихся противников майданной власти, но очень скоро под ударом окажется та же Тимошенко, Гриценко и все те, кто мешают Порошенко властвовать безгранично.

Читайте также: kyiv.name

Кроме того, можно будет заблокировать российской-украинскую границу — прекратить торговлю и до предела ограничить её пересечение частными лицами. А это окончательно переформатирует отношения украинского режима не только с РФ, но и с ЕС. ЕС вынужден будет сочувственно помогать воюющей и ущемленной Украине.

Продолжать чрезвычайное положение можно долго — до того момента, пока не будет решен вопрос со статусом Крыма и Добасса. Понятно, что США и ЕС будут недовольны таким развитием событий, но сказать что-то прямо им будет крайне затруднительно — ведь «факт агрессии», о которой они сами же и раздували истерию в своих СМИ будет налицо…

Полноценного военного ответа России украинское руководство не боится — Россия не заинтересована в обострении конфликта и критическом ухудшении отношений с Западом. К тому же, в Киеве полагают, что военная кампания 2014 года окончилась поражением России (Донбасс-то так и не вошел в состав РФ), а, значит, в этот раз она воздержится от мер, которые могут привести ее к новому конфликту. Таким образом, война может быть объявлена, но военных действий не будет, во всяком случае, таких, как в Грузии в 2008 году.

Читайте также:  Заокеанский вояж Тимошенко: первые неутешительные выводы

Остается понять, как на это официально и неофициально отреагирует Запад? Остановят ли западные политики-прагматики авантюру Порошенко и что он будет за это у них выторговывать — личного пожизненного иммунитета, убежища в другой стране или что-то еще?

Leave a Reply