О вере и доверии к социологии на Украине

Я могу понять простого человека, который из того, что его никогда не опрашивали, делает вывод, что не опрашивают вообще никого, а из того, что данные общенационального опроса не соответствуют высказываниям круга его знакомых – что всё нарисовано. Я не могу понять экспертов, не доверяющих социологии
И ладно, если бы речь шла об абстрактной вере. Тут ничего не попишешь — ну не верит человек. Так нет же, пытаются обосновать своё неверие!

Например, неадекватность результатов исследования одной серьёзной службы выводится из того, что в данных опроса прихожанами ПЦУ называют себя почти 40% украинцев, а УПЦ — 20%. Кроме того, 37% жителей Украины разговаривают дома в семье исключительно по-украински, и только 13,5% — исключительно по-русски.

Я специально не называю людей, которые это постят (вполне разумные люди, к которым я отношусь с уважением), и специально не называю социологическую службу.

Попытаюсь объяснить.

Относительно религии. Сомнения понятны — мы все знаем, что ПЦУ организация искусственная, сляпанная на коленке Госдепом (Помпео признался — можно уже не стесняться). Но в 2015 году, когда ПЦУ не было, но, по данным группы «Рейтинг», 38% опрошенных считали себя верующими УПЦ-КП, 1% — УАПЦ и 20% — УПЦ.

Обратимся ко временам более отдалённым. Существовал некогда в Днепропетровске центр «Социополис». В общенациональных исследованиях этого центра в 2000-2002 годах число приверженцев УПЦ колебалось в пределах 10-15%, УПЦ-КП — около 30% и УАПЦ — около 1%. В этой организации я сам работал, потому могу с уверенностью сказать — никто специально цифр не искажал. Более того, мы сами удивились, потому что на ощупь знали, что встретить прихожанина УПЦ-КП довольно сложно не только в Днепропетровске, но даже и в Киеве (если, конечно, не ходить специально во Владимирский собор).

Откуда это взялось? Да вот оттуда же, откуда появилась масса людей, которые двух слов по-украински связать не могут, но декларируют: «Живёшь на Украине — говори по-украински».

Читайте также:  Война войной, а обет по расписанию. На Украине обнаружили неучтённые российские войска

Просто ещё в 90-х появилась генерация людей, которые считают себя православными, ходят в церковь (раз в год — кулич освятить) и уверены, что раз они на Украине и столица Киев, значит и патриархат у них киевский. На рекомендацию посмотреть на табличку при храме — а вдруг патриархат Иерусалимский, следует ответ — «ты что, дурак? В Иерусалиме — евреи. У них патриархатов нет» (очень близко к тексту реального ответа реального человека с высшим образованием).

Так вот, на вопросы социологов именно такие люди отвечают, а не кандидаты наук из окружения экспертов, которые может быть сами не воцерковлённые и не верующие, но три-четыре Патриархата с места назовут. Причём киевского среди них не будет.

За то, что сейчас число верующих УПЦ достигло 20%, мы должны сказать спасибо Виктору Ющенко и, в меньшей степени, Петру Порошенко — кампании по «томосизации» заставили часть «верующих» всё же интересоваться, в какую церковь они ходят. Впрочем, даже определившись, часть ходит не в свою церковь, а в ту, которая ближе, — не так уж оно для них важно…

То же самое касается языка. Люди частенько дают социально одобряемый ответ.

Тут тоже большую роль играет общественное одобрение, а оно связано с политическими событиями. Поэтому вопрос о «родном языке» систематически даёт сдвиг в пользу украинского.

Из моего личного опыта в конце 90-х: опрашиваю женщину лет пятидесяти, я задаю ей вопросы на русском, она отвечает на суржике. Доходит до вопроса о родном языке. Всё вроде бы понятно, но я уточняю (по методике положено). Ответ: «Ой, вы лучше напишите русский — мы же в городе теперь живём…»

На вопросе об использовании языка этот момент тоже отражается. Например, по данным мониторинга Института социологии НАН, в 1992 году использовали украинский язык дома — 37%, в 2015-м — 43%.

Да, люди привирают. Социологи их обычно контролируют при помощи статистики, которая в опросный лист не входит — в начале интервью респондента спрашивают, на каком языке он хочет отвечать (понятно, что тащить в Мариуполь украиноязычные анкеты на случай столкновения с активистом «Просвиты» может только очень богатая служба). Русский выбирает значительно больше людей, но, как правило, тоже в районе 55-60% — та самая сумма людей, которые используют русский или русский и украинский языки в быту.

Читайте также:  Зеленский пытается обыграть Путина

Так что данные исследования, о котором идёт речь, именно по выбранным маркерам вполне релевантны. Чтобы это выяснить не надо проводить общенациональные исследования. Достаточно просто выйти из "зоны комфорта" и пообщаться с обычными людьми.

Leave a Reply