Невский

Рецензия на книгу: Юрий Бегунов «Александр Невский». – М.: «Молодая гвардия», 2003.

Святой Александр Ярославович Невский – князь новгородский, великий князь киевский и владимирский, – один из важнейших персонажей средневековой Руси.

Мы, разумеется, помним его, прежде всего, из-за Невской битвы и Ледового побоища. Это, конечно, важнейшие страницы военной истории России. Особенно на фоне батыевого погрома 1237-40 годов.

Кроме того, Александр Ярославович был, собственно, родоначальником московской династии – именно его сын Даниил стал первым московским князем.

Но куда более важной выглядит его дипломатическая деятельность. Ведь это именно он и его отец – великий князь Ярослав Всеволодович, «устаканили» отношения Руси с Ордой. Причем сделать это удалось по сравнительно щадящему варианту: была сохранена относительная самостоятельность русских княжеств, определен порядок получения ярлыков на княжение, Русь была освобождена от обязанности направлять войска в походы Орды, сбор ордынского выхода был возложен на князей (произошло это, правда, после серии восстаний против среднеазиатских купцов – «бесермен», бравших на себя откуп налогов для баскаков). Характерно, что и Ярослав, и Александр умерли вскоре после очередного посещения Орды. Ярослава, как считается, отравила фактически правившая в Каракоруме ханша Туракина (признаком отравления было сочтено посинение трупа). Относительно Александра тоже есть такое подозрение (его высказывает и Бегунов).

В связи с дипломатической деятельностью говорится и о его геостратегическом выборе. Александр Невский отринул «латинскую ересь», оказал действенное сопротивление крестоносцам, но с Ордой предпочитал договариваться.

Кстати, сравнивая стратегии Александра Невского и Даниила Галицкого (а его линия была другой – он принял королевскую корону от Папы Римского и, кажется, даже был согласен на унию с католиками во имя совместного противостояния Орде), Бегунов не спешит осуждать последнего. Он отмечает, что земли Даниила находились в окружении агрессивных католических стран, и делать ставку на конфликт с ними было нельзя. Неудача же галицкого проекта была связана с самостоятельностью бояр, а не с особенностями геополитического выбора.

Читайте также:  О Кобзаре бедном замолвите слово… хоть одно

Ну и интересный момент, который в книге освещен не до конца.

По утверждению Бегунова, выбор Александра Ярославовича был определен тем, что Европа настаивала на окатоличивании, а Орда была к религии Руси индифферентна (что интересно, она таковой осталась и позже – приняв мусульманство).

Тем не менее, Михаил Черниговский отказался выполнять языческие обряды монголов, был за это убит и причислен к лику святых. Кстати, Бегунов полагает действия черниговского князя политической ошибкой – положение русских князей изменилось, и надо было подчиниться.

Ни Ярослав Всеволодович, ни Александр Ярославович, ни Даниил Романович убиты не были, следовательно – они исполнили все языческие обряды. Это не помешало Александру Ярославовичу тоже быть причисленным к лику святых. Наряду с Михаилом Черниговским. Есть тут некая недоговоренность.

Сама по себе книга мне решительно не понравилась. Бегунов – специалист по агиографии. Он излагает события строго по источникам, не пытаясь сколько-нибудь критично к ним относиться. Между тем, некоторые из этих источников датируются XV-XVII веками и собственно «источниками» могут считаться только с большой натяжкой (впрочем, ссылаются ведь историки на «Сказание о Мамаевом побоище», не смотря на его самоочевидную недостоверность?).

Реально автору удался только раздел, посвященный посмертному почитанию Св. Александра. Он-то, как раз, выглядит достоверным.