«Минск-2»: взгляды Зеленского и Порошенко

Владимир Зеленский испугался возмущения «патриотической общественности» и 3 октября обратился к нации с обещанием, что «зрады не будет». Пётр Порошенко позитивно оценил это заявление
Насколько не совпадают позиции прошлого и действующего президентов? Попытаемся нащупать отличия.

 

Зеленский: «зрады не будет»

В обращении 3 октября президент попытался успокоить «патриотов», объяснив, что согласование «формулы Штайнмайера» ничего особенно не меняет, только устанавливает, что введение в силу закона о статусе Донбасса должно произойти только после проведения выборов (это чистая правда).

В остальном позиция украинской стороны не меняется.

Зеленский подчеркнул, что «на российско-украинской границе с нашей стороны должны быть украинские пограничники», а «проведение выборов должно быть не под дулами пулемётов, а по украинскому законодательству, с доступом кандидатов от украинских политических сил, с доступом украинских средств массовой информации и международных наблюдателей, с возможностью реализации своего избирательного права всеми внутренне перемещёнными лицами».

Собственно, именно в этом пункте главное противоречие между украинской и российской позициями.

Россия настаивает на том, что Минские соглашения устанавливают определённую очерёдность действий. По букве соглашений сначала проводится развод войск («выполнение условий по безопасности»), потом — выборы, потом — закрепление прав ОРДЛО и только после этого Украина получает контроль над границей. Предполагается, что закрепление прав на уровне Конституции позволит сохранить особые права ОРДЛО в ходе реинтеграции в состав Украины (эта точка зрения выглядит чрезмерно оптимистичной, но имеет право на существование).

Украина настаивает на том, что соглашения содержат россыпь мероприятий, которые можно компоновать как вздумается (кстати, в соглашениях действительно не оговорено, что предложенный порядок — единственно правильный, хотя с юридической точки зрения такое уточнение и не нужно — по умолчанию нужно руководствоваться порядком, установленным соглашением).

Соответственно Украина предлагает, что сначала на территорию Донбасса вводятся украинские войска, которые зачищают всех, кто имел какое-то отношение к ЛДНР (это называется «выполнение условий по безопасности»), после чего начинается диалог относительно политического урегулирования. Если, разумеется, окажутся живые и свободные граждане, желающие вести такой диалог. Ну и проводятся выборы — возможно, даже не под дулами пулемётов Нацгвардии, потому что — а зачем? Выдвигаться всё равно будут «слуги народа», а голосовать — жители Донбасса, вернувшиеся (а чаще — приехавшие) из Галичины.

Читайте также:  Кандидаты в президенты Украины. Единый самовыдвиженец от Юго-Востока Юрий Бойко

Такая позиция была у Порошенко и такая же осталась у Зеленского. Вопрос о том, может ли обсуждение этих позиций в любом формате привести к консенсусу, остаётся открытым.

Кроме того, Зеленский пообещал, что закон об особом статусе будет пересмотрен. «Мы напишем его вместе — в сотрудничестве и публичном обсуждении со всем украинским обществом. Не переходя ни одной «красной линии». Между тем, Минские соглашения предполагают согласование всех законодательных актов с представителями ОРДЛО, чего Киев, однако, делать не собирается. Если же Зеленский начнёт перекраивать закон (кстати, с ОРДЛО не согласованный и уже поэтому нелегитимный), то в результате отдельные районы Донецкой и Луганской областей чудесным образом превратятся в отдельные районы Тернопольской и Ивано-Франковской областей.

 

Порошенко: «враг Украины — в Москве»

Утром 3 октября Порошенко выступил на своей странице в «Фейсбуке» с заявлением поистине удивительным. Оказывается, «формула Штайнмайера», которая писалась в Кремле господином Лавровым, полностью разрушает Минские договоренности».

Первое впечатление от этого текста привело к выводу, что спичрайтер экс-президента похмелился несвежим одеколоном. Потому что «формула Штайнмайера» была лично Петром Порошенко согласована в Берлине в 2016 году, о чём он говорил буквально до последнего момента. И только согласование «формулы» Зеленским подвигло его к тому, чтобы раскрыть страшную тайну…

Далее Порошенко сообщил, что «компонент безопасности Минских договоренностей предусматривает (…) вывод оккупационных российских войск, вывод тяжелой техники и артиллерии, обеспечение контроля над неконтролируемым участком украино-российской границы. Предусматривает деятельность политических партий Украины для организации проведения выборов, возможность проведения программы кандидатов и только после этого объявления даты выборов».

Легко заметить, что в сделанном вечером того же дня обращении Зеленский практически дословно повторил содержание позиции Порошенко. Не стал он повторять только рассуждения экс-президента о том, что скорых выборов на Донбассе ожидать нельзя, поскольку там розданы десятки тысяч российских паспортов и «оккупационный статус будут выбирать россияне».

4 октября Порошенко порадовался за то, что Зеленский внял голосу общественности и повторил, что настаивает на «чёткой приоритетности шагов по безопасности перед политическими». Ну и изъявил желание «в любой момент (…) представить дорожную карту для первых лиц государства» («слуга» Бужанский тут же съязвил, что особенно ждёт этого документа генеральный прокурор). По его мнению, именно его план, а не «формулу», нужно вести на встречу в «нормандском формате». Заметим, что сказано это было после того, как согласование «формулы» поддержали Франция и Германия.

Читайте также:  «С точки зрения оптимиста»: Василий Стоякин об отмене депутатской неприкосновенности

 

Резюме

Как легко можно понять, сущностных различий между позициями Зеленского и Порошенко нет вообще. Ни тот, ни другой не собираются выполнять Минские соглашения.

Впрочем, отслеживаются некоторые различия в деталях. Зеленский, например, не склонен отвергать «формулу», которую одобряют Франция и Германия (Порошенко может — не ему же с Макроном и Меркель за одним столом сидеть). И он не склонен говорить, что никаких выборов на Донбассе не предполагается (хотя предлагаемый им план действий предполагает только видимость выборов).

В этом смысле итог переговоров в «нормандском формате» предопределён. Хотя, зная ход переговорного процесса на протяжении последних четырёх лет, можно ожидать, что участники сначала будут лучиться оптимизмом, а потом будут искать и не находить виновного в том, что ничего не делается.

Впрочем, оптимисты утверждают, что ситуация в мире изменилась и теперь-то, может, европейцы (с согласия США) заставят Зеленского делать хоть что-то… Вероятность того, конечно, есть, но тогда резко растёт вероятность того, что начнётся очередной майдан. Напомним, что общественное мнение на Украине против выполнения Минских соглашений, так что позиция Зеленского и Порошенко соответствует ожиданиям украинцев.

Leave a Reply