Маркс и Ленин отдыхают, если за дело взялся Рабинович

Людям старшего поколения, которые родились и выучились при историческом материализме, то бишь, до развала СССР, памятна историческая фраза В.И. Ленина о том, что прежде чем объединиться, надо окончательно и решительно размежеваться. Смысл, в общем, понятен — надо определить ключевые точки объединения, чтобы моменты несущественные не мешали совместной работе.

Неизвестно, то ли Вадим Рабинович изначально действовал в соответствии с этой ленинской мыслью, то ли сама логика политического процесса подтолкнула его к этому, но 12 сентября он предложил «Оппоблоку» объединиться для борьбы с властью…

Размежевание

Приглашать «Оппоблок» к объединению тем более забавно, если вспомнить, что ранее вышел из «Оппоблока» сам же Рабинович — заявление об этом им было сделано еще 13 мая 2016 года. В июле того же года Вадим Рабинович и Евгений Мураев презентовали создание партии «За життя» («За жизнь»).

Рабинович мотивировал свое решение тем, что фракция недостаточно радикальна, потому что она, например, не голосовала за отставку премьера Яценюка.

Справедливости ради надо сказать, что это не совсем так. 14 апреля 2016 года фракция довольно дисциплинировано голосовала против постановления о Кабинете министров (это постановление, помимо отставки Яценюка, отменяло постановление от 16 февраля о признании его работы неудовлетворительной). А вот 16 февраля голосование «Оппоблока» за постановление об отклонении отчета Кабмина было не слишком дружным (всего 26 из 43, правда, и сам Рабинович не голосовал), а проект постановления о недоверии Кабмину поддержали всего 8 депутатов от «Оппоблока», включая Рабиновича и Мураева. Правда, проект этот появился в результате конфликта внутри коалиции и инициаторами были БПП и «Самопомощь».

Вполне вероятно именно поэтому в ответ на слова Рабиновича представитель «Оппоблока» Николай Скорик ответил довольно жестко: «Я оцениваю суету Рабиновича как прямую реакцию власти на опубликованные (…) рейтинги от Центра Разумкова. Власть поняла, что Оппозиционный блок на первом месте — это всерьез и надолго, поэтому ее цель — любой ценой остановить нашу партию. Власть работает против оппозиции методами "папередников". А Рабинович, как известно, давно искал способы сотрудничества с властью и теперь, похоже, нашел с ней общий язык».

Читайте также:  Как Порошенко пытался провернуть назад "мюнхенский сговор"

В общем, Рабинович покинул фракцию с большим скандалом и взаимными обвинениями в работе на Банковую.

Отношения между вчерашними соратниками и далее оставались весьма напряженными. Рабинович продолжал критиковать «Оппоблок» за уступки власти и предрекал ему распад.

Более того, в 2018 году Рабинович судился в Ницце и в Киеве с одним из руководителей Оппоблока Сергеем Левочкиным и его сестрой, тоже депутатом украинского парламента Юлией. В этом споре Рабинович попытался отобрать в пользу Украины их французский дом на Лазурном берегу и, естественно, проиграл, поскольку стороной в таком иске может быть только государство. При этом Рабинович, чтобы добить врага на его же территории, платил все судебные издержки из своего кармана. А Левочкин называл Рабиновича шутом, клоуном и другими словами, не столь политкорректными. К политическому конфликту добавился личный. Но главное, последовательное разоблачение коррупционеров в собственной оппоблоковской фракции резко подняло рейтинг и самого Рабиновича и его «За життя». И это было понятно: пользуясь нехитрой формулой марксовой теории о хищничестве капитализма, Рабинович развлекал электорат чуть ли не ежедневным обнажением на экранах телевизоров язв сильных мира сего (по большей части своих коллег из Оппоблока).
Ему верили, потому что он не жалел, как говорится, ради красного словца ни мать, ни отца. А лидеры Опоблока в ответ публично посылали ему проклятья.

И вот теперь антагонисты и взаимоненавистники решают объединиться…

Объединение

Маркс и Ленин отдыхают, если за дело взялся Рабинович
Маркс и Ленин отдыхают, если за дело взялся Рабинович

Не смотря на столь бурную предысторию, инициатива об объединении оппозиционных сил не была совсем уж неожиданной. В 2018 году к партии Рабиновича присоединился гроссмейстер теневой политики Виктор Медведчук, и было логично ожидать изменений в тактике и стратегии партии.
Еще в июле Рабинович предложил выдвинуть единого кандидата от оппозиции, а в августе политолог Алексей Якубин утверждал, что «в данный момент идут переговоры между Сергеем Левочкиным и Виктором Медведчуком о создании единой политсилы для Юго-Востока и похода на президентские и после — парламентские выборы».

Рабинович предложил «перевернуть страницу и начать переговоры о создании мощного консолидированного политического объединения, которое в состоянии остановить боевые действия на Донбассе, предотвратить экономическую катастрофу и спасти страну. (…) Нам нужно подчинить свои амбиции и личные интересы интересам наших избирателей. Нам не простят, если мы потеряем сегодня шанс для консолидации», — предложил Рабинович.

Читайте также:  «Грузиномайдан» имеет весьма ограниченные задачи

Сам он, правда, ничего этого, как выяснилось, не может. И даже заседать в парламенте Украины — потому что является гражданином другой страны — Израиля. Но власть упорно закрывает глаза на это нарушение им закона, потому что ей выгодно ослабление Оппоблока в результате порочащих Оппоблок заявлений Рабиновича.

Представители «Оппоблока» — и Юрий Бойко, и Сергей Левочкин, отреагировали на это обращение позитивно. Последний, в частности, заявил, что «с момента создания ОБ последовательно выступает за консолидацию настоящей оппозиции. Я поддерживаю объединение со всеми политическими силами, разделяющими ценности ОБ и его избирателей: мир, единство страны, развитие демократии и экономики, свобода слова и мысли. Среди таких сил вижу и "За життя" Рабиновича и Мураева. В трудное для страны время нужно отбросить амбиции и прекратить конфликты — только объединив все оппозиционные силы, мы вернем в Украину мир, стабильность, развитие, создадим условия для украинцев снова жить по-человечески».

Трудно сказать, насколько преодолена личная идиосинкразия между лидерами двух партий, но можно не сомневаться, что процесс объединения (разумеется — политического, а не организационного) пойдет теперь намного быстрее.

Что же касается поместья в Ницце, которое Рабинович хотел отобрать в пользу Украины у Левочкина, то пока этот вопрос стороны отложили до лучших времен. То бишь, объявили «водное перемирие». Ну, ведь, на самом деле, не в джунглях же они живут… Политикой занимаются.

Цели

Цели нового политического объединения не очевидны.

Вероятность победы единого кандидата от оппозиции невысока даже в случае их объединения по двум причинам:

Во-первых, оппозиционные избиратели Юго-Востока не слишком доверяют силам, которые их представляют. В основе это обломки бывшей Партии регионов, к которой есть масса претензий в смысле ее поведения и до, и после переворота. Потому и рейтинги этих сил не так, чтобы очень большие: по данным июньского исследования группы «Рейтинг» за обе партии будут голосовать всего 15% от активных (намеревающихся принять участие в выборах) избирателей, а по данным ее же июльского исследования за Бойко, Мураева и Рабиновича проголосуют всего 13% активных избирателей.

Читайте также:  Беспамятство, непримиримость и словоблудие гаранта

Во-вторых, сами по себе «оппозиционные избиратели Юго-Востока» составляют меньшинство. Связано это и с потерей части избирателей Крыма и Донбасса (до 7 млн. человек), и с изменением настроений в самом украинском обществе после ухода Крыма и начала гражданской войны на Востоке. Например, сторонников федерализации на Украине сейчас менее 25% от всех избирателей и это, видимо, предел.

В администрации президента Украины по прежнему в работе находится проект, по которому во второй тур выборов выходят Порошенко и Бойко, после чего реализуется сценарий «голосуй или проиграешь». Представляется маловероятным, чтобы Медведчук стал работать на этот сценарий (а появление «единого кандидата от Юго-востока» будет способствовать именно ему).

Какие же цели?

Вероятно, Виктор Медведчук исходит из того, что «хорошего» варианта на президентских выборах все равно нет — победитель будет вынужден опираться на агрессивных сторонников войны и ими же будет ограничен после победы. В этом смысле разница между Порошенко, Тимошенко или Вакарчуком не принципиальна.

Однако очевидно, что даже в случае победы Порошенко весомость поста президента будет снижаться, а парламента — расти. И расчет может быть только на парламентские выборы.

Вероятно, логика тут будет такая — надо показать, что на Украине уже есть сильная «партия мира», к которой смогут присоединиться все сторонники мирного разрешения конфликта (их — относительное большинство). В этом смысле даже неудачный исход президентских выборов позволит мобилизовать возможно большее число избирателей на выборах парламентских. Политиком, который пойдет в президенты, придется, по-видимому, пожертвовать.

Насколько эффективной будет такая стратегия сказать сложно, но логика в ее использовании есть.

Украина.ру

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *