Ляшко проговорился. Главсанврач Украины открыл страшную тайну

Произошло страшное. Возможно, даже непоправимое. Главный санитарный врач Украины Виктор Ляшко не выдержал и сказал правду… Причём в лучших славянских народных традициях хотел он как лучше, а вот вышло как всегда. Во всяком случае говорить этого не следовало
В эфире телеканала «Украина 24» Ляшко прямо признал, что парки и скверы на период карантина в Украине закрывали не так для влияния на развитие эпидемии, как для пущего психологического эффекта.

«Благодаря этому психологическому эффекту у людей появилось ощущение опасности и необходимости соблюдения карантинных мероприятий, которые внедряло правительство».

Проще говоря — людей надо было запугать, и их запугали.

Разумеется, этот приём из арсенала психологической войны, которое государство вело против собственных граждан, был отнюдь не отечественного происхождения.

«Когда я изначально анализировал те меры, которые внедрялись в Китайской Народной Республике, затем в Италии, также с точки зрения эпидемиологии, думал, а зачем они это делают (этим же вопросом задавались десятки тысяч врачей и просто грамотных людей по всему миру. — Авт.). Если это капельная инфекция, она не влияет, например, на эти пути передачи. Затем, когда начинали анализировать, начали общаться через послов с эпидемиологами, они рассказывали, что люди не видят, это невидимая инфекция, нужно создать психологический какой-то эффект».

Надо отметить, что «секта свидетелей коронавируса» отреагировала на эти откровения крайне болезненно. Тут же появились десятки публикаций в социальных сетях с обвинениями Ляшко в том, что он допустил безответственные заявления: раз целью запрета посещений парков не было снижение заражаемости, так, может, и все остальные карантинные меры были надуманные? Этак ведь людишки вообще осторожность потеряют…И, потом, мало ли до чего он ещё договорится? Может, и саму пандемию зря объявили?

Чувства верующих оскорблять, конечно, нельзя. Но в данном случае следует сказать тяжёлую, но правду, а не приятную, но лесть. Тем более что «приятное» для этой категории людей — «мы все умрём».

Читайте также:  Почему Европа всегда поддерживает Украину?

Суть же вопроса состоит в том, что большая часть так называемых «карантинных мер» в виде постоянной навязчивой рекламы «сидите дома» преследовали цели совершенно не медицинские, а именно что психологические. Причём к защите населения от коронавирусной инфекции они отношения не имели.

Взять, например, пресловутые парки и скверы. Тут ведь дело не только и даже не столько в психологическом эффекте. Его необходимость вообще сомнительна, учитывая, какую жуть нагнали на общественность СМИ со всеми этими совершенно достоверными отчётами о складах для трупов, в которые переоборудуют ледовые стадионы.

Загляните в любой школьный учебник по безопасности жизнедеятельности (предмет вообще-то совершенно бесполезный — только время у детей отбирает) и вычитаете там удивительные вещи. Оказывается (кто бы мог подумать!), прогулки на свежем воздухе и регулярное проветривание помещений — главная профилактическая мера при ОРВИ.

Помнится, был такой случай. Осень 2009 года. Эпидемия «свиного гриппа». Пол-Киева в масках, а то и в противогазах. СМИ печатают слезогонные репортажи на тему «мы все умрём». Юлия Тимошенко лично встречает самолёты с просроченным «тамифлю» и… проводит в центре Киева предвыборный митинг. Штаб Ющенко ищет экспертов, которые бы сказали, что она бессовестно подвергает людей страшной опасности. Но все опрошенные врачи недоумённо жмут плечами и спрашивают: какая опасность может угрожать людям на свежем воздухе?

И тут нам предлагают — а давайте-ка мы от этой совершенно очевидной, клинически подтверждённой профилактической (а при многих болезнях и лечебной) меры откажемся. Специально, чтобы люди сидели дома. Дышали пылью и не дышали свежим воздухом.

Как назвать таких экспертов?

Вообще в споре сторонника жесткого карантина и сторонника ограниченных мер первый всегда выигрывает. У него железный аргумент — человеческие жизни. Вот в Москве, где приняты жёсткие карантинные меры, умерло чуть меньше 1200 человек, а в Швеции, где карантина не было (на самом деле это неправда, но не будем вдаваться в детали), при таком же населении — 3200. Почти втрое больше.

Противнику жёстких мер крыть нечем. Да, благодаря карантину на каждого выжившего придётся несколько человек (хорошо, если не несколько десятков), которые пропустят плановые операции, и потом будет уже поздно; не получат лечения хронических заболеваний, а потом будет уже поздно; получат обострения из-за психосоматики или малоподвижного образа жизни (сидим дома!), а потом будет уже поздно. Плюс самоубийства разорившихся лавочников. Плюс сумасшествие на почве «мы все умрём». Плюс снижение уровня жизни в результате экономического кризиса и, опять же, множество смертей людей, которые не смогут оплатить лечение.В конце концов, в странах победнее просто голодные смерти. И да — в их числе будут все те, кто мог бы умереть от коронавируса, но, к счастью, не умер. Но все эти жертвы никогда не попадут в единую статью, и сравнить, что было бы в том или ином случае, мы не сможем.

Читайте также:  Новое правительство Украины. Они знают, где находится рай

Опять же повторим — все страны мира выходят из карантина в значительно худшей эпидемической ситуации, чем были на момент входа в карантин. И даже вынуждены прогнозировать, что да — заражаемость и смертность резко возрастут. Но если не выходить, будет во много раз хуже.

И самое главное. В самом по себе призыве запугать людей, чтобы избежать массовой смертности, вам ничего странного и неестественного не слышится? В приложении конкретно к Украине? Вы точно уверены, что украинскому правительству так уж важно сохранить население?

Нет, понятно, что даже Яценюк или Гончарук в этом бы публично не признались. Но невооружённым же глазом видно, что Украине свои собственные граждане не так чтобы были особенно нужны. Оно всеми силами стремится их выдавить — например, за границу. И не устаёт при этом жаловаться, что, дескать, людишек развелось слишком много. На тех же пенсионеров никаких денег не напасёшься.

Как бы поступило либеральное, не говоря уже о либертарианском, правительство? Примерно как Маргарет Тетчер в 1981 году. Когда в тюрьме начали голодать ирландские сепаратисты, она честно сказала — «голодающие сами отнимают у себя жизнь», а у нас страна свободная, это их выбор. И десять человек умерли.

Но правительство внезапно принимает экстраординарные меры, вводит карантин, гоняет «Мрию» за масками… Второй этап медреформы, правда, не отменяет — денег нет, да и хозяева не велят. И войну не прекращает — а то вдруг «российские террористы» перестанут людей убивать? Куда это годится… И, опять же, освободившиеся деньги можно направить в медицину, а хозяева, как мы уже упомянули, не велят. Сама Супрун сказала.

Народная примета: когда правительство вдруг озаботилось жизнью граждан, значит, будет грабёж. В особо извращённой форме и даже без анестезии.

Собственно, грабёж мы видели и в чистом виде (достаточно посмотреть на цену масок в «Эпицентре»), и в косвенном. Например, каждое из предшествующих правительств опасалось открывать земельный рынок в том числе и потому, что это неминуемо вызвало бы массовые протесты. А у Зеленского всё получилось. Вот что карантин-то делает!

Читайте также:  Премьер Украины Гончарук переходит в оборону. Как поступит Зеленский?

Кстати, в жертвы карантина запишите заодно и людей, которых убьют во время большого дерибана украинского села. Он уже начался.

Впрочем, украинский эксперимент, по большому счёту, счесть удачным нельзя. У нас слишком слабое государство и слишком недисциплинированные люди. Прекращать карантин пришлось в основном потому, что не хватило ресурса его поддерживать.Но в других странах, вполне вероятно, за счёт запугивания удалось дисциплинку подтянуть. А заодно и ввести механизмы, которые уже полгода назад приравнивались бы к грубейшему нарушению прав человека, вызвали бы возмущение населения и многократное осуждение со стороны иностранных посольств и международных организаций. Которые сейчас, однако, внезапно вспомнили о суверенитете…

В общем, лучше бы Ляшко на такие тонкие темы молчать. А то выводы получаются уж очень неприятными.

Leave a Reply