Крым – это Украина?

Крым вновь стал источником скандала, но на сей раз – в украинской внутренней политике.

Вода, Крым и Климкин

12 сентября, комментируя чрезвычайную ситуацию в Армянске, министр иностранных дел Украины (точнее – человек, считающий себя министром), заявил, что «на оккупированную территорию вода по контракту, где написано "Крым, Россия", никогда поставляться не будет».

13 сентября фракция «Оппозиционного блока» в Верховной Раде заявила, что «за свои слова, что Крым нужно отставить без воды, министр иностранных дел Климкин должен понести ответственность. Государственный чиновник, открыто призывающий нарушить нормы международного права и обязывающий ограничить крымчан в доступе к воде, должен быть отправлен в отставку и осужден за геноцид». Также депутаты потребовали от украинских властей прекратить водную блокаду Крыма и восстановить поставки пресной воды на полуостров.

На призыв депутатов проследовал мощный ответ.

Вице-премьер Вячеслав Кириленко ответил, что оппозиционеров следует лишить гражданства страны за действия, направленные на подрыв территориальной целостности государства, а сами по себе требования отставки министра являются «антигосударственной деятельностью, разжиганием межконфессиональной вражды (??? – ВСт.) и действиями, направленными против территориальной целостности Украины».

Сам Климкин поблагодарил «Оппоблок» за то, что его представители «засветились как сила, которая интересы Украины воспринимает на московский лад». По его мнению, «международное право, на которое вы ссылаетесь, утверждает прямо противоположное: всю ответственность за ситуацию на оккупированных территориях несет именно оккупант. Это не Украина отрезала Крым от воды, это сделала Россия, силой отрезав Крым от Украины».

Я не являюсь экспертом по международному праву, потому я воспользовался советом министра и набрал в поиске «Гаагские конвенции». Обнаруженная мной информация заставила меня согласиться с депутатами – министр действительно нуждается в срочном отстранении от должности по причине полного профессионального несоответствия. Дело в том, что Гаагские конвенции касаются законов и правил войны. Однако между Украиной и Россией состояния войны нет, и никогда не было. Соответственно, заявления о том, что какие-то украинские территории были «оккупированы» чисто спекулятивны – для оккупации нужна либо война, либо какие-то международные договора, которые эту оккупацию предполагают (например, оккупация Рура после Первой мировой войны). Украина не только не объявила войны «агрессору», но даже и не сочла нужным разрывать «Большой договор».

Читайте также:  Ялтинский европейский Киев: сентябрьские тезисы Порошенко

Говоря о воде, министр должен был бы быть последовательным – почему Украина до сих пор закупает в России уголь, не смотря на то, что с вероятностью почти 100% весь или почти весь этот уголь добыт на «оккупированном Донбассе»? Да, штампа «Донбасс, Россия» или «ДНР» на нем нет, но, как представляется, дело, все же, в другом.Украине очень нужен уголь. А раз так, то на его происхождение можно закрыть глаза.

Крым и выборы

Скандал вокруг заявления Климкина имеет важное значение с точки зрения идеологии избирательной кампании. Именно отношение к Крыму – один из моментов, который позиционирует политические силы и тут ситуация несколько странная, если не сказать больше.

Отношение большинства промайданных политиков к Крыму противоречиво.

С одной стороны, украинские политики продолжают твердить, что Крым – это территория Украины, временно оккупированная Россией. Они расследуют нарушения прав человека в Крыму, разрабатывают разной степени завиральностипланы возвращения территорий (желательно – без населения) и т.п.

С другой стороны, трудно отделаться от ощущения, что украинское руководство давно сказало Крыму «остаточне прощавай» (так сказать – декоммунизировало подарок Хрущева).

Обрубив экономические связи, киевские политики сначала говорили, что не желают давать воду и электроэнергию «оккупационным войскам», теперь уже говорят, что не желают давать воду промышленности, в то время как населению воды хватает… То, что, что на предприятиях работает население, традиционно опускается.

В общем, на уровне риторики Крым – это Украина, на уровне же реальных действий вопрос о возвращении Крыма даже не стоит. Если бы у украинской власти были хотя бы какие-то надежды на его возвращение, то они попытались бы уменьшить ущерб хозяйству региона, связанный с нарушением водоснабжения (о настроениях самих крымчан я тут не говорю, потому что киевских политиков эти настроения не интересуют).

Читайте также:  Второй срок президента Порошенко: шансы есть, непонятно как

В то же время «промосковская» оппозиция старается воспринимать Крым как территорию Украины, призывает не наносить ущерба территории и населению. Ну не удивительно ли?

Разумеется, в ходе избирательной кампании отношение к вопросу Крыма особой роли не сыграет.

Во-первых, тема слишком болезненная (что характерно – для обеих сторон, потому что для условно пророссийских избирателей казус Крыма тоже не совсем понятен), поэтому время серьезного обсуждения вопроса «чей Крым» еще не наступило.

Во-вторых, тема Крыма находится далеко на периферии общественного интереса. Грубо говоря, украинцы делают выбор без оглядки на отношение политика к вопросу Крыма.

Ситуация может измениться в том случае, если власть попытается использовать тему Крыма для обострения ситуации в стране, но это маловероятно – тут вполне достаточно Донбасса, Азовского моря и религиозного вопроса.

Тем не менее, в недалекой перспективе тема Крыма может дать определенное преимущество антимайданным политикам, хотя, парадоксальным образом, именно они и будут выступать с платформы «Крым – это Украина».

Антифашист

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *