Критикуют как надо, голосуют как всегда. Парламент Украины — в действии

Каждая пленарная неделя в Раде начинается с выступлений представителей депутатских фракций и групп (в этом созыве – группы). Регламент короткий, а выступление транслируется по телевидению. Получается краткий и чёткий рекламно-рабочий текст, позволяющий понять, о чём думают во фракциях
Вторая сессия Рады 9-го созыва началась 3 сентября в присутствии президента. Выступления представителей фракций оказались довольно интересными.

Первым выступал представитель группы «За будущее» Виктор Бондарь, говоря, предсказуемо, о неприкосновенности, — именно она является ключевым элементом «капитализации» депутатской должности, ради которой и шли в парламент многие мажоритарщики. О чём Бондарь прямо и сказал: «Не было бы депутатской неприкосновенности, я вам честно скажу, большинство из нас тогда бы просто не дошли до этого зала».

Мотивация необходимости сохранения неприкосновенности была забавной: оказывается, в 2004 году «десятки депутатов стояли насмерть, чтобы тот Майдан выстоял, чтобы была возможность выйти в третий тур». Бондаря, впрочем, можно понять — он был членом команды Ющенко, сделал при нём неплохую карьеру, став министром и главой Днепропетровской администрации. Характерно, что об угрозе президентского авторитаризма Зеленского прямо Бондарь не сказал, и это тоже понятно — его группу злые языки уже прозвали «За будущее Коломойского».

Кстати, группа в полном составе (все 22 депутата) голосовала за отмену неприкосновенности. За что и, главное, кого Бондарь агитировал?

Ирина Геращенко от «Европейской солидарности» начала с требования к России «немедленно вернуть Крым и Донбасс» (вероятно, Россия должна была испугаться и вернуть — иначе зачем это было говорить?). А дальше началась зрада: оказывается, для возвращения Крыма и Донбасса «нам нужно единство внутри страны и две составляющие: сильная экономика и сильная демократия». Извините, а где же язык, армия и, не побоимся этого слова, томос?

Читайте также:  Медицинская реформа на Украине: Пациент еще жив, но это ненадолго
Депутатская неприкосновенность. Непростая история с неясными перспективами
Депутатская неприкосновенность. Непростая история с неясными перспективами

В плане сильной демократии «Европейская солидарность» требует отмены депутатской неприкосновенности, но так, чтобы точно развести неприкосновенность уголовную (которую надо убрать) и неприкосновенность политическую (которую надо оставить).

Предложения ЕС приняты не были, но фракция дружненько проголосовала «за» — только трое воздержавшихся.

Крайне резко выступил представитель «Голоса» журналист Сергей Рахманин. Он обратил внимание на ряд моментов.

Во-первых, грубейшим образом нарушается процедура подачи законопроектов — нет альтернативных проектов, нет заключений профильных комитетов и Главного научно-экспертного управления (к слову, обычно к президентским проектам выводы ГНЭУ и не прилагаются…).

Во-вторых, президент вывалил целую кучу несвязанных проектов изменения Конституции. Между тем, «главный принцип Конституции — конституировать то, что нужно, а то, что можно не конституировать, лучше не делать», — считает Рахманин.

В частности, если говорить о депутатской неприкосновенности, то надо вносить изменения и в ст. 111 с тем, чтобы сделать прозрачной процедуру импичмента.

«Возможно, я невнимательно читал предвыборную программу кандидата в президенты Зеленского, но я не помню, чтобы он обещал увеличивать свои полномочия. Если вы посмотрите на некоторые изменения, в том числе конституционные и законодательные, то он фактически собирается себе подчинить практически все силовые структуры, начиная от Национальной гвардии. (…) Мне кажется, что я какую-то серию "Слуги народа" пропустил».

Фракция «Голоса» отдала за отмену неприкосновенности всё что было.

От «Батькивщины» выступал Сергей Соболев. Ключевых идей в коротком выступлении было две:

— в предложенных конституционных изменениях содержится «узаконивание тех норм, которые, к сожалению, незаконным образом президент получил в предыдущий созыв»;

— необходимо соблюдение процедуры.

Как легко догадаться, за отмену неприкосновенности не голосовала только Юлия Тимошенко — её не было в сессионном зале.

Представитель «Оппозиционной платформы» Вадим Рабинович говорил о земле. Пафос его выступления сводился к тому, что по Конституции земля является общенародной собственностью, потому решение об открытии рынка земли можно принимать только на референдуме, который, кстати, и обещал Зеленский.

О неприкосновенности Рабинович ничего не говорил, как днём ранее ничего не говорил об этом и Юрий Бойко (его темы — мир, социальные стандарты и организация работы парламента в условиях монобольшинства).

Читайте также:  Зеленский пытается обыграть Путина

ОП ни одного голоса за отмену неприкосновенности не отдала. Комментаторы в социальных сетях уже обещают, что на следующих выборах избиратели это припомнят партии, но, думается, они ошибаются — даже в случае досрочных выборов и комментаторов, и депутатов будут интересовать совсем другие проблемы.

От «Слуги народа» выступал Александр Дубинский.

Во-первых, он призвал не обращать внимания на какие-то там процедурные нормы, в то время как речь идёт о выполнении предвыборных обещаний. В конце концов, всегда можно отменить принятое решение через Конституционный суд (смелость депутата, очевидно, связана с тем, что в нынешнем составе Рады не так легко будет найти 150 подписей под обращением в КС).

Во-вторых, надо дискутировать не только о неприкосновенности, но также и об ограничении права депутатов на законодательную инициативу (чтобы её могли выдвинуть только 20 депутатов) и о введении пропорциональной системы на выборах.

Стало известно, что «Слуга народа» хочет изменить в Конституции
Стало известно, что «Слуга народа» хочет изменить в Конституции

 

Разумеется, день 3 сентября был не слишком удачен в плане проявления настроений депутатов, поскольку он проходил под знаком отмены неприкосновенности. А эта тема мегапопулистская, и депутатам было бы тяжело объяснять избирателям, почему они против.

В особо сложной ситуации оказался Пётр Порошенко — ему-то на самом деле нужна неприкосновенность (или не нужна — в случае, если до него доберутся, Рада дружненько проголосовала бы за снятие с него неприкосновенности), и проект его не устраивает, но он же сам и есть его автор! Ну вот как призывать не голосовать за него? Он и не призывал…

Тем не менее, некоторые тенденции проявляются.

Во-первых, власть действует предельно нагло, что не может остаться незамеченным. Правда, избиратели вряд ли расстроятся, — зачастую у нас наглость воспринимается как последовательность.

Во-вторых, депутаты критикуют (причём за дело критикуют) инициативы власти, а потом дружненько за них голосуют. Посмотрим, сохранится ли эта тенденция в будущем.

В-третьих, «Европейская солидарность» всё же пытается проводить курс, запущенный на первой сессии, — голосует против всех подряд предложений власти (ОП, например, поддержала включение в повестку дня проекты, направленные на расширение полномочий парламента).

В общем, оппозиция в парламенте выглядит пока неубедительно. Возможно, ситуация изменится в связи с размежеванием внутри «Слуги народа», но это вряд ли произойдёт в текущем году, а в следующем, на фоне роста авторитарных тенденций, может оказаться и вовсе неактуальным (впрочем, не факт, что авторитаризму Зеленского будет на что опереться).

Leave a Reply