Коронавирусный переворот. Как пандемия изменила политический расклад в Украине

В Украине, под шумок страшной эпидемии (или страха эпидемии), произошёл государственный переворот. И сейчас происходит юридическое оформление сложившейся политической практики. Причём переворот - верхушечный, при котором вся власть сосредоточится в руках президента и как бы находящейся над ним (его контролирующей) группы людей
Мы вот заметили, и не только мы, сходные суждения не так давно высказал, например, пользователь «Фейсбука» Сергей Меркулов.

Собственно, началось всё с отставки главы Офиса президента Андрея Богдана, за которой последовала отставка правительства Гончарука и нечаянный конфликт с «соросятами».

Конфликт был именно что нечаянный — Зеленский явно не собирался ссориться ни с ними, ни тем более с их «крышей» в лице украинского олигарха Виктора Пинчука, международного спекулянта Джорджа Сороса, демпартией США и МВФ. Большую их часть (включая Тимофея Милованова, которого с лёгкой руки Игоря Коломойского многие называет не иначе как «дебилом») планировалось оставить на постах. Но что-то пошло не так, и они сами отказались от должностей.

Следствий этого конфликта было много.

Во-первых, под угрозой оказались и так не блестящие отношения Зеленского с демократами (отношения с республиканцами он испортил ещё раньше). Впрочем, пока неясно, кто станет следующим президентом, в американские дела лучше действительно не лезть, чтобы не оказаться в положении Порошенко.

Во-вторых, под угрозой оказались отношения с МВФ. Фонд, конечно, сама дипломатичность, но и до наступления мирового финансового кризиса в словесах его представителей довольно определённо звучало «денег нет, но вы держитесь». Сейчас условий всего полтора — закон о «Приватбанке» (на этом МВФ настаивает) и закон о земле (это МВФ «рекомендует»).

В-третьих, в кризисном положении оказалось монопартийное большинство, в котором начались трения. Потом уже были минские переговоры Андрея Ермака, следствием которых стал уже открытый раскол во фракции «Слуги народа» — около 30 депутатов выступили против внешнеполитического курса президента.

Читайте также:  «Здравствуйте, Виктор Андреевич!» В лице Зеленского просматриваются знакомые черты

Зеленскому пришлось срочно менять всю властную конструкцию, и он её сменил — ему удалось опереться на олигархический консенсус, в который вошли Ринат АхметовАндрей Веревский, с какими-то, видимо, оговорками Виктор Пинчук и Игорь Коломойский. Конфликт последнего с Ахметовым и Пинчуком не прекращается, но темой консенсуса, по-видимому, не является. Президент же парит над схваткой, не отказываясь от гарантий, по-видимому, данных Коломойскому.

Порошенко не вошёл точно, а статус главы МВД Арсена Авакова уточняется — Зеленский, конечно, хочет его снять, но вес этого политика для него пока неподъёмный. В то же время равноправным игроком вместе с другими участниками консенсуса он не является — в его весе слишком велика административная и слишком мала финансовая составляющая.

Соответственно, в Раде появилась новая конфигурация — большинство старого большинства + группы «За будущее» (Коломойского) и «Доверие» (Веревский и все-все-все — группу собирали с бору по сосёнке).

Введение фактического чрезвычайного положения (под видом карантина) внесло существенные дополнения в эту картину мира. Причём назначение нового генпрокурора — это частность. Всё глобальнее.

Зеленский договорился с олигархами о том, что они помогут стране (в смысле ему удержаться во главе страны) финансово.

С одной стороны, это означает повышение веса олигархов и получение ими экономических преференций.

Ахметов (не Пинчук — именно Ахметов) сообщил, что его аналитики готовят программу выхода из кризиса (не совсем так, но Украина и в кризис толком не вошла).

Прекратилось весьма странное укрепление курса национальной валюты — он рухнул, что, разумеется, выгодно экспортёрам (т.е. всем членам консенсуса). Справедливости ради надо сказать, что никакой конспирологии тут нет — в условиях обрушения нефтяных котировок гривна и должна была упасть. Даже рубль упал, а уж российские-то резервы куда как больше украинских.

Сам по себе режим карантина пускает под каток малый и средний бизнес, делая безальтернативными крупные торговые сети, которые прямо или косвенно контролируются олигархами.

С другой стороны, снижается влияние МВФ.

Деньги ведь можно получить от олигархов, а вероятность получения средств от МВФ в условиях глобального кризиса не так уж велика — скорее уж они будут спасать Италию с Испанией. Кстати, эта мысль оказалась настолько очевидной, что даже сам МВФ выступил с опровержением — нет, мол, от сотрудничества с нами никто не отказывался, продолжаем работать. Примечательна сам постановка вопроса — слухи не о том, что МВФ не хочет работать с украинской властью, а что украинская власть не хочет работать с МВФ… Но что-то подсказывает, что вероятность принятия нужных МВФ законов в нужной МВФ конфигурации существенно снизилась. И вообще, кажется, что сейчас пресловутые ахметовские аналитики обдумывают в основном вопрос относительно того, что будет больнее — договариваться с кредиторами об отсрочке или просто объявить дефолт, и дело с концом. Второй вариант представляется весьма перспективным (просто потому, что украинский дефолт никак не останется единственным), и в МВФ не могут этого не понимать.

Читайте также:  МВФ признал: Украина не должна становиться правовым государством

Разумеется, карантин предполагает ограничение до нуля почти любой уличной активности. Пока ещё нет — поскольку положение Авакова не определено, то подконтрольные ему националисты имеют возможность ограничения нарушать, но будем посмотреть. Если Зеленскому придёт в голову использовать для борьбы с вирусом танки, как в Париже, вряд ли на это кто-то обратит внимание в нынешнем изрядно свихнувшемся мире.

Ну и вишенка на торте — юридическое закрепление. После инцидента с депутатом Сергеем Шаховым, который, как оказалось, действительно подхватил «корону», обсуждаются разные варианты дальнейшей работы Рады. В основном — два: дистанционная работа и расширение полномочий президента и Кабмина. Как именно можно расширить полномочия исполнительной власти, не разъясняется, но, вероятно, некоторые их шаги «в интересах борьбы с эпидемией» могут утверждаться Радой задним числом. Включая те, которые, по идее, будут действовать как законы. У Украины, кстати, подобный опыт был — в 1992-93 годах правительство Кучмы имело право принимать декреты, которыми регулировалась экономическая жизнь (кстати, Рада их не утверждала). Удивительно, но некоторые из них до сих пор действуют…

Разумеется, такого рода изменения потребуют внесения изменений в Конституцию, на что Рада пока что не способна. Однако угроза эпидемии открывает перед властью такие возможности…

В общем, есть основания полагать, что к концу нынешней паники и экономическая, и политическая картина Украины очень сильно поменяются. В частности, весьма скудная украинская демократия изрядно сократится. А вот возможности олигархов, напротив, вырастут. В том числе, вполне вероятно, за счёт сокращения западного влияния.

Leave a Reply