Казахстан и Украина: кто выводит людей на майданы

В процессе обсуждения событий в Казахстане рассматриваются различные версии происходящего. Я ни в коей мере специалистом по Казахстану не являюсь, потому от полноценного участия в дискуссии воздержусь. Однако опишу некоторые общие факторы, характерные для всех майданов. В основном на хорошо мне известном украинском материале.
Я бы выделил четыре основных фактора Майдана, чьё влияние сильно варьируется в зависимости от конкретной страны и от конкретной ситуации на том или ином этапе.

1. Влияние «вашингтонского обкома»

Кажется, не было ещё революции или переворота, организаторов которого не подозревали бы, более или менее обосновано, в работе на зарубежные центры влияния.

В современных майданах признаки такой работы и искать особенно не надо, всё налицо:

— однотипные методички, которые просто переводятся с языка на язык, даже не напрягаясь поменять символику;

— однотипные лозунги и требования;

— однотипная реакция западных посольств;

— однотипная реакция грантоедской общественности (какую бузу ещё не поддержал Саакашвили?).

В общем, «обком» совершенно не переживает о том, что его могут уличить во вмешательстве в чьи-то внутренние дела. В этом как бы и нет ничего удивительного — победителя не судят, а до сих пор Вашингтон в конечном итоге всегда побеждал. Да, Лукашенко до сих пор не свалили, но Лукашенко ведь не вечен — устроить «демократию», «права человека» и гражданскую войну никогда не поздно.

В то же время надо отдавать себе отчёт в том, что сам по себе «вашингтонский обком» со всей своей медийной мощью организовать и обеспечить победу майдана не может. Он может поддержать, подтолкнуть, ограничить возможности власти… Но при отсутствии в стране объективных причин для бунта он ничего не сделает. Более того, даже когда причины есть и бунт начался, он подключается не сразу. На Украине, например, посольство США вплотную занялось Майданом между католическим рождеством 2013 и православным — 2014 года.

Читайте также:  Санкции против украинцев и политическая борьба в США

2. Социальный протест

СССР был раем для трудящихся (во всяком случае, так утверждала западная пропаганда — в СССР это словосочетание, кажется, не употреблялось), но даже и там случались социальные протесты — забастовки, бунты…

Что уж говорить о нынешних временах не слишком цивилизованного капитализма? Причины для протеста всегда найдутся, и они будут вполне объективны. У людей всегда есть причины быть недовольными уровнем жизни, ограниченностью возможностей для социального продвижения, недостаткам систем социального обеспечения, образования, здравоохранения…

Формальный повод для протестов 2013 году на Украине был вполне искусственным: приостановка подписания Соглашения об ассоциации с ЕС ничьих непосредственных интересов не затрагивала. Потому протесты очень быстро сошли на нет. Но вот затем последовало «звыряче побыття» «онижедетей», и это вызвало массовый всплеск протеста против «милицейского беспредела». А к этому протесту людей готовили долго и целенаправленно — начиная ещё до Врадиевки.

Как правило, «голый» социальный протест не имеет ярко выраженных лидеров, организации и программы. Зачастую (в Киргизии, например, всегда) выливается в погромы и грабежи. Однако это не значит, что лидеров и организации нет вообще — вполне возможно, что организаторам нет резона светиться и выгоднее представлять происходящее как «стихийный протест».

Разумеется, события всегда так выглядят в случае, если официальной оппозиции, готовой взять на себя ответственность за действия протестующих, нет, или она есть, но ответственность брать не хочет. Тогда за спиной погромщиков почти наверняка обретаются какие-то группы местной элиты, прозападные НКО или ещё что-то в таком же духе.

Сейчас, например, казахский протест активно поддерживают живущие на Украине и в Польше эмигранты, но представляется маловероятным, чтобы координационный центр находился именно здесь.

3. Раздувание националистических настроений

Как писал классик: «Я б вашего гетмана за устройство этой миленькой Украины повесил бы первым!.. Кто запретил формирование русской армии? Гетман. Кто терроризировал русское население этим гнусным языком, которого и на свете не существует? Гетман. Кто развел всю эту мразь с хвостами на головах? Гетман…».

Читайте также:  «Вымыслы» и «нарративы»: некоторые особенности американской пропаганды

Справедливости ради надо сказать, что у республиканских элит после распада СССР никакого другого варианта, помимо строительства национальных государств и поддержки антироссийского национализма, и не было. Потому что иначе очень трудно обосновать необходимость своего собственного государства. При условии, что жить в нём лучше, чем в едином государстве, стала только элита.

Естественным образом, со временем националисты сочли, что элита недостаточно национально-сознательна, но идеологизированную интеллигенцию элита своевременно подкупила, а обычные националисты-погромщики не в состоянии предложить какую-то позитивную программу, кроме превращения страны во второй Афганистан или Сомали (трудно поверить, но люди типа Билецкого и Корчинского действительно считают эти примеры позитивными) и не способны заниматься системной политикой. В результате они вынуждены заниматься мелким разбоем по заказу элит или того же «обкома». А во время «стихийных протестов» именно они составляют главную ударную силу «мирных протестующих».

Кстати, сам «вашингтонский обком» только сейчас начал выражать умеренное недовольство националистами. Ранее всё было нормально. Почему? Да потому что националистические настроения предельно упрощают проведение цветных переворотов.

Казалось бы, есть опыт двунадесяти стран, где майданы приводили к обнищанию и войне. Посмотрел на Украину или Грузию и понял: так делать нельзя. Но если перед этим убедить людей, что они, в отличие от всех остальных, относятся к «великой нации», то опыт уже не работает: у этих не получилось, потому что они глупые. Но мы-то «великая нация», у нас всё будет по-другому…

4. Конфликт элит

Раскол внутри правящей элиты — обязательное условие майдана. Без него ничего не будет.

Нет, допустим, стихийные (или, скорее, «стихийные») протесты возникнуть могут, но чтобы они действительно стали подобием майдана, обязательно нужно, чтобы кто-то не отдал приказ об их разгоне. И это должна быть не просто нераспорядительность или отсутствие понимания происходящего, а наличие злого умысла.

В Киеве именно так и было в 2004 и в 2013-2014 годах. Когда надо было правительственный квартал оцепить — его не оцепляли. Когда можно было «онижедетей» на Майдане не трогать, их зачем-то тронули. Причём под телекамеры. Это ведь не милиции вина, это вина тех, кто отдавал или не отдавал приказы…

Читайте также:  Пять вопросов Владимира Зеленского поставили в тупик его самого

Вообще Майдан 2013 года начался вовсе не из-за того, что Янукович там что-то не подписал, а из-за того, что он начал строить свою бизнес-империю, а это вызвало недовольство олигархов, которые брали его управляющим на условиях того, что он будет наёмным работником. Олигархи, кстати, своих целей добились, но тут за дело взялось посольство США, которому украинские олигархи вот уж совершенно не нужны. Но посольство могло вообще не вмешаться или же эффект от его вмешательства оказался бы минимальным…

Резюме

Из четырёх перечисленных факторов самым важным является фактор последний — элитный. Именно в настроениях местных элит следует искать истоки всех майданов и майданоподобных акций.

Социальный протест находится на втором месте — без освещения реальных проблем общества обеспечить нужную массовку не удастся.

Влияние «вашингтонского обкома» находится только на третьем месте, причём главный его вес вовсе не в непосредственной поддержке митингующих, а в создании через влияние на СМИ и НКО соответствующей общественной атмосферы.

Националисты же самостоятельной роли не играют, но важным моментом в разворачивании майданов является национализм как явление.

Leave a Reply