Кандидаты в президенты Украины. Единый самовыдвиженец от Юго-Востока Юрий Бойко

В четверг, 17 января, Юрий Бойко неожиданно пошёл на выборы самовыдвиженцем, но подал в ЦИК документы на регистрацию в качестве кандидата на пост президента раньше представителя «Оппозиционного блока» Александра Вилкула
Бойко занимает важное место в предвыборных раскладах. По последним данным опроса, проведённого Агентством общественно-политических исследований и коммуникативных стратегий, Бойко занимает третье место с 9,5% активных избирателей. По данным большого опроса, проведённого в октябре-ноябре прошлого года Киевским международным институтом социологии (КМИС), центром Разумкова и группой «Рейтинг», он находился на пятом месте, но с теми же 9%. В апреле прошлого года, по данным «Рейтинга», он тоже был на третьем месте с 6% активных избирателей.

Предыстория

Юрий Бойко — человек с биографией. Казалось бы, это глупо указывать, но вот у Зеленского, например, политической биографии нет вообще. А он второе место в рейтингах занимает…

Бойко — уроженец Горловки, и значительная часть его дополитической биографии была связана с Донбассом (не считая времени учёбы в МХТИ, что, кстати, тоже важный момент — поступить в него было непросто).

Политическая же биография началась в феврале 2002 года, когда директор Кременчугского НПЗ возглавил «Нафтогаз Украины». Собственно, тогда эта должность как политическая ещё не воспринималась. Во всяком случае особой борьбы за пост не было, оказалось достаточно рекомендации профильного вице-премьера Олега Дубины. Впрочем, о подробностях отношений во властных верхах того времени нам только предстоит узнать.

На этом посту Бойко проявил лучшие качества «эффективного менеджера» (ТМ): он улучшил ситуацию с расчётами за газ украинских потребителей, увеличил доходы «Нафтогаза» и отчисления в госбюджет, успешно погасил задолженности за газ перед Россией и Туркменистаном. В последней теме украинская сторона проявила немалую изобретательность. Например, в счёт долгов Украина построила в Туркмении мост и передала с военных складов стратегические запасы «резиновых изделий №1» КСПМ и КСПФ-1. Удивительно, кстати, что в нынешние времена Бойко почему-то не обвиняли в подрыве боеспособности, а зря — как может прожить аграрная сверхдержава без лошадиных противогазов? В августе 2004 года «за полное урегулирование задолженности Украины за газ перед Российской Федерацией» Юрий Бойко был удостоен звания «Герой Украины», а за погашение украинской задолженности перед Туркменистаном — орденом «Звезда президента».

В то же время именно через Бойко строились разнообразные схемы, позволявшие украинскому руководству зарабатывать на перепродаже газа за счёт разницы в ценах для Украины и Европы. Именно при Бойко в газовые схемы была включена компания «РосУкрЭнерго», а сам Юрий Анатольевич стал другом её совладельца Дмитрия Фирташа. Чтобы понять характер связывающих их отношений, достаточно вспомнить, что в 2005 году олигарх передоверил Бойко свои активы на время бракоразводного процесса…

Читайте также:  Верховная Рада при Зеленском: депутаты растеряны, но перешли в «турборежим»

Пресловутые «злоупотребления руководства «Нафтогаза» были важной темой во время первого Майдана. Особенно любила её обсуждать Юлия Тимошенко. Впрочем, юридических последствий все разоблачения не получили, а возбуждённые было дела рассосались после коррупционного скандала в окружении Ющенко.

В феврале 2005 года Бойко был уволен, создал Республиканскую партию, принявшую участие в выборах 2006 года в составе блока «Не так», ядром которого была СДПУ(о) Виктора Медведчука.

В 2007 году РПУ вошла в состав Партии регионов и до самого 2014 года судьба Бойко была тесно связана с политической судьбой Виктора Януковича. Именно при нём он был министром и вице-премьером по вопросам топлива и энергетики. И в 2011 году отметился в афере с закупками вышек для добычи нефти, создав важную тему для оппозиции аж до самого Евромайдана.

Во время Майдана 2013-14 годов «газовая» группа в Партии регионов оказалась в оппозиции к Виктору Януковичу и стала одним из организаторов акций протеста, впоследствии закончившихся государственным переворотом. Правда, сам Бойко участия во всём этом не принимал.

В мае 2014 года Юрий Бойко принял участие в президентских выборах. Зачем и почему — совершенно непонятно. Избирательной кампании он не вёл, проголосовало за него немножко больше 35 тысяч избирателей (14-е место, менее 0,2%). Зато в сентябре он возглавил партию «Оппозиционный блок», занявшую четвёртое место (9,4% голосов) и стал лидером её парламентской фракции.

«Оппозиционный блок»

По официальной версии, «Оппозиционный блок» должен был представлять интересы населения Юго-Востока страны. Во всяком случае партии было позволено спекулировать на повестке дня, актуальной именно для Юго-Востока. Собственно, ОБ это отлично удаётся.

Однако представительство Юго-Востока — внешний, публично-политический фон. В действительности же «Оппозиционный блок» представлял интересы двух финансово-политических групп, ранее составлявших основу Партии регионов — «минеральной» группы Рината Ахметова и «газовой» Дмитрия Фирташа.

Интересы этих групп не во всём сходятся, к тому же у них по-разному складывались отношения с новой властью.

Ахметов сумел найти общий язык с Петром Порошенко, несмотря на то что принадлежащие ему активы в ДНР были взяты под внешнее управление в мае 2017 года вследствие устроенной украинскими властями блокады. Впрочем, за эту и другие проблемы с Ахметовым рассчитались — достаточно вспомнить историю с «Роттердам +».

Читайте также:  Это - госпереворот! Зеленский внес в парламент Украины соответствующий законопроект

Фирташ довольно быстро оказался в состоянии конфликта и с США, и с Порошенко. Сначала он играл значительную роль в новой власти (например, решение об отказе Кличко от президентских амбиций принималось с его участием). Однако в марте 2014 года миллиардер Фирташ был задержан в Вене и не может выехать из Австрии по сей день. По слухам, главной причиной его злоключений стал отказ от вхождения в картельное соглашение с производителями каустической соды из США. На Украине же в 2015 году был арестован газ предприятий группы Ostchem, входящей в Group DF, то есть принадлежащий Фирташу. В отношении компаний выдвинуты обвинения в нанесении убытков государству в размере 5,742 млрд грн.

Следствием этих особенностей стали разные подходы к внутренней политике. «Газовики» более радикальны, а вот ахметовцам есть что терять. К последним примкнула и влиятельная группа харьковчан, которые (кстати, независимо от политической ориентации) побаиваются Игоря Коломойского и соответственно настроены на поддержку президента, который Коломойскому противостоит.

В этих условиях «Оппоблок» всё время своего существования пребывал в перманентном кризисе, несколько раз приближался к расколу и в конце концов распался в ноябре 2018 года. Группа Бойко под названием «Оппозиционная платформа» объединилась с партией «За жизнь».

Единый кандидат?

Собственно, место ОБ в политической системе исчерпывается его названием — Юго-Восток (во всяком случае антимайданный Юго-Восток) должен вечно пребывать в оппозиции и не замахиваться на участие во власти. Поэтому самое смешное, что было в украинской политике за последние четыре года, — это рассуждения о возможности формирования «широкой коалиции» в составе пропрезидентского Блока Петра Порошенко и «Оппоблока». И самое смешное в том смешном то, что такой вариант не был столь уж нереален, учитывая позицию группы Ахметова.

Соответственно место единого кандидата от оппозиционных сил в формате президентских выборов 2019 года — аккумулировать голоса Юго-Востока и слить их. Желательно во втором туре. По данным социологических исследований, Бойко во втором туре проигрывает любому промайданному кандидату с более или менее разгромным счётом.

Поэтому стратегией штаба Порошенко является выйти во второй тур с Бойко и разыграть мобилизацию против сил реванша по модели 1996/1999 года. Проблема только в том, чтобы обеспечить именно такую схему, поскольку есть более рейтинговые кандидаты, претендующие на участие во втором туре (Тимошенко, Зеленский, а при определённых условиях даже Гриценко или Ляшко) и способные вытеснить или Порошенко, или Бойко, или обоих сразу.

Читайте также:  Социология обреченных. Будет ли Зеленский тем, кого от него ждут?

Парадоксально, но на выдвижении единого кандидата и выходе во второй тур настаивает и идеолог объединения оппозиции Виктор Медведчук, однако исходит он из совершенно других соображений.

Ситуацию в стране сейчас можно охарактеризовать как тщательно маскируемый раскол. Есть две разные позиции (условно «промайданная» и «антимайданная», хотя такое разделение в значительной степени устарело), но представлена только одна. Причём власти принципиально важно показать, что никакого раскола нет, что власти и её идеологии противостоят разрозненные маргинальные группы. Соответственно Администрации президента нужно иметь как можно больше кандидатов, оперирующих на юго-восточном фланге, чтобы они получили как можно меньший результат. Заметим, что стратегический интерес постмайданной власти тут противоречит тактическому интересу Петра Порошенко.

Позиция же Медведчука заключается в том, чтобы выдвинуть единого кандидата, оттеснить на маргинес недостаточно последовательных оппозиционеров, выйти во второй тур, возможно, проиграть, но чётко продемонстрировать наличие в стране другой позиции. Результат единого кандидата от Юго-Востока покажет, что в стране есть раскол и есть оппозиция, с которой нужно считаться. Тут решается судьба не отдельной политической силы или Бойко как политика, а судьба самого по себе юго-восточного, не настроенного на конфликт с Россией проекта в украинской политике.

Что до выигрыша того или иного промайданного кандидата, то он в рамках такой стратегии просто неинтересен. С точки зрения Юго-Востока, большой разницы между Порошенко и Тимошенко нет. С точки зрения Москвы, разница есть, но состоит она в том, что неприемлем любой промайданный победитель, а Порошенко — особенно неприемлем.

Исходя из этой стратегии, на настоящий момент Юрий Бойко действительно является единым кандидатом от оппозиции. Другие же кандидаты либо подыгрывают Банковой (Вилкул, Мураев), либо решают узкопартийные вопросы (Симоненко).

В этом контексте совершенно не удивительны санкции, введённые Россией против представителей «Оппозиционного блока». Под удар попали те представители оппозиции, которые ориентированы на Банковую и действуют на раскол юго-восточного электората. Т.е. не просто конкуренты Бойко, а представители другой стратегии. Задача российских санкций не столько нанести какой-то ущерб экономическим интересам этих групп, сколько дать сигнал избирателям, что в России их не расценивают в качестве партнёров.

В последнее время внутри «Оппозиционной платформы» наметились трения — партия даже не смогла провести в согласованные сроки (16 января) съезд, и Бойко выдвинулся самостоятельно. Однако даже при таком развитии событий пока реализуется именно стратегия Медведчука.

Leave a Reply