Какую Украину строит Зеленский

Виктор Ющенко в своё время обещал, что после его прихода к власти «украинцы проснутся в новой стране». Сейчас такого эффекта даже не обещали – ко второй годовщине со дня избрания Зеленского президентом страна подходит в процессе трансформации, которая отнюдь не завершена. Непонятно даже, какие именно процессы в принципе могут быть завершены
Тем не менее, некоторые тенденции очевидны, и вокруг них будет вестись борьба.

1. Внешнее управление

О том, что Украина — страна под внешним управлением, говорились с 2014 года так часто, что, когда Украина действительно оказалась под внешним управлением, этого почти никто не заметил.

С Порошенко западные партнёры договаривались, что заметно по опубликованным записям бесед с Байденом. Тон обоих собеседников вполне уважительный, у Порошенко — не подобострастный.

С Зеленским ситуация иная — Байден обсуждает ситуацию на Украине с кем угодно, только не с самим Зеленским (по состоянию на утро 3 марта телефонный разговор президентов всё ещё не состоялся). При этом и.о. посла США ставит министра здравоохранения в известность о том, что Украина не будет закупать российскую вакцину, а США запрещают владельцу частного предприятия «Мотор-Сич» продать акции китайскому инвестору.

Внешнее управление является очень важным элементом жизни страны, очень многое определяющим в ней.

2. Тенденция к авторитаризму

Зеленский, в отличие от Порошенко, человек авторитарного типа — он склонен принимать решения сам и реализовывать их по предельно простой схеме. Порошенко — прирождённый политик, уважающий процедуры и структуры власти.

Но дело, конечно, не только в этом, а в том, что США спокойнее относятся к проявлениям авторитаризма Зеленского, чем Порошенко (помним, как отреагировали США на попытку ввести военное положение).

Причин этого несколько:

— Зеленскому больше доверяют, потому что он менее самостоятелен, элементы авторитаризма он будет использовать в интересах США, а не своих;

Читайте также:  Треугольник Путин-Зеленский-Трамп. Украинский фактор глобальной политики

— Зеленский практически не имеет финансовых интересов на Украине, потому может принимать любые решения, сколь угодно вредные для страны (есть и противоречия — Зеленский, например, заинтересован в максимально широкой представленности русского языка в медиапространстве Украины, но продолжает украинизацию, чем убивает возможность дальнейшей работы «квартала 95»);

— с точки зрения внешнего управления логичнее упрощать систему управления страной, избавляясь от демократических процедур, которые слишком сложные, требуют значительного времени и ненадёжны в плане получаемого результата;

— после выборов 2020 года, которые фактически проходили в режиме государственного переворота, в США начали значительно более спокойно относиться к нарушению демократических норм в подконтрольных странах.

Проявления авторитарной политики видны невооружённым глазом — попытки управлять при помощи президентских указов (СНБОУ — просто совещательный и координирующий орган, его решения сами по себе никого и ни к чему не обязывают), незаконное введение санкций против граждан Украины, закрытие СМИ (что было поддержано США и Европой) и т.п.

3. Деолигархизация

Ликвидация крупного национального капитала (под предлогом «борьбы с коррупцией» и вмешательством олигархов в политику) навязана Западом президенту Зеленскому.

Пока что реальные меры предпринимаются только против бизнеса Коломойского (арест бывшего зампреда правления «Приватбанка» Яценко) и Медведчука (введение санкций), но, очевидно, дойдёт и до других.

Насколько реалистичным выглядит заявление секретаря СНБОУ Данилова о готовности пересмотреть уголовные дела (по сути сделки о купле-продаже предприятий) с 1991 года, пока непонятно. Скорее всего, таким образом олигархов только запугивают.

Программа-минимум состоит, по-видимому, в том, чтобы вытеснить крупный бизнес из политики и СМИ. После этого «раскулачивание» можно будет провести в «рабочем порядке», просто вынуждая олигархов продавать бизнес транснациональным компаниям.

4. Экономика

Пока трудно сказать, какой будет экономика Украины после полной деолигархизации, но, скорее всего, она будет ресурсной. Основные направления:

— добыча полезных ископаемых (преимущественно рудной группы);

— возможно, экологически грязные производства (металлургия, химия);

— сельское хозяйство (зерноводство — пшеница, кукуруза, подсолнечник, рапс);

Читайте также:  «УБН»: блеск и нищета украинского театра

— захоронение отходов;

— экспорт рабочей силы.

Машиностроение, по-видимому, будет полностью убито в самостоятельной части. Возможно, сохранится сборка отдельных изделий (стрелковое оружие).

Для такой экономики нынешнее население страны (порядка 30 млн, по данным медицинской статистики) является избыточным. Логичным является сокращение численности жителей страны до 15-20 млн.

5. Донбасс и Крым

На настоящий момент совершенно очевидно, что Минские соглашения себя изжили, и в Киеве совершенно открыто говорят о необходимости их изменения и введения в нормандский формат США (опционно — Великобритании).

Изменения предполагают передачу территорий до проведения местных выборов, отказ от политического диалога с населением «оккупированных территорий», обязательное включение в переговорный формат проблемы Крыма.

Следует отметить, что де-юре Украина отказалась от выполнения Минских соглашений ещё в феврале 2018 года, когда Порошенко подписал закон о реинтеграции Донбасса. В этом законе указано, что неподконтрольные Киеву территории являются оккупированными Россией, что само по себе является основанием для отказа от политического диалога.

Позиция Украины и США состоит в сохранении конфликта в Донбассе и Крыму для давления на Россию. Реинтеграция территорий в обозримые сроки исключается.

6. Европейская и евроатлантическая интеграция

Украина будет настаивать на вступлении в ЕС и НАТО.

Членство в ЕС представляется маловероятным, поскольку современная Украина не соответствует ни политическим, ни социально-экономическим критериям вступления в ЕС. Причём проводимые в стране реформы направлены на отдаление от европейских норм.

Само по себе это не препятствует вступлению в ЕС, но при этом не Украина будет приближаться к стандартам ЕС, а ЕС — к стандартам Украины. Сколько времени это займёт, неизвестно.

Относительно членства в НАТО ситуация более простая — Североатлантический договор формально не требует ни территориальной целостности, ни гарантий её защиты со стороны других членов НАТО, потому Украина может быть членом этой организации. Судя по всему, нынешние заявления Зеленского о необходимости вступления в НАТО не случайность и не самодеятельность — в Вашингтоне есть силы, которые считают возможным присоединение нынешней Украины к НАТО с тем, чтобы предельно упростить применение сил НАТО на территории страны.

Примечание

Следует отметить, что развитие страны именно в таком направлении в принципе поддерживается общественным мнением. В частности, относительное большинство населения:

Читайте также:  «История, которая очень плохо закончится». Как «разоблачение» Медведчука ударит по «Слуге народа»

— настроено на европейскую и евроатлантическую интеграцию, считает Россию враждебной страной;

— готово отказаться от части демократических норм (52% считают нормальным введение санкций против граждан Украины за «пророссийские настроения»);

— против реализации Минских соглашений (единственная норма, которая пользуется поддержкой, — прямые переговоры с властями ДНР и ЛНР);

— за продолжение современной этно-культурной и языковой политики.

Разумеется, есть при этом и противоречия. В частности, отказываясь от выполнения Минских соглашений, украинцы против продолжения войны на Донбассе. Именно такие противоречия определяют возможность политического манёвра, вроде того, который был осуществлён в 2019 году. При этом общественный запрос фактически сводился к тому, чтобы старая политика проводилась новыми людьми.

Leave a Reply