Как потомок гоголевского Ивана Никифоровича главным конструктором стал

24 июня 1941 года в дневнике начальника Генштаба сухопутных войск Германии Франца Гальдера появилась запись о появлении на фронте новых русских танков вооружённых 150-мм пушкой. А 3 сентября 1949 года американский разведывательный самолёт обнаружил в воздухе над Камчаткой оружейный плутоний. К обоим этим эпизодам имел отношение Николай Духов
Николай Леонидович Духов — один из тех уроженцев Украины, которые смогли сделать карьеру только в СССР или России. Уж слишком масштабной личностью он был.

Биография

Родился Духов 26 октября 1904 года в селе Веприк в Гадячском уезде Полтавской губернии.

Места эти не просто казацкие, а исторические — на рубеже 1708-1709 годов гарнизон крепости Веприк, состоявший из 1100 русских солдат и нескольких сот казаков Харьковского полка, более двух недель выдерживал осаду армии шведского короля Карла XII и гетмана Ивана Мазепы. Им удалось дать время для подготовки к обороне Полтавы. Чем закончилось, вы и так знаете.

Не смотря на то, земли эти более определённые в этническом плане, чем Слобожанщина, родители Духова — русские. Отец, Леонид Викторович, служил военным фельдшером и на Украину попал по долгу службы. За год до рождения сына он уволился со службы и пошёл работать на сахарный завод в Веприке. Мать, Мария Михайловна, была дочерью обедневшего помещика. Кстати, у одного из предков Духова гостил Николай Гоголь и, по семейной легенде, история тяжбы Никифора Осипова с соседом легла в основу одного из произведений классика.

Духов учился сначала в сельской школе, затем в Гадячской гимназии (это, кстати, очень способствовало в дальнейшем его карьере — ведь он мог читать техническую литературу на немецком, английском и французском языках). В 1919 году гимназию преобразовали в единую трудовую школу, которую он годом позже и окончил.

С 14 лет Духов работал секретарём Вепричского комбеда, с 1921 года — агентом продотряда. Также заведовал районной избой-читальней, где создал самодеятельных оркестр, был секретарём райземлеса, заведовал загсом. В своём селе Духов собрал первый радиоприёмник.

В 1925 году поступил на сахарный завод в селе Чупаховка Ахтырского района, а годом позже, решением заводского комсомольского собрания, ему была дана путёвка на рабфак Харьковского геодезического и землеустроительного института.

После его окончания он был рекомендован «для зачисления без испытания на механический факультет» Ленинградского политехнического института. Справедливости ради надо сказать, что рекомендацию дал его земляк — заместитель наркома народного образования Украины Александр Полоцкий.

С 1928 по 1932 год Духов учится на кафедре «Автомобили и тракторы» ЛПИ и получает специальность инженера-конструктора. В харак­те­ри­стике отме­ча­лись спо­соб­но­сти молодого инженера к само­сто­я­тель­ному мыш­ле­нию и воз­мож­ность исполь­зо­ва­ния его на науч­ной работе.

Читайте также:  «Дом Леси Украинки» в Киеве, в котором она никогда не жила. Фоторепортаж

После окончания института Духов начал работать на заводе «Красный путиловец» где работал над организацией производства трактора «Универсал» и легковой автомобиль «Ленинградец — 1». А в 1936 году его направили в танковое КБ, под начало другого выходца с Украины — Жозефа Котина.

Танкостроитель

В СКБ-2 Духов сразу приступил к созданию единой методики тягового и прочностного расчёта танков. Он принимал участие в разработке нового среднего танка Т-29, а затем ему поручили руководство конструкторской группой, занимавшейся модернизацией танка Т-28. Трёхбашенный средний танк имел передовую для своего времени конструкцию, но отличался крайне низкой надёжностью. Собственно, доведение его до ума и было задачей группа Духова, выполненной к концу 1938 года.

Тем временем Автобронетанковое управление РККА, во главе с Дмитрием Павловым (командовал Западным фронтом и в июне 1941 года и был расстрелян за катастрофическое поражение) потребовало разработки нового тяжёлого танка с противоснарядным бронированием.

Если танк прорыва предыдущего поколения — Т-35, имел пять башен и сравнительно тонкую броню, то новые танки должны были иметь не более двух башен. Проектирование новых танков первоначально велось на Харьковском паровозостроительном заводе (ХПЗ), но затем было перенесено в Ленинград — на завод №185 им. Кирова (проект Т-100) и на Кировский (бывший «Красный путиловец») завод (проект СМК — «Сергей Миронович Киров», и его однобашенный вариант КВ — «Клим Ворошилов»).

Первоначально СМК и КВ разрабатывала группа Афанасия Ермолаева, а конца 1938 года работа над однобашенным вариантом была поручена Духову (в апреле 1940 г. получит за нее орден Ленина). Кстати, в группе по разработке танка «Клим Ворошилов» работал приёмный сын наркома обороны — Пётр Ворошилов, ставший потом заместителем директора Челябинского Кировского завода, генерал-лейтенантом танковых войск и высокопоставленным сотрудником Министерства обороны.

Танк КВ впервые был опробован в бою на линии Маннергейма в декабре 1939 года. Финская артиллерия не смогла причинить танку никакого вреда, а на мину ему, в отличие от СМК, удалось не наехать. С другой стороны, как оказалось, калибр 76 мм. особого вреда финским ДОТам причинить не мог и было принято решение разработать вариант танка со 152 мм пушкой, получивший наименование КВ-2 (по сути это был не танк, а самоходное орудие с вращающейся башней — предшественник современных «Акаций» и «Гвоздик»). Духов также принимал участие в разработке этой машины. Кстати, упомянутый выше Гальдер в возможность существования такого танка не поверил — у самих-то немцев в это время были только самоходные лафеты под полевые 150 мм гаубицы (легкий танк с железной полукоробкой вместо башни, в которую закатывали орудие).

Одновременно в 1935-40 годах Духов преподавал в автодорожном и политехническом институтах.

В 1941 году Ленинградский Кировский завод был эвакуирован в Челябинск, где на базе тракторного завода начали разворачивать производство танков КВ. 10 июля 1941 года Духов выехал из Ленинграда в Челябинск, получив должность главного конструктора отдела №3. В октябре ЧТЗ был переименован в Челябинский Кировский завод, ставший основной знаменитого «Танкограда», и Духов стал заместителем главного конструктора, а постановлением Государственного Комитета Обороны от 26 июня 1943 года был назначен главным конструктором, оставаясь в этой должности до 1948 года. В 1944 году был награждён ещё одним орденом Ленина (всего их у него было четыре).

Читайте также:  Как «кандидаты Юго-Востока» собираются решать проблему войны и мира

Николай Леонидович наладил на заводе поточно-конвейерное производство танков КВ, возглавил разработку их модификаций и самоходных артиллерийских установок, занимался модернизацией средних танков Т-34. Под его руководством разрабатывались тяжёлые танки КВ-1с, КВ-85, ИС-1, ИС-2, ИС-3 и ИС-4. За эти работы в 1943 и 1946 году Духов получил Сталинские премии.

Условия работы были сложные. Например, в конце 1941 года, в связи с эвакуацией, в Челябинске закончились подшипники. Духов предложил делать их самим, используя в качестве роликов обрезки торсионов (металлических прутов, использовавшихся на КВ в качестве упругих элементов подвески). «Духовские подшипники» оказались не только вполне работоспособными, но и гораздо дешевле, что было отмечено свидетельством об изобретении и премией, переданной в Фонд обороны.

Собственно, вся линейка советских тяжёлых танков, от тех, которые наводили ужас на немцев в ходе приграничного сражения (они даже получили собственное название «Духов-панцер»), до тех, которые брали Берлин, прошла через руки Николая Леонидовича.

При этом он не забывал и о подготовке новых инженеров — возглавлял кафедру гусеничных машин в Механико-машиностроительном институте (сейчас — Южно-Уральский университет).

16 сентября 1945 года Духов был удостоен звания Героя Социалистического Труда и генерал-майора инженерно-танковой службы. До этого Духов в армии не служил и был рядовым необученным.

Рассказывали, что сразу после торжественного заседания в новеньком мундире со звездой Героя он отправился в военкомат, где состоял на учёте и где его постоянно попрекали за невразумительный статус. По официальной версии, ему просто некогда было переодеться, но согласитесь — мало у кого нашлось бы время на переодевание при наличии столь шикарной возможности полюбоваться на лицо военкома…

Ядерный проект

После войны Духов занялся разработкой трактора С-80, но международная обстановка не способствовала переходу на мирные рельсы. Талантливого конструктора пригласил на работу Игорь Курчатов (по легенде, инициатором был Сталин — «Назначьте, например, Духова, главного конструктора тяжёлого танка КВ. Его знают!»).

В 1948 году Духова направили в закрытый город «Арзамас-16» (сейчас — Саров), где был назначен заместителем генерального конструктора КБ-11 Юлия Харитона. Теперь ему приходилось конструировать ядерные заряды и бомбы.

Шутка административно-спецслужбистского юмора — официально КБ относилось к приволжской конторе «Главгорстроя» Минсредмаша СССР (кстати, здание Министерства среднего машиностроения находится в десяти минутах прогулочным шагом от редакции «Украины.ру» — случайность, конечно). Казалось бы, при помощи ядерных бомб города не строят, а совсем наоборот, но…

29 августа 1949 года Духов участвовал в испытаниях первого советского ядерного устройства — атомной бомбы РДС-1. Название, в видах секретности, расшифровывалось как «реактивный двигатель специальный», но на совещании у Сталина Лаврентий Берия расшифровал его как «Россия делает сама». Сам по себе заряд был копией американской имплозивной (критическая масса делящегося вещества достигается сжатием шара из него путем взрыва обычной взрывчатки) плутониевой бомбы «Толстяк», сброшенной в августе 1945 года на Нагасаки. Конструкция бомбы была отечественной. Правда, Духов к тому и другому имел отношение скорее как производственник (именно он создал единую систему ведения чертёжного хозяйства, необходимую для запуска серийного производства), поскольку конструкция была разработана ещё до его перехода в ядерный проект. Зато он был одним из руководителей испытаний.

Читайте также:  Последний Рюрикович или Царь-неудачник

Его вклад был признан достаточным для ещё одного звания Героя Социалистического Труда и Сталинской премии.

А вот к созданию первой советской термоядерной бомбы РДС-6с, испытанной на Семипалатинском полигоне 12 августа 1953 года, он имел самое непосредственное отношение уже как конструктор и заслуженно получил третью Звезду Героя Социалистического Труда. В том же году он стал доктором наук и членом-корреспондентом АН СССР.

С 1954 года Николай Леонидович стал директором, главным конструктором и научным руководителем филиала № 1 КБ-11. Духов определил основные направления тематики института — создание ядерных боеприпасов для стратегических и тактических комплексов ядерного оружия, систем электрического и нейтронного инициирования ядерных зарядов, приборов автоматики ядерных боеприпасов, унифицированной контрольно-измерительной аппаратуры. Под его руководством было разработано первое поколение ядерных боеприпасов для различных носителей — баллистической ракеты Р-7 (мы её больше знаем как ракету-носитель «Союз», которые эксплуатируются по сей день), торпеды Т-5, первых крылатых ракет для ВВС, ВМФ, ПВО. Духов стал основателем конструкторской школы по ядерным боеприпасам.

Эта работа была отмечена двумя Сталинскими и Ленинской премией.

Многолетний начальник Духова, академик Харитон, сказал о нём так: «О лучшем помощнике, чем Духов, нельзя было даже мечтать. Он истинный, от природы, конструктор. Николай Леонидович был вообще очень талантливым, очень одаренным человеком во многих областях науки, техники, искусства. Мне думается, он был бы, например, и великим музыкантом, и художником… Но он никогда и не мог быть ни тем, ни другим, ни третьим, потому что просто НЕ МОГ НЕ БЫТЬ КОНСТРУКТОРОМ. Его конструкторская гениальность врожденная».

Николай Духов скончался 1 мая 1964 года от рака крови — болезни атомщиков… Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

В честь Духова названа улица в Сарове, бюсты установлены в Веприке, в ЮУрГУ и во Всероссийском НИИ автоматики в Москве, носящем его имя.

Leave a Reply