Как это получилось у Зеленского?

Подсчет голосов еще не закончен, но уже очевидно, что предварительные прогнозы результатов выборов на мажоритарке полностью не оправдались. Предполагалось, что по одномандатным округам от партии в Раду пройдут 30-35 человек, но по состоянию на утро 23 июля на первых позициях было 128 «слуг».

Избирательная кампания для партии Зеленского начиналась в крайне невыгодной конфигурации.

Во-первых, поставленная задача привести в политику «новых лиц» означала, что кандидатов набирали по объявлениям (это не преувеличение). Люди эти были совершенно не готовы к выборам, а избиратели знали о них только то, что они – от «Слуги народа».

Во-вторых, времени, чтобы проинформировать избирателей хотя бы об этом обстоятельстве, критически не хватало. Более того, у большинства партийных мажоритарщиков кампания началась с большим опозданием – были среди них люди, которые начали хоть какую-то работу на округе за месяц до выборов и даже меньше.

В целом, в условиях краткосрочной кампании, все преимущества имели действующие народные депутаты, давно работающие в округе и хорошо известные избирателям.

Этот вывод подтверждался и социологическими данными (там, где они были доступны). В среднем, за 4-6 недель до выборов рейтинг кандидатов от «Слуги народа» составлял 10-15%, при том, что для уверенной победы в округе надо иметь порядка трети голосов. Были, разумеется, исключения, но их было немного.

В общем, было полное ощущение, что кампанию сливают – тот подбор кандидатов от «Слуги народа», который был реализован, казалось бы, почти полностью расчищал поле деятельности для региональных элит и олигархических клиентел. Что же произошло?

Возьмем для примера 96-й округ Киевской области (города Буча, Славутич и четыре сельских района). По данным группы «Рейтинг» (исследование завершено за 10 дней до выборов) за СН собирались голосовать 50% активных избирателей, в то время как за кандидата от партии – 25,5% (кандидат тут, пользуясь терминологией компьютерных игр, «скиловый» – журналист «1+1» Ольга Василевская-Смаглюк, потому и результат у нее выше средневзвешенного). Но, при этом, число неопределившихся избирателей в случае с партиями составляло 23%, а в случае с кандидатами – 40% (от всех). Если сторонники «Слуги народа» будут автоматически голосовать за кандидата своей партии, то её рейтинг смело можно увеличивать на 15-20%. А это заметно больше, чем у лидера электоральный симпатий в округе (рейтинг действующего депутата Ярослава Москаленко – 33%).

Читайте также:  Слияния и поглощения

Так оно на практике и получилось: по данным ЦИК, результат кандидата от «Слуги народа» составил почти 42%. Т.е., она получила дополнительно те самые 15% с лишком. Партия, кстати, получила 46,5%. Заодно и, по неведомым уже причинам, просел рейтинг электорального лидера (он получил всего 18%).

В общем, результат выборов был предопределен голосованием неопределившихся (!) в мажоритарной части избирателей «Слуги народа», которые «на автомате» проголосовав за партию, проголосовали и за ее представителя (в подавляющем большинстве случаев – noname).

Причем случай с 96-м округом еще сравнительно мягкий: Артеменко – не самая заметная фигура в украинском парламенте.

Вот, например:

- в округе 31 (Кривой Рог) депутат двух созывов, в прошлом – заместитель популярного в городе мэра Юрия Любоненко (руководил городом 18 лет) Константин Павлов проиграл начальнику охраны завода буровой техники Владимиру Захарченко;

- в 62-м округе (Житомир) военный пенсионер (по ранению) Игорь Герасименко «одной левой» положил и губернатора Игоря Гундича и действующего депутата Борислава Розенблата;

- в 135 округе (Одесса) знаменитый «пидрахуй» Сергей Кивалов (депутат пяти созывов), проиграл ресторатору Алексею Леонову;

- в 144 округе (Полтава) индивидуальный предприниматель Дмитрий Налетов победил и весьма популярного экс-мэра Александра Мамая и действующего скандального депутата Сергея Каплина;

- в 168 округе (Харьков) индивидуальный предприниматель Мария Мезенцева сумела победить действующего депутата Валерия Писаренко (пожалуй – лучшего парламентского юриста) и экс-депутата, ученого с мировым именем Владимира Семиноженко.

Самая же потрясающая история произошла в 77 округе (Запорожье) легендарный глава «Мото-Сич» Вячеслав Богуслаев, депутат четырех созывов, проиграл 29-летнему безработному (злые языки говорят - свадебный фотограф, но в бюллетене-то было написано - безработный!) Сергею Штепе.

Можно ли все это было предугадать заранее? Теоретически да.

Читайте также:  Скучная Тимошенко оказалась в тени. Кризис избирательной кампании лидера гонки

Во-первых, для этого надо было провести исследования (прежде всего – фокус-групповые) по мотивации голосования. Прежде всего – среди сторонников СН. Ну не может такого быть, чтобы подобные намерения не «просвечивались» в предвыборных настроениях граждан.

Во-вторых, надо не знать электоральную историю Украины. В данном случае незнание, действительно, сила. Зная, выводов в пользу кандидатов от СН сделать было нельзя.

В Украине есть опыт проведения выборов по смешанной системе с 1998 года и большинство политологов, социологов и политтехнологов отлично знают, как оно работает.

Сильный кандидат в округе обычно подтягивает партию за собой. Наиболее яркий случай был в 1998 году в округе Александра Ткаченко, который не только сам получил порядка 60% голосов (если не ошибаюсь), но и рейтинг блока социалистов и селян поднял более чем в два раза.

Чаще всего все происходит наоборот – достаточно популярная партия (например – коммунисты) дает кандидату стартовый рейтинг за счет ассоциации с партийным именем (как правило – заметно меньше рейтинга самой партии). А дальше – сам. И – как кривая вывезет.

Впрочем, в 2012 году была тенденция к резкому рост рейтингов кандидатов от партии УДАР в регионах центральной Украины, что заставило забеспокоиться многих мажоритарщиков, старательно «окучивавших» свои округа. Однако, к моменту выборов большинство этих кандидатов «сдулись», в результате партия провела по одномандатным округам не порядка 20-ти депутатов, а всего-то 6.

Поэтому посмотрев на данные в 96 округе, опытный аналитик обратил бы, конечно, внимание на разрыв между партией и кандидатом от партии и оценил бы эту возможность. И на резерв неопределившихся избирателей тоже внимание обратил бы. Но, на основании опыта, счел бы, что вероятность того, что схема сработает как всегда (т.е., кандидат от партии подтянется вслед за партией), не особенно велика. Просто, как правило, такое подтягивание происходит на ранних этапах кампании. «Сдвиг последней минуты» (т.е., принятие решения в кабинке для голосования), составляет, обычно, несколько процентов, а та его часть, которая действительно влияет на конечный итог (т.е., голоса добавившиеся лидеру и не компенсированные прибавкой у других кандидатов) – 1, максимум – 2%. Представить себе, что этот сдвиг составит десятки процентов, довольно трудно.

Читайте также:  Дурь, которая действует. Какую пользу извлек Порошенко из Томоса?

Ну что ж, урок получен и, будем надеяться, усвоен.

Какие выводы из этого можно сделать? Напрашивается вывод, что «слуги народа» разочарованы в предсказательной силе социологов и политологов, а также в необходимости политтехнологов. И попытается выиграть местные выборы в таком же режиме «бессознательного голосования». Посмотрим.

Антифашист

Leave a Reply