Интервью болгарским СМИ

 

Василий Стоякин
Директор Центра политического маркетинга.

Киев, отель Днипро
Февраль 2017

автор: Любомир Данков

Часть 1

Василий Стоякин, интервью для болгарских СМИ. Часть 1.

Вообще я отношусь к критикам Минских соглашений. У меня есть основание относиться к ним в целом негативно. Я безусловно признаю, что определенную позитивную роль они выполнили. Они заставили прекратить активные боевые действия, они заставили вести переговоры, что само по себе позитивно. Но я не считаю, что соглашение может быть постигнуто на тех принципах, положенных в основу минских соглашений.

Попробую объяснить. Во первых сам по себе мирный процесс идет очень тяжело потому, что с украинской стороны есть желание продолжать боевые действия. Связано это с тем, что война вещь очень прибыльная. На войне зарабатываются очень большие деньги. Речь идет о многих вещях. Это работа волонтеров, которые себе что-то оставляют, это и военные заказы, которые за частую осуществляются по не прозрачным процедурам и понятное дело, что значительная часть этих средств уходит на корупционные источники. И в конце концов это элементарный грабеж, который осуществляют войска в районе боевых действий.

Вобщем на Украине есть много желающих, чтобы война даже в таком вяло текущем режиме продолжалась как можно дольше. Опять же для украинских политиков это важное оправдание не эффективности их деятельности. Тоесть когда возникают вопросы почему падает экономика, почему плохая социальная ситуация почему то - почему се. Первое оправдание которое звучит- „Ну у нас же война“, „Мы воюющая страна“ Вы же понимаете, „Мы хотели как лучше, но тут вмешался нехороший Путин и началось“. Это звучит практически во всех выступлениях высших должностных лиц Украины. Буквально сегодня я читал интервью секретаря Совета Национальной Безопастности Турчинова, который в должности исполняющего обязанности Президента, собственно говоря отдал приказ на проведение антитеррористической операции, который „честно“ говорит, что все то, что у нас не получилось - это результат войны, которую он собственно говоря и начал. Совершенно замечательная позиция!

Теперь относительно минских соглашений. Сейчас релизация минских соглашений полностью заблокирована украинской стороной под предлогом того, что не выполняется режим обеспечения безопастности, не прекращен огонь. Ну тут очень странная на самом деле ситуация. Собственно говоря стороной виновной в продолжении огня, является сторона украинская, причем собственно говоря это даже не скрывается. Тот же самый Турчинов в декабре прошлого года заявил, что мы метр за метром освобождаем нашу украинскую землю. На Донбасе выглядит это таким образом, украинские войска потихоньку захватывают разделительную полосу между украинской армией и ополченцами. Причем об этом говорят и политики, об этом говоря и военные, это не скрывается. Все это появляется в средствах массовой информации, а потом, когда ополченци оказывают отпор, они естественно начинают возмущаться и кричать, что ополченцы нарушают мирные соглашения.- но ребята вы же ведь первые начали!

Теость сам по себе предлог, который использует украинская власть чтобы не выполнять минские соглашения, он искуственный, тоесть им вполне достаточно буквально ничего не делать, не отдавать войскам приказы, чтобы они занимали ту полосу которую они занимали и все! И колличество обстрелов и перестрелок тут же снизится в разы и можно будет говорить ну есле не о полном, но об очень глубоком прекращении огня. Под этим предлогом, под предлогом, того что продолжаются боевые действия, Президент требует:

„Ну давайте сначала выполним всю военную часть, а потом будем выполнять всю часть политическую“. Это не допустимо, это полностью противоречит смыслу Минским соглашениям.

Теперь, что касается самих минских соглашений. Вообще там есть два сложных момента которые сами по себе делают минские соглашения малореализуемыми. Первый момент заключается в том, что собственно говоря минский процесс должен привести к диалогу между украинской властью и представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей, как это новообразование названо в соглашениях. Тут проблема заключается в том, что в качестве представителей выступают представители Донецкой и Луганской народных республик которые Киевом признаны в качестве террористичных организаций и естественным образом Киев вести переговоры с террористами не хочет. В то же время какого то выхода из этой ситуации до сих пор не найдено. Заставить Киев вести переговоры с людьми, которых он считает террористами не получается, а решить проблему каким то образом, чтобы вели переговоры со стороны Донецка и Луганска другие люди, ну отчасти время уже утрачено от части не могут найти общего языка в решении этих вопросов. Это первая большая проблема и собственно говоря тормоз основной минского процесса именно этот. Не удается наладить нормальный диалог без посредников, да даже и с посредниками. Они по моему стараются не общаться друг с другом. Это первое.

Вторая проблема заключается в том, что минские соглашения останавливаются на том моменте когда граници переходят под контроль украинских войск. К этому моменту должен быть завершен процесс политического урегулирования. Люди которые писали этот проект судя по всему исходили из того, что в процессе имплементации минских соглашений украинская власть изменится настолько, что после этого уже можно будет ничего не бояться. Я совершенно не понимаю на каком основании было сделано это предположение потому, что в принципе ничего невыполнимого для Украины в М С нет. Украина может вполне елементарно все выполнить .Внести изменения в конституцию, принять новые зоконы, а потом, после ввдода на территорию республик украинских войск, устроить там зачистку. Все законы отменить! У Украины есть совершенно замечательный опыт отмены даже своей собственной конституции решением конституциоонго суда. Тоесть никакой обезательности для выполнения этих соглашений потом у Украины нет.

Другое дело, как мне обяснили люди участвуещие в процессе с самого начала, что украинское руководство вообще не считало что ему прийдется чот нибудь выполнять. Когда соглашения подписывались, В России был экономический кризис и у Киева были основания полагать, что под влиянием кризиса, под влиянием санкций Россия не сможет дальше поддерживать республики Донбаса. И таким образом можно будет получить назад эти территории ничего не выполняя. Сейчас стало уже понятно, что ничего из этого не выйдет, что с Россией ничего не случилось с февраля2015 года. Ну а как выполнять и выполнять ли соглашения, у Киева представления нет, поэтому они стараются просто оттянуть время настолько насколько это возможно.

В Минских соглашениях проблема заключается в том, что они останавливаются на определенном моменте и не дают никаких гарантий сохранения прав и даже жизни людей проживающих на этой территории.

Василий Стоякин
Директор Центра политического маркетинга.

Киев, отель Днипро
Февраль 2017

автор: Любомир Данков

Часть 2

Василий Стоякин, интервью для болгарских СМИ. Часть 2.

Относительно будующих отношений между Донбассом и Россией. Донбасс не войдет в состав России в ближайшем обозримом будующем. Во всяком случае для этого нужна очень серьезная внутренняя трансформация прежде всего самой России . У России просто нет воли к тому, чтобы увеличивать свою территорию. Теоретически в каком-то вероятном будующем, если Донбасс не удасться интегрировать обратно в состав Украины,он сможет быть признан Россией, как признаны например Осетия и Абхазия. Но для этого должно пройти достаточно много времени, несколько лет и должны сложиться какие-то уникальные обстоятельства, которые заставят русское руководство пойти этим путем. Сейчас говорить об этом не имеет смысла.

Тем более, что Донбасс сам по себе России не очень - то и нужен. Большая часть производственных мощностей, которые там находятся, они в России импортно замещены и сами по себе не нужны. Если говорить о Донецком угольном бассейне, то он был признан не перспективным еще в советские времена. Это получается, почти полстолетия не вкладываются средства в капитальное строительство шахт. Шахты по моему закрываются в последнее время и за все время независимости была открыта только одна шахта и одна или две модернизированы. Это при том, что Украина остро нуждается в донецком угле. Тоесть экономически этот район России не нужен. Использовать его в дальнейшем для давления на Украину, есть такой расчет. Но, чтобы Донбасс воздействовал реально на украинскую политику в сторону ее смещения, его нужно вернуть назад.

Но назад Донбасс возвращаться не хочет! Кроме того и сама Украина возвращать его назад не хочет, хотя утверждает постоянно обратное. Ну вот, как заявил недавно Леонид Макарович Кравчук, первый Президент Украины, он честно, открыто признался, что в Донбассе Украину интересует территория, но не интересует находящееся на территории население. В первую очередь потому что это население будет нарушать тот политический ландшафт, который уже сложился. Тоесть за счет этого населения получат поддержку опозиционные политические партии. Сейчас на Украине нет политической опозиции. Все партии представленые в Верховной раде это так или иначе политические силы, относящиеся к команде Майдана. Партии, которые к Майдану не относятся в Раде представлены единичными депутатами, они в этих партиях появились после всего произошедшего. Тоесть здесь ситуация в известном смысле тупиковая. Население Донбасса возвращаться на Украину не хочет потому что естественным образом боится, а Киев не хочет возвращения этого населения потому что оно ему по большому счету не нужно.

До тех пор пока эти настроения не будут каким – то образом преодолены, Минские соглашения по моему работать не будут точно. Относительно введения миротворческих сил...

Честно говоря я не очень понимаю смысла этого мероприятия. Насколько мне известно из опыта, миротворческие войска вводятся в том случае, когда соглашение о прекращении огня уже достигнуто и оно выполняется. Если сейчас в данный момент добиться прекращения огня не удается в любом случае, то ввести эти межнациональные миротворческие силы все равно не удастся, потому что нет надлежащих условий, тоесть не будет обеспечена безопастность в первую очередь самих миротворцев. Это во первых,во вторых мне так представляется по большому счету, что это просто не нужно в данном случае. Пребывание иностранного войскового контингента на территории Донбасса приведет к росту напряженности. И почти наверняка в содержании этого контингента захотят участвовать Россия или например Беларуссия, что не приемлемо для украинской власти. Поэтому мне так представляется, что можно обойтись вообще без этого.

Если говорить о роли ООН и ОБСЕ, то она двойственная. С одной стороны ООН поддержало Минские соглашения (повторяю,что я отношусь к их критикам). Это безусловно позитивно потому, что без решения ООН никакого определенного статуса у Минских соглашений не было бы. Подписывал их неизвестно кто с совершенно непонятными полномочиями. Чтобы было понятно, Леонид Кучма, который представляет Украину в этих соглашениях имеет звание Президент Украины, понеже занимал этот пост и имеет статус представителя действующего Президента Украины Порошенко, но как таковой он не имеет права подписывать никакие соглашения. Поэтому Минские соглашения международными соглашениями, которые обязательны для выполнения Украиной не являются.А вот решение ООН, включающее в себя Минские соглашения, оно если не обявательно, то по крайней мере желательно для выполнения Украиной. С этой точки зрения роль ООН конечно же позитивная.

Если же говорить о роли ОБСЕ, она очень не определенная. К ОБСЕ есть огромные претензии с обеих сторон конфликта. Тоесть если где-то начинается какая-то стрельба я сразу захожу в фейсбук к жителям Донбасса и к людям, которые поддерживают настоящую украинскую власть. Обе стороны ругают ОБСЕ потому что они в упор не видят кто стреляет. То есть они фиксируют факт нарушения прекращения огня, а не фиксируют кто этими нарушениями занимается. Это на мой взгляд ключевой момент, потому что если режим прекращения огня нарушается, люди и так знают, они это слышат своими ушами и переодически ощющают другими органами чувств, когда что-то куда –то залетает или взрывается. Функция миссии ОБСЕ наверное не в этом. И не удовлетворительность работой миссии ОБСЕ одна из тех мыслей, которая подталкивает политиков к приглашению и созданию полицейской или военной миротворческой миссии, но повторяю она окажется опять не эффективной.

Читайте также:  Популизм Зеленского приведет к новому кризису на Украине

Василий Стоякин
Директор Центра политического маркетинга.

Киев, отель Днипро
Февраль 2017

автор: Любомир Данков

Часть 3

Василий Стоякин, интервью для болгарских СМИ. Часть 3.

Вообще прежде чем говорить об отделении Крыма и Донбасса надо понимать, что у всего этого процесса была длительная историческая перспектива. Если вообще вернуться в историю, то эти территории никогда не относились к Украине.

Когда речь идет о южной части нынешней Украины, то до второй половины 18 века это были дикие степи, где жили татары, которые вели кочевой образ жизни. Не украинского, не русского, никакого славянского населения в этих регионах просто не было.

Если говорить о Донбассе, то часть Донбасса исторически входила в земли войска запорожского. Тоесть казаки там жили. У них были более - менее стабильные поселения. Все эти территории, включая Крым, были присоединены к Российской империи в 18 веке при Екатерине Второй.

Естествено,что эта территория не считалась Украиной, потому что самой Украины тогда еще не было. В восемнадцатом веке была ликвидирована автономия так называемой гетманьщины. Такого автономного государственного образования, основу которого составляли казаки. Так получилось,что украинской эта территория тогда не была.

Когда начинало создаваться Украинское государство в начале 20века в (1917-1918 году) в отношение этих губерний были большие сомнения. Стоит ли их брать в состав Украинской народной республики, да и согласятся ли они сами. Если говорить конкретно о Донбассе, то на территории Донецкой, Луганской, Днепропетровской, Харьковских областей находилась Донецко - криворожская республика. Это была советская, большевиская республика, основанная не по национальному,а по территориальному признаку. В составе Российской империи вся эта территория представляла отдельный экономический район с очень прочными внутренними связями и с определенной долей самоуправления.

Автономией как таковой Донбасс не обладал,но стоял немного отдельно от соседних губерний в составе войска донского. Донецко- криворожская республика была со временем ликвидирована и ее територия в большей части вошла в состав советской Украины, уже после окончания гражданской войны. Сделано это было из соображений чисто политических. Советским руководителям в Кремле было важно, чтобы сельская в большей части Украина была разбавлена индустриальным пролетариатом донецкого бассейна.

Большевиская партия преимущественно опиралась именно на городских рабочих, которых в Украинских областях было не много.

Введение Донбасса в состав Украины тогда произошло если не совсем насильственным путем, то уж точно против воли большей части местного населения и вовсе не исходя из соображений развития этого региона,а совсем наоборот.

Крым был введен в состав Украины еще позже в 1954 году. По поводу причин этого события было и остается много всяких разных спекуляций и псевдо - исторических версий, некоторые из них очень интересные. Но в принципе из того, что было написано в документах Верховного Совета Советского союза тогда очевидно, что большая часть коммуникаций Крыма и большая часть его ресурсов, необходимых для нормального существования, находится на территории Украины. Керченского моста тогда не было. Все автомобильные и железные дороги проходили через перешейки, через территорию Украины. Поставки газа, поставки нефте - продуктов, электричества и даже пресной воды производились через территорию Украины. Сейчас этот процесс в известной степени изменен. Тоесть эл.энергия в Крым поступает со стороны России, с этой же стороны будет поступать и все остальное. Но тогда это было связано объективно с экономическими соображениями. Развивать Крым было удобнее, когда есть общее планирование вместе с Украиной. В составе Советского Союза это не имело особого значения, но крымчане все время оставались сами по себе.Киеву они подчинялись только номинально и отделение Украины в 91 году для крымчан было неприятной неожиданностью. По ряду объективных и субъективных причин тогда не была реализована возможность выхода Крыма из состава Украины. Хотя присутсвовала воля населения, она была подтверждена во время референдума, она была подтверждена во время выборов. Но Россия в то время не стремилась сохранить за собой Крым. У Ельцина было достаточно других проблем.

Крым остался в составе Украины не будучи в политическом и психологическом отношении с ним интегрирован.

Здесь нужно понимать два момента. В Крыму население практически полностью русское, тоесть украинцев там не значительное этническое меньшенство. На Донбассе ситуация точно такая же. Там больше половины населения- это люди,которые считают себя русскими и асоциируют себя с Россией. Связано это с тем,что во время создания Донецкого промышленного района туда завозились квалифицированные рабочие, в основном горные рабочие из традиционных горно-заводских районов России в первую очередь с Урала. Точно по этому эти два района на Украине стояли особняком именно из-за смешанного состава населения с преимуществом людей, которые по произхождению и самоидентификации являются русскими. Вот именно эти моменты сыграли значительную роль в том, что эти регионы отделились. Это другой этнический состав в сравнение с теми же соседними Днепропетровском и Харьковом. Луганск и Донецк города значительно русские по составу. Это во-первых.

Во - вторых с самого начала Украина рассматривала эти районы как не благонадежные. Пропаганда, направленная против Донбасса и Крыма, началась еще до того как Украина отделилась.

Как только началось украинское национальное возрождение и тут же начались нападки на крымчан и жителей Донбасса из-за того, что они не достаточно национально сознательны, что это понаехавшие русские, которые занимают исконно украинские земли. Хотя я заявляю,что эти земли не являются традиционно украинскими в большей своей части. На самом деле пропагандисская, психологическая основа для конфликта она создавалась на протяжении четверти века. Очень последовательно,организационно. Поэтому для значительной части украинцев в особенности тех, кто воспринял националистическую идеологию восприятие дончан и жителей Крыма как врагов не потребовало значительных психологических усилий. Для них это было естественно, они были подготовлены к тому, что это враги и с этими врагами надо будет каким- то образом рано или поздно бороться. То ли их насильно украинизировать, чтобы они восприняли национальную идею так как ее воспримают галецкие националисты,то ли заставить их выехать. И в том, и в другом случае,если они будут сопротивляться,то подчинить их вооруженной силой если надо. К этому конфликту шли очень долго и государственный переворот 2014 года он был качественным изменением этой ситуации. Количественно недопонимание между регионами нарастало в продолжении четверти века и переворот послужил отправной точкой уже к острому конфликту.

Непосредственно речь шла даже не о самом государственном перевороте. Отношение к Януковичу было плохим так же и на территориях и Донбасса, и Крыма и других регионов юго востока Украины. Эта власть не воспринималась как своя по всей территории Украины. Но люди,пришедшие к власти в результате переворота, еще в меньшей степени были людьми которые могли представлять и отстаивать интересы юго - востока Украины. Ключевым моментом была попытка Верховной Рады отменить языковой закон. Практически это отражение в украинском законодательстве Европейской хартии региональных и менаритарных языков. Эта Хартия была принята Украиной и для ее исполнения был принят этот закон. Его критиковали за не полноту, за то, что он в недостаточной степени обеспечивает права языковых меньшинств. Кстати носители русского языка не должны были попадать под действие этого закона, потому,что на Украине он является языком большенства и при этих условиях в европейских странах принято вводить второй государственный язык, но Украина не совсем европейская страна, поэтому пошли таким кривым и косым способом. Именно отмена этого закона, он был отменен голосованием в Верховной раде, но эта отмена не была подписана Президентом и формально он пока действует, хотя и не изпълняется, была спусковым крючком к так называемой русской весне.Это были стихийные акции протеста,которые охватили все регионы юго - востока.Это Одесская, Николаевская, Херсонская, Запорожская, Днепропетровская, Харьковская области, Донбасса и Крым. Что было дальше. Здесь конечно какую-то решительную роль играл состав населения, структура населения. По поводу состава населения я уже сказал,что самые большие особенности были у Донбасса и Крыма - это русские регионы в составе Украины. Они другие.Это во - первых, а во-вторых для Донбасса, но не для Крыма конечно, характерна другая структура населения. Очень большой процент промышленного рабочего класса. А промышленный рабочий класс имеет склонность, способность к самоорганизации в составе трудовых или каких-то других коллективов. Способность коллективно отстаивать свои права. Это второй момент. Третий момент это поведение региональных элит. Надо понимать,что в каждом регионе Украины есть свои элитные группы, которые по разному выстраивают отношения друг с другом и с центральной киевской властью.

Обычно Киев с регианальными элитами считается. В большей части регионов есть несколько конкурируещих групп. В Донецкой и Луганской областях так сложилось , что никакой конкуренции не было вообще. Донбасс он практически полностью подмят элитной группой самого богатого человека Украины Рената Ахметова. В Луганской области все подмято группой Александра Ефремова. Здесь просто надо понимать как шел процесс. На самом деле русская весна была поддержена элитными группами в регионах и смысл этой поддержки заключался в том, что эти группы хотели выторговать неприкосновенность для себя и своего бизнеса перед новой властью. Для этого они поддержали массовые народные протесты.Протесты против новых Киевских властей.В тех регионах, где было несколько элитных групп,противостоящие группы объединились,попросили помощи у Киева и смогли русскую весну подавить.Произошло это в большенстве регионов. Хотя,если говорить о тех областях, которые я перечислил, в них большенство населения на самом деле негативно относится к нынешней Киевской власти и позитивно относится к улучшению отношений с Россией и даже создание единого с Россией союзного образования экономического или политического. А в случае с Донбассом Киеву нужно было непосредственно договариваться с Ахметовым и Ефремовым. Но тогда Киев не захотел договариваться ни с кем. На самом деле это не была ошибка, а последовательная позиция новой власти, которая пришла после революции. Они не хотели ни с кем договариваться. Они хотели только грубо подминать (они ведь победили, всех подмяли, ну что уж тут). Встретив сопротивление, они даже не подумали о необходимости того,что стоило бы договориться, чтобы не допустить дезинтеграции государства. Тоесть этот вопрос не рассматривался в принципе. В дальнейшем по состоянию на сейчас действующей украинской власти удалось договориться с Ахметовым и удалось подавить группу Ефремова. Но време катастрофически потеряно потому, что сейчас Ахметов и Ефремов уже не оказывают влияние на Донбасс. Там появилась своя новая революционная элита и договариваться нужно непосредственно с ними. Другая ситуация была в Крыму. По той информации,что есть у меня и по тем выводам, которые сделали многие люди,в Крыму ситуация с самого начала была плохая. Предполагалось ,что там возникнет межнациональный конфликт.

Читайте также:  Противостояния силовиков: градус противостояния накаляется накануне выборов-2019

Василий Стоякин
Директор Центра политического маркетинга.

Киев, отель Днипро
Февраль 2017

автор: Любомир Данков

Часть 4

Василий Стоякин, интервью для болгарских СМИ. Часть 4.

В Крыму должен был возникнуть межнациональный конфликт.Собственно говоря этот конфликт начался. Инициаторами этого конфликта выступали крымские татары, которые на протяжении всех лет независимости рассматривались киевской властью как союзники, единственные практически союзники в Крыму, потому что большая часть населения была настроена против Киева. Насколько я понимаю Соединенные Штаты, которые стояли собственно говоря за государственным переворотом, за новой украинской властью и исходили из того, что этот конфликт, скорее всего даже вооруженный, позволит очень сильно ослабить Россию. В первую очередь заставит Россию вывести свой Черноморский флот из баз, которые находятся в Крыму. Тоесть в Крыму должно было начаться кровопролитие.

Собственно говоря оно и началось. 26 февраля, этот день, который сейчас в Киеве отмечается как день начала сопротивления российской агрессии, произошли столкновения около Верховного Совета Крыма,в результате которых погибли два человека. И вобщем-то после этого мог начаться полномаштабный межнациональный конфликт с серьезными столкновениями, жертвами с обеих сторон, вмешательством вооруженных сил. В общем будующее Крыма было очень и очень туманным и скорее всего очень страшным. Из чего исходила российская власть, мне сказать трудно, но скорее всего они тоже просчитали эту возможность, они просчитали, что в любом случае они окажутся виноватыми, что этот конфликт в принципе возник и придется к тому же еще досрочно выводить Черноморский флот. Все это Москве не понравилось и была сделана попытка, успешная попытка ввести и собственные российские войска, но на самом деле это были не войска это были представители частной военной компании. Так называемые вежливые зеленые человечки, которые 27 числа захватили контроль над практически всей территорией Крыма, причем украинские войска не смогли оказать сопротивление. Главным образом в силу неожиданности, в силу значительного качественного превосходства, потому что украинская армия была абсолютно не боеготовна в этот момент, ну и просто никто не ожидал, что Россия пойдет на такие резкие и неожиданные шаги. Это позволило руководству Крыма объявить о выходе из состава Украины, провести референдум и войти в состав России.

Крымский эпизод на этом окончился. Украинское руководство не смогло оказать никакого сопротивления, ну потому что действия российской стороны были неожиданы не только для Киева, который не имел необходимых ресурсов для того, чтобы воспрепятствовать таким действиям, но и для Соединенных Штатов тоже. Это было совершенно неожиданно и от всех тех планов, которые были связаны с Крымом в дальнейшем пришлось тут же немедленно на месте отказаться. Зато удалось подавить протесты в большенстве областей материковой Украины. Ну и встал вопрос относительно Донбасса. Договариваться повторяю никто не собирался, была объявлена антитеррористическая операция и была сделана попытка военным путем принудить Донбасс к повиновению.

На самом деле там в большей степени как мне показалось речь шла не столько о принуждении Донбасса к повиновению, сколько к провоцированию конфликта, потому что первые столкновения, которые произошли на Донбассе это были столкновения на самом деле между вооруженными националистическими формированиями правого сектора, добровольческих батальонов и украинской милицией, украинскими внутренними войсками. Ну вот одно из самых известных столкновений такого рода 9 мая в Мариуполе. В город вошел батальон Азов, укомплектованный из сторонников националистических организаций. Ополчение в Мариуполе было,но оно не было вооружено и никакого противодействия естественным образом вооруженному батальону оказать не могло.Батальон Азов не столкнувшись ни с каким организованным сопротивлением просто напал на отделение милиции, сжег его, убил нескольких милиционеров и потом вступил в перестрелку с подразделением внутренних войск, которые пришли ему на помощь. Ну вот точно так же было всюду. Пресловутый инцидент в Славянске с захватом города Стрелковым... Первые жертвы с обеих сторон связаны опять таки с случайным столкновением между сотрудниками службы безопастности Украины и одним из националистических формирований.

Первыми огонь открывали не ополченци, первыми стрельбу между собой начали представители киевскиой власти. Вот как-то так. Поскольку война в Крыму не удалась, начали провоцировать войну в Донбассе и собственно говоря ее спровоцировали.

Ну смысл этого для киевской власти был вполне определенный. Удалось при помощи начала военных действий решить целую массу вопросов, тоесть мобилизовать общество в поддержку власти, хотя отношение к власти было очень не однозначным. Выпроводить из Киева и отправить на Донбасс наиболее радикальных националистов, которые могли помешать становлению новой киевской власти. Ну и решить много всяких разных других мелких проблем. Киев был с самого начала заинтересован в войне и судя по всему с самого начала заинтересованы в войне были и Соединенные Штаты. Они хотели втравить в украинский конфликт Россию с тем, чтобы можно было ввести против нее санкции. Санкции были введены по факту того, что Россия захватила Крым. Но при том,что это было сделано,скажем так не только с согласия, но и при активнейшей поддержки крымского населения, факт остается фактом, это было не совсем законное действие, это была аннексия. И юридически присоединение Крыма к Российской федерации не оформлено до сих пор потому что изменение границ Украины могут быть проведены только всеукраинским референдумом. Никакого референдума не было и даже если бы его провели, большая часть населения Украины высказалось бы против. Поэтому как добиться согласия Украины на объективный факт выхода Крыма, я по настоящий момент не знаю, честно говоря.

В Донбассе ситуация была другая. Там были созданы две народные республики, появилось ополчение. Со временем значительная часть территории была утрачена, но сопротивление росло и на каком-то этапе Россия начала оказывать военную поддержку. В регион стало прибывать большое количество добровольцев, вооружение и военная техника были в избытке на месте потому что в Донбассе находятся очень большие склады вооружений и собственно говоря по мере роста численности ополчения, по мере появления среди ополченцев командиров,которые имели опыт боевых действий в Чечне, в Афганистане, со временем попытка примирения военной силой окончилась поражением Украины. Поэтому естественным образом, что существует связь между конфликтом в Крыму и в Донбассе. То есть если бы не было Крыма, очень может быть не было бы боевых действий в Донбассе, очень может быть не было бы дома профсоюзов в Одессе, хотя конечно предсказать это тяжело. Люди пришедшие к власти в Украине, они повторяю, были заинтересованы, чтобы какой-то конфликт все же возник.

Дальше по поводу референдумов. Референдумы в этих регионах имели разный статус. Дело в том,что референдум, который был проведен в Крыму, он в принципе в логику украинского законодательства укладывается. Возможность проведения референдумов в Крыму заложено в самой по себе украинской конституции. Естественно, что права на выход из состава Украины у Крыма не было. Украинский закон этого не допускает. Но по большому счету выход Крыма осуществился с той же степенью легитимности, что осуществился выход Украины из состава Советского Союза в 1991 году. Там тоже был проведен референдум с довольно не однозначным вопросом, но решение принималось немного по другому. Уже сам по себе Советский Союз распался. Украина не распалась и это позволяет Киеву настаивать на том, что выход Крыма из состава Украины оформлен не совсем правильно. Но повторяю, крымчане изначально себя гражданами Украины считали вынужденно.

Если говорить о Донбассе, то статус референдума в Донбассе для меня не совсем понятен. С юридической точки зрения он не очень надежен, но я могу сказать совершенно определенным образом, что и тот и другой референдумы были реальным изъявлением воли населения соответствующих регионов. Данные этих референдумов они примерно соответствуют реальности, которая тогда существовала. Нельзя говорить, что людей принуждали,нельзя говорить, что люди были обмануты. Люди в общим-то оказались в ситуации, когда им можно было высказать свое мнение относительно происходящего и они его высказали. Мнение их состояло в том, что новая украинская власть такая, что с ней нельзя иметь никаких дел, что они хотят от Украины отделиться, но они не настроены на то, чтобы строить самостоятельное государство. Вот будучи людьми русской культуры они хотели войти назад в состав России. Крыму это удалось. Донбасс Россия назад не приняла, а вот почему это произошло и было ли это ошибкой или не было? Это вопрос другой и пусть на него отвечают российские аналитики, у них есть своя точка зрения, но она здесь не играет роли.

Василий Стоякин
Директор Центра политического маркетинга.

Киев, отель Днипро
Февраль 2017

автор: Любомир Данков

Часть 5

Василий Стоякин, интервью для болгарских СМИ. Часть 5.

Относительно статуса конфликта на Донбассе, я считаю, что это, безусловно, гражданская война, которая началась, фактически, еще в 2013-ом году, это противостояние между регионами традиционно националистическими и регионами традиционно про-российскими. На самом деле боевые действия с той или иной интенсивностью велись в большинстве областей Украины. Если говорить о конце 2013-го и начале 2014-го года - там были захваты областных администраций, силовых структур, военных складов преимущественно на Западной Украине, потом этот процесс начался и на Восточной (части Украины – ред.). Благодаря именно вооруженному конфликту в Донбассе киевским властям удалось локализовать гражданскую войну в регионе, то есть фактически гражданская война по всей территории Украины перешла в состояние конфликта межгосударственного, между государством Украина и двумя непризнанными республиками Донбасса.

Если говорить о роли России… Нынешнее киевское руководство настаивает на том, что это война между Украиной и Россией, но это очень странная война, потому что… причем Киевом не сделано ничего из того, что следует из громких заявлений. То есть, если есть война, то что-то должно быть сделано, должны были быть разорваны дипломатические отношения, должно было быть введено военное положение, должна быть объявлена война, в конце концов. Ничего из этого сделано не было, поэтому говорить о состоянии войны между Украиной и Россией с этой точки зрения нельзя. Заявления украинских властей по этому поводу - они просто юридически некорректные и политически безответственные на самом деле. Хотите, чтобы это была война между государствами – ну, ведите себя соответственно. Поэтому, собственно говоря, Киеву не верят. Если есть факт, допустим, российской аннексии Крыма, это одно, а говорить о вооруженном вторжении России на территорию Украины в Донбассе нельзя.

Доказательств присутствия регулярных российских войск на территории Донбасса до сих пор нет, причем совершенно удивительным образом и США, и Европа делают все, от них зависящее, чтобы эти войска не были там обнаружены. Даже если они там присутствуют, доказательство этого отсутствует. Достаточно просто сравнить фотографии с американских разведывательных спутников. Когда они снимают российскую военную базу в Сирии, так там можно с этих фотографий прочитать номера на бортах самолетов и бронетранспортёров. А когда эти же самые спутники снимают территорию Донбасса - там просто какие-то неопределенные тени, которые совершенно непонятно кому принадлежат. То есть, является ли эта техника там российская, относится ли она каким-то образом к регулярным российским войскам - установить невозможно. Сейчас в киевском Музее войны (Музей второй мировой войны, ранее - Музей Великой Отечественной войны - ред.) есть выставка трофейной военной техники с очень странными подписями. Там есть таблички, можно посмотреть, на которых написано – «На этой технике есть тактические обозначения, которые свидетельствуют о том, что она относится к той или иной регулярной российской воинской части». Ну, господа, тактическое обозначение, это там белый треугольничек на дверцах грузовика. Кто и когда его нарисовал - я не знаю, почему я должен считать, что этот треугольничек сделан именно российскими войсками на территории России? Почему я должен считать, что когда эти войска вошли в страну, с которой они официально не находятся в состоянии войны, они не закрасили этот треугольничек… Вот, стоит там бронетранспортер и написано на этом бронетранспортере, что у него шина, которая не производится в Украине, и двигатель, который производится только в России и в Украину не поставляется. Господа, шин у этого бронетранспортера нет вообще. Сгорели видимо они во время пожара. Почему мы должны верить этой табличке? Что касается моторов - я совершенно точно знаю… вот уже в прошлом, 2016-ом году Украина через Молдову закупила партию российских дизельных двигателей для этих самых бронетранспортеров. А в 2014-ом году, по моему, до самого сентября месяца, с завода российского концерна ГАЗ продолжали поставлять эти двигатели, которые ставились на украинские бронетранспортеры. Почему? Ну, потому, что был контракт, он был оборван кстати говоря, по инициативе украинской стороны, когда было прекращено военно-техническое сотрудничество. Поэтому доказательств, повторяю, российского участия в этом конфликте нет, хотя я допускаю, что российские военные там присутствуют в качестве советников, а возможно и участвуют в боевых действиях. Но, повторяю, ни на одном уровне нигде это не доказано.

Относительно статуса операции… собственно говоря, это армейская военная операция. В украинском законодательстве определен статус антитеррористической операции. Когда проводится антитеррористическая операция - её проводят силами службой безопасности Украины. Регулярные воинские части к проведению антитеррористической операции не привлекаются - это нельзя делать по закону. Во время проведения антитеррористической операции из района, где она проводится, выводится все гражданское население.

Обстрелы городов с явно антитеррористическими целями, как бы самой идеи антитеррористической операции противоречат решительным образом. Я, кстати говоря, отмечу, что даже на официальном уровне уже, даже в выступлениях президента Украины, иногда звучит мотив, который можно слышать во всяких разных патриотических социальных сетях – что при помощи обстрела городов Донбасса Украина принуждает Путина к уступчивости на переговорах.

Вообще, логика эта совершенно гениальная – будем обстреливать украинские города для того, чтобы президент другого государства, не имеющим к этим городам никакого отношения, повел себя по-другому во время переговоров. Я даже не знаю, как это назвать, тут нельзя говорить об отсутствие логики, это просто какой-то запредельный цинизм.

То есть, АТО в законодательном отношении, это не является… статус определенного у этих действий юридических нет. Т.е. с точки зрения украинских законов – вся эта военная операция с самого начала является преступлением, допущенным высшими должностными лицами Украины, руководством Министерства обороны, Генерального штаба вооруженных сил. Это все, что можно сказать о статусе.

Если говорить о том, как должна была бы действовать украинская власть тогда, в 2014-ом году… Я себе не представляю других действий той власти, которая пришла в 2014-ом году. Просто потому, что пришли люди, чье положение было крайне неустойчивым, у них не было никакого определенного статуса, чтобы вести с кем-либо переговоры, у них не было никакого статуса, чтобы принимать какие-нибудь решения. Сам президент Янукович - он был отстранен от власти абсолютно неконституционным образом, абсолютно незаконным образом были назначены президентские выборы, абсолютно незаконным образом была введена в действие новая-старая Конституция 2004-го года, то есть там огромнейшая, чудовищная дыра легитимности и заклеить эту дыру можно было только применением вооруженной силой. Кроме того, речь идет о политических авантюристах с крайне низкой степенью политической ответственности, которая очень сильно инфицирована (заражена – ред.) националистическими идеями, политической диктатурой и, в общем-то, ожидать от них каких-то других действий было невозможно тогда, собственно говоря, и сейчас невозможно ожидать каких-то других действий. Сейчас все эти люди продолжают находиться в составе политической элиты и это партия войны, которая продолжает настаивать на том, чтобы конфликт никогда не кончался. А президент Порошенко - он лавирует между мнением большей части населения, то есть по социологическим данным свыше 65% украинцев хотят решить, наконец, конфликт мирным путем, то есть президент должен с ними считаться, а с другой стороны - он должен считаться с политическим классом, который сформирован в результате революции, большая часть которого настаивает на продолжении войны. И он вот так как-то вот шатается. В начале года он начал говорить о том, что война закончилась, сейчас у него опять, начиная с Мюнхенской конференции, восстановилась агрессивно-милитаристская риторика и боюсь, что это приведет опять к усилению конфликта со временем. Другого развития событий я себе не вижу. Могли быть другие регионы возникновения конфликта, но если бы Россия не вмешалась, скорее всего, боевые действия наиболее активно велись бы на территории Крыма. Но какая-нибудь война все равно была бы и Россия все равно была бы в этот конфликт, так или иначе, втянута.

Теперь о том, как нужно решать эту проблему. Честно говоря, то, что мне кажется, опять возвращаясь к недостаткам Минских соглашений, я считаю, что ключевые недостатки - это то, что с самого начала в Минских соглашениях не принимали участия США. Америка играла и играет исключительно большую роль в украинской политике. Собственно говоря, никакой украинской политики нет вообще – есть частная политика США на территории Украины. Все остальное, это «мелкая грызня» украинских политиков за то, чтобы находиться поближе, за право того, чтобы американский посол и американский вице-президент отдавали руководящие указания именно ему, а не кому-нибудь из его политических конкурентов. Вот, собственно говоря, весь смысл политической борьбы в Украине. И в этой ситуации, даже при том, что Меркель изначально спросила разрешение в Вашингтоне, а потом стала выступать в качестве миротворца, Минские соглашения уже в этой связи были, скажем так, недостаточно важными для украинской власти. Для украинской власти важно то, что говорит Вашингтон. Сейчас промежуточный момент, когда Вашингтон не говорит ничего, потому что Трамп не выработал еще своей политики в отношении Украины, и нынешнее украинское руководство ему на самом деле, в этом отношении, очень сильно мешает, но он, скорее всего, будет этому руководству мстить и очень изобретательно. Но, так или иначе, любой ход дальнейших переговоров не мыслим без участия США. Это первое. Второе: любые соглашения, которые будут подписываться, должны предполагать радикальные изменения украинской власти.

Читайте также:  Порошенко нужно, чтобы с ним во второй тур вышел непременно Бойко. Интервью с Василием Стоякиным

Василий Стоякин
Директор Центра политического маркетинга.

Киев, отель Днипро
Февраль 2017

автор: Любомир Данков

Часть 6

Василий Стоякин, интервью для болгарских СМИ. Часть 6.

Любые соглашения, которые будут заключены в дальнейшем, должны предполагать существенные изменения, прежде всего, в самой Украине – то есть, никакие гарантии, которые получит Донбасс в составе Украины, не могут быть достаточно надежными, если они не будут подкреплены соответствующим силовым давлениям со стороны, и если партия войны будет так же влиятельна в Украине, как сейчас. Пока эти люди находятся при власти и могут принимать какие-то решения, и их каким-то образом реализовать возвращение Донбасса в состав Украины, оно немыслимо.

 

http://www.donbass-war.net/ru/mat/stoyakin.htm

Должны быть совершенно определенные четкие гарантии относительно неприкосновенности статуса Донбасса в дальнейшем, каким бы не был этот статус, и, в общем-то, даже в чисто военном отношении. Если потребуется, то на территории не должно быть украинских войск. Без таких гарантий, повторяю, все эти соглашения будут очень тревожными с точки зрения возможности их выполнения в дальнейшем.

Leave a Reply