Инаугурация президента Зеленского как объект политического торга

Вообще инаугурация, то есть торжественное вступление в должность новоизбранного президента, — вопрос, скорее, технический. Согласуются сроки, определяется место, приглашаются гости… Однако политическая элита Украины не была бы таковой, если бы даже формальное действо не превратила в политический акт
Насколько можно вспомнить, официальное вступление в должность президента у нас особого значения не имело. Обычно передача власти происходила без эксцессов (особенно легко это удалось дважды избранному на эту должность Кучмев 1999 году). Пётр Порошенко, у которого предшественника вообще не было, вёл заседание СНБОУ ещё до инаугурации (впрочем, до этого, во время крымского кризиса, Юлия Тимошенко присутствовала на заседании вообще без каких-то оснований; мы уже поняли, что СНБОУ — проходной двор).

Однако нынешняя ситуация нетипична.

Во-первых, ещё не было случая, чтобы новоизбранный президент не имел вообще никакой опоры. У Кравчука была неформальная коалиция «суверен-коммунистов» и националистов, у Кучмы — Межрегиональный блок реформ, у Януковича — Партия регионов, у Ющенко и Порошенко — «коалиции Майдана». У Зеленского есть только сдержанные симпатии со стороны нескольких фракций и групп, а также отдельных депутатов.

Страсти по инаугурации. Почему депутаты Рады не пускают Зеленского в президенты
Страсти по инаугурации. Почему депутаты Рады не пускают Зеленского в президенты

Во-вторых, кажется, это первый случай, когда новоизбранный президент сразу же вступил в заочный конфликт с парламентом, намекнув на его досрочное переизбрание. В 1994 и в 2004 годах сроки перевыборов Рады были установлены заранее и являлись элементами урегулирования политического кризиса. В 2014 году необходимость переизбрания Рады в соответствии с новой политической реальностью была самоочевидной. Сейчас же переход власти осуществляется в «штатном» режиме, а политический кризис творит сам избранный президент.

Поэтому конфликт на встрече в Верховной Раде 4 мая был запланирован.

Владимир Зеленский предложил свою дату — 19 мая, объясняя её тем, что определение даты требуют международные партнёры (собственно, партнёры требуют именно даты, а не непременно 19 мая).

Читайте также:  Киев, мажоритарка: наблюдение за градусом радикализма
Инаугурация под угрозой: Названа дата, когда главу Конституционного суда Украины могут снять с должности
Инаугурация под угрозой: Названа дата, когда главу Конституционного суда Украины могут снять с должности

Руководство парламента предложило свою дату — 28 мая, чтобы исключить возможность досрочного роспуска. Заодно у Зеленского поинтересовались, собирается ли он распускать Раду, но внятного ответа не услышали.

На самом деле не так важно, будет ли Зеленский распускать Раду или нет. В общем случае это вполне могла быть «пугалка», направленная на организацию принудительного диалога. Но в данном конкретном случае всё немного сложнее — роспуска Рады от президента требуют его избиратели, и если он её не распустит, это болезненно ударит по его и так пошатнувшемуся рейтингу.

Таким образом, Зеленский вынужден жёстко навязывать Раде свою дату инаугурации, чтобы показать избирателям свою способность победить и сохранить за собой свободу рук в вопросе роспуска.

«Таймер»: Роспуск Верховной Рады: быть, не быть, и кому это вообще надо?
«Таймер»: Роспуск Верховной Рады: быть, не быть, и кому это вообще надо?

Ему, может, этот роспуск не так уж и нужен. Мы уже обращали внимание, что политику, не имеющему реальной партии, не нужны никакие парламентские выборы — ни досрочные, ни срочные. Ему партию формировать надо, потому что в условиях выборной горячки вырастет чертополох или вообще борщевик (жители средней полосы России хорошо знают это странное растение). Да и отношение к вопросу его избирателей вряд ли будет гиперкритичным — всё же действует «эффект медового месяца», и если Зеленскому удастся навязать свою дату инаугурации и наладить сотрудничество с нынешним парламентом, может, разочарование и повременит. Но это не точно.

Проблема в том, что сам он этого определённо не знает, а слово не воробей, уже вылетело.

С другой стороны, руководство парламента вынуждено отчаянно защищаться.

Во-первых, нынешняя Рада «заточена» на поддержку Петра Порошенко, а он сказал, что досрочные выборы не нужны (опять же вопрос дискуссионный, но он художник, он так видит). Руководство Рады — члены команды президента, связавшие своё будущее именно с ним.

Во-вторых, в Раде достаточно депутатов, которые догадываются, что в следующий состав они не попадут ни при каких условиях, а среди них немало влиятельных людей (особенно это касается фракции «Народного фронта»).

В общем, как они будут искать общий язык, пока непонятно.

Читайте также:  Анатомия «партии мэров». Состав, идеология, перспективы

Зато определился круг парламентариев, которые готовы к сотрудничеству с новым президентом.

Во-первых, это фракция «Самопомощи» львовского мэра Андрея Садового. Перспективы этой политической силы туманны, но Садовый, вполне вероятно, видит свою партию одной из опор Зеленского. Как минимум эта та сила, которая может позволить ему закрепиться в Галичине, куда он стремится, но где надёжно окопался Порошенко.

Садовый заявил о развале своей партии «Самопомощь»
Садовый заявил о развале своей партии «Самопомощь»

Во-вторых, это группа партии «Возрождение», связанная с Коломойским и которую мы уже рассматривали в качестве возможной организационной основы «Слуги народа». Эта партия в основном опирается на регионы, базовые для самого Зеленского.

В-третьих, это часть фракции «Народного фронта», связанная с Арсеном Аваковым. Симптоматично, что руководитель фракции Максим Бурбак на встрече отсутствовал, а представляли её Антон Геращенко и Андрей Тетрук, чьё сотрудничество с главой МВД не скрывалось. Но они, кстати, выступали за 28 мая, и нельзя точно сказать, отстаивают они позицию своих коллег (пройти в следующий созыв могут только мажоритарщики и «парашютисты» в других списках) или речь идёт о каком-то персональном торге Авакова и Зеленского.

В-четвёртых, вполне возможно, что есть группа нацеленных на сотрудничество депутатов в БПП. Во всяком случае фракцию представлял не формальный глава Артур Герасимов, а близкий к «еврооптимистам» Александр Черненко.

В-пятых, представители других групп и нефракционных депутатов, переориентировавшиеся на Зеленского или изначально связанные с Коломойским. К их числу относятся, например, нефракционный Виталий Куприй, уже выступивший с инициативой создания объединения в поддержку Зеленского в парламенте, или представитель «Воли народа» Евгений Рыбчинский.

Правда, общая численность этой «коалиции» вряд ли составляет хотя бы сто человек, что не дает повода для оптимизма новому президенту.

Leave a Reply