Феномен «пророссийской политики»

После появления моей статьи о Сергее Тигипко некоторые читатели стали вежливо интересоваться, не сошёл ли я с ума, предлагая его в качестве «пророссийского политика». Я, правда, за собой такого не помню – Тигипко очень условно «пророссийский» даже на фоне Януковича. Но дело тут в разном понимании «пророссийскости»
Кого считает «пророссийским политиком» русский (в смысле — советский) народный человек? Он понимает под ним политика, который видит в России (чаще всего — независимо от её текущей исторической формы) свою большую Родину и, соответственно, ведёт политику, направленную на воссоединение с ней своей малой родины.

Правда, в нынешней своей форме Россия ни с кем воссоединяться не спешит, потому такого рода политика бесплодна, а сами политики выглядят несколько странно. Отделить же действительно «пророссийского политика» от политика, спекулирующего на пророссийских настроениях, почти невозможно.

Иногда, впрочем, у таких политиков появляется шанс продемонстрировать свою действительную пророссийскость, как было с Сергеем Аксёновым. Но даже в этом случае в одной охапке с ним оказываются банальные приспособленцы. Опять же, была бы возможность продемонстрировать свою последовательность у Петра Симоненко — он бы тоже, может, продемонстрировал… Но возможности не было.

Однако, помимо «русской народной» версии «пророссийской политики», есть ещё версия, характерная для российской элиты и СМИ, а также для Запада. И тут в число «пророссийских» попадают такие неожиданные силы, как «Национальный фронт», «Альтернатива для Германии» или Дональд Трамп. Уж они-то каким боком «пророссийские»?

С народной точки зрения — никаким, но вообще логика тут есть. Сейчас в мире противостоят две партии — лево-глобалистская и право-националистическая. Перечисленные партии относятся ко второй глобальной силе и составляют своего рода «интернационал националистов». Они за традиционные ценности, за сохранение суверенитета и усиление своих стран. Они, натурально, не за Россию — они за себя.

Читайте также:  Какие партии пройдут в новую Раду

Российская элита очень хотела бы оказаться в первом лагере, но лево-глобалистская элита её в качестве партнёра не воспринимает (они для этого недостаточно интернационалисты). Поэтому лево-глобалистский курс в России лишён смысла, а значит надо идти путём правого поворота.

Так вот, следование националистическим путём предполагает экономический прагматизм — хорошо то, что выгодно для моей родины. Для Германии, например, выгодно не враждовать с Россией политически и расширять экономическое сотрудничество. России это тоже выгодно. Оппоненты такой политики критикуют её за «пророссийскость». Ну, пусть так называется, хотя такая политика прогерманская.

Кстати, националисты — большие либералы-рыночники, чем глобалисты. У нас обычно глобалистская линия ассоциируется с экономическим либерализмом, но это не так — именно «либералы» чаще всего нарушают правила рыночной игры, сознательно вводя неэкономические инструменты, вроде санкций.

С Трампом несколько сложнее. США всё же единственная в современном мире глобальная империя, причём этот её статус не меняется в зависимости от текущей политической линии. «Сделаем Америку великой снова» — это и про глобальное доминирование тоже. США, естественным образом, в каких-то регионах конкурируют с Россией, в каких-то — используют её возможности в своих интересах (в Сирии, например, где Россия загнала под шконку ИГИЛ и создаёт противовес Турции). Отсюда — призрак «большой сделки» и «Ялты-2».

Кстати, договариваться о судьбе Украины Трампу очень удобно, главным образом потому, что воспользоваться его уступками Россия всё равно не сможет (даже если захочет, что само по себе сомнительно). Кемска волость? А, забирайте… Не забрали? Ну, я не виноват. Отдал же…

Тем не менее, Трамп — действительно «пророссийский политик». При всей своей клоунаде он прагматик и вообще — вменяемый человек. По сравнению с той же Клинтон. Ни одной войны не устроил — так Нобелевку не получить…

Если Трамп и Ле Пен у нас «пророссийские», то и в соседних странах Россия видит в качестве «пророссийских» именно таких вот экономических прагматиков. Причём логика железная — для той же Украины конфликт с Россией невыгоден — ни политически, ни экономически. Поэтому любая прагматическая политика оказывается «пророссийской».

Читайте также:  Немного наивно и очень лукаво. Избирательный кодекс Украины косноязычен, как и его автор

Естественно, что прагматизм тут вовсе не безбрежный. Нынешний российско-белорусский конфликт — это именно столкновение двух прагматизмов. Подают его, конечно, в свете более глубокой интеграции, но это чисто для того, чтобы сделать конфликт понятным пресловутому русскому народному человеку. На самом же деле там царь у царя портянки украл, а к более глубокой интеграции не готовы обе стороны (причём Россия как бы не в большей степени). Рассуждения же на тему того, как именно интегрировать Белоруссию, выглядят довольно странно на фоне неспособности завести в Крым государственный «Сбербанк» без неприятных последствий для этого финансового учреждения. Впрочем, уже в среднесрочной перспективе всё может измениться.

Другое дело, что политика экономического прагматизма, в случае, например, с Украиной, естественным образом подрывает базовые идеологические основы текущей украинской государственности, потому что она — «анти-Россия». Тут как раз рациональной выглядит политика «назло бабушке отморожу уши». Потому что если нет конфликта с Россией, то непонятно, зачем нужно украинское государство вообще (у белорусов, кстати, те же проблемы).

Не то чтобы никакого другого обоснования украинской государственности не было, но его отдельность от России проще всего обосновать именно конфликтом. Любое другое обоснование даже для понимания требует интеллектуальных усилий. А тут всё понятно — они нам Голодомор устроили, потому мы с ними не дружим.

Но тут срабатывает доказательство от обратного: любой политик, который, несмотря на Голодомор, предлагает не воевать, а торговать, автоматически становится «пророссийским»…

Leave a Reply