Фальсификации на украинских выборах как толчок к парламентской республике

В 2010 году Виктор Янукович обошёл Юлию Тимошенко на 888 тыс. голосов. Она не смогла доказать фальсификаций, хотя нарушения были, а результат очень напоминал второй тур 2004 года (перевес в 871 тыс.). Четыре года спустя силы, поддерживавшие Тимошенко, изгнали Януковича из страны
Кстати, события 2004 года тоже никакой зримой пользы Виктору Ющенко не принесли — придя к власти неконституционным путём, он весь свой президентский срок был вынужден бороться за влияние с правительством и оппозицией и, практически ничего не достигнув, передал пост своему сдавшемуся в 2004 и 2007 годах оппоненту.

В общем, не вполне чистая победа содержит в себе зародыш будущего поражения и создаёт условия реванша проигравшей стороны.

Сейчас этот исторический опыт может нам очень пригодиться, потому что большинство экспертов сходится во мнении — Пётр Порошенко будет бороться до последнего, но победить относительно честным путём не сможет. Значит, масштабные фальсификации неминуемы.

Тимошенко обсудила возможные фальсификации выборов с представителями ОБСЕ
Тимошенко обсудила возможные фальсификации выборов с представителями ОБСЕ

Как пойдут события после этого?

Понятно, что пострадавшая сторона (таковой будет являться Игорь Коломойский) будет протестовать. Однако маловероятно, чтобы удалось собрать необходимые доказательства фальсификаций, хотя штаб Порошенко действует более грубыми методами, чем штаб Януковича. В 2004 году Верховный суд установить факт фальсификаций в пользу Януковича тоже не смог, что не помешало ему назначить незаконный третий тур выборов. Для этого были нужны позиции США, элиты и Майдан.

Однако исход выборов 2019 года, скорее всего, будет идентичным исходу 2010 года — кто бы ни победил, США победителя признают.

Скорее всего, ограничения будут касаться двух моментов.

Во-первых, США категорически против проведения выборов в условиях военного положения. Судя по всему, последняя миссия Курта Волкера как раз состояла в донесении до украинского руководства нежелательности такого сценария.

Читайте также:  Марат Баширов: Оттого, что в украинские танки будет заливаться топливо из России, они не станут сильнее или слабее

Во-вторых, насколько можно судить, США не одобрят новый Майдан. Хотя бы потому, что организатором его выступит Коломойский, а отношение к нему в США не лучшее (не говоря уже о Тимошенко, которой они не доверяют).

И тот, и другой вариант вредят прежде всего внешней легитимности киевского режима, установленного в 2014 году. США важно сохранить представление о том, что нынешняя власть возникла в результате мирного и демократического процесса. Поэтому смена (или не смена) власти по итогам президентских выборов должна проходить в рамках обычной юридической процедуры. В смысле — если подозреваешь фальсификации, то иди в суд, а не на Майдан. И тебе же лучше, если суд ничего не заметит.

Помимо сохранения стабильности нынешнего украинского режима США также важно создать условия для смены конституционной модели.

Во времена Кучмы США была выгодна «суперпрезидентская» модель Конституции 1996 года, когда прозападный курс страны в целом определялся фактически одним человеком — президентом (вспомните, как высоко оценивали эту Конституцию в своё время).

В 2004 году США довольно легко согласились на модель конституционной реформы, потому что в стране сформировался класс крупных собственников, контролирующих власть и при этом отчетливо прозападно ориентированных. Угроза могла исходить уже не от возможного левого большинства в Раде, а от ориентированного на сближение с Россией президента.

Сейчас даже олигархи разочаровались в прозападной ориентации Украины, но относительное большинство избирателей готово голосовать на референдуме за вступление в ЕС и даже в НАТО.

Фальсификации на украинских выборах как толчок к парламентской республике

В этих условиях США выгодно проведение конституционной реформы, направленной на формирование уже чисто парламентской республики, где избрание президента будет осуществляться в Раде. Отметим, что примерно таким же образом проходят реформы в Польше и в Грузии. Например, прошедшие в октябре прошлого года президентские выборы в Грузии — последние прямые выборы президента. Сама должность сохраняется, но выбирать будут уже в парламенте.

Исходя из этого, США как раз выгоден любой исход президентских выборов на Украине. Они потому и не вмешиваются и не подают сигналов о своих предпочтениях.

Читайте также:  Многогранный Юго-Восток. Как будет голосовать промышленный регион Украины
Конституционная реформа: 14 лет спустя
Конституционная реформа: 14 лет спустя

Если победит Владимир Зеленский, то вопрос решается сравнительно легко — он новичок в политике, не имеет команды и в общем-то не может управлять страной. Ему логично предложить сделку — реформа, которая избавит его от «лишних» полномочий и ответственности, но позволит продолжать политическую игру (быть полезным спонсорам), поскольку его партия наверняка получит хороший результат на парламентских выборах.

Если победит Тимошенко, то её надо будет лишь слегка подтолкнуть в нужном направлении — в конечном итоге она же сама обещала провести реформу, по которой большая часть власти перейдёт к премьеру… Пусть действует, тем более что её положение будет неустойчивым.

Понятно, что в случае избрания Порошенко могут возникнуть определённые проблемы, ведь сейчас у него огромная власть, которой он делиться не хочет. Но, если ему удастся стать президентом на второй срок с огромными фальсификациями, возникнет кризис легитимности. И тут Порошенко, хочешь не хочешь, придётся идти на реформирование Конституции для преодоления этого кризиса.

Так что переход Украины к парламентской республике можно считать решённым. Причём этот переход закрепит прозападный и антироссийский курс куда лучше, чем внесённые недавно в Конституцию изменения относительно членства в НАТО и ЕС.

Leave a Reply