Эрдоган общается с Зеленским ради давления на Россию

«Слава Украине!» – такими словами президент Турции приветствовал украинских военных во время визита в Киев. Почему Эрдоган демонстративно не постеснялся использовать бандеровский лозунг, о чем он разговаривал с Зеленским более трех часов – и каким образом на переговоры лидеров Украины и Турции оказывает влияние Россия?

Турецкие султаны издревле проводили активную политику на севере. Северное Причерноморье всегда было зоной их стратегических интересов. В XVII веке запорожские казаки активно искали покровительства Блистательной Порты, причем некоторым (например, гетману Петру Дорошенко) удавалось его получить. В конечном итоге, правда, выиграли ставленники Москвы.

Каковы же современные интересы Эрдогана, чьи амбиции нередко называют султанскими?

Геополитическая ситуация

Разумеется, времена, в которые Турция могла претендовать на глобальную геополитическую роль, остались в прошлом. Но Эрдоган не теряет надежд. Чтобы вновь стать центром притяжения всех тюрков, Турции надо стать безусловным лидером Восточного Средиземноморья и Причерноморья.

Кто контролирует Причерноморье? Разумеется, тот, кто владеет «Русским островом» в его центре. А чей Крым? Нет, Эрдоган, как и мы с вами, отлично знает, что Крым вернулся в родную гавань. Но он также знает, что международный статус Крыма объектом дискуссий не является – Запад настаивает, что юридически полуостров принадлежит Украине. Причем пока Крым был в составе Украины не только юридически, но и физически, турецкое присутствие на его территории было достаточно велико (благодаря влиянию Анкары на меджлис и слабости украинского государства).

По объективным причинам Турция в гонке за Крым опоздала. Но если бы Россия не успела раньше, рано или поздно Анкара заявила бы свои права на Крым. Вспомним, например, инициативу Петра Порошенко по созданию национальной автономии крымских татар. Понятно, что в случае сохранения Украиной контроля над Крымом ситуация была бы другой и Киев ни на какую автономию не согласился бы. Да и права США все равно были более предпочтительны. Но Турция все равно попыталась бы играть на этом поле.

Читайте также:  «Летать, конечно, будет. Но низенько-низенько» – обещают социологи партии Порошенко

С другой стороны, у Турции сложная ситуация на южном направлении. Там Эрдоган пытался играть в Сирии и имел все шансы отхватить немалый ее кусок. Однако некстати опять-таки вмешалась Россия...

Дружба с Эрдоганом со стороны Кремля во многом вынужденная. Турция – действительно очень сильный игрок в регионе, и России было бы невыгодно находиться с ней в конфликте. Тактика Москвы традиционная: создать условия, при которых для самой Турции конфликт с Россией был бы невыгоден, прежде всего в экономическом плане. Реализация такого плана дается сравнительно легко, учитывая напряженные отношения Анкары с Брюсселем и Вашингтоном. Отсюда – газопровод и зенитные комплексы. Однако все же понятно, что Эрдоган – «друг за наличный расчет».

Интерес Киева

Возникает впечатление, что интерес Киева в общении с Анкарой прежде всего политический. Украинское руководство весьма благосклонно восприняло очередное заявление Эрдогана относительно статуса Крыма (кажется, такие формальные заявления только в Киеве и замечают) и тем более приветствие «Слава Украине» в Борисполе.

Однако это все только кажется. На самом деле Зеленский, хотя и пытается копировать внешнеполитическую риторику Порошенко, все же не Порошенко. Он гораздо менее идеологизированный. Потому Зеленского интересует экономика. Зеленский, конечно, уговаривает Эрдогана дать инвестиции, но Эрдоган ничего не даст. Во всяком случае – сейчас.

Во-первых, Украина плохой объект для инвестирования – страна ведет войну, политическая и экономическая ситуация неустойчивая, покупательная способность населения низкая (самая бедная страна Европы – хуже Албании и Молдавии), слабая защищенность инвестиций.

Во-вторых, инвестиции нужны самой Турции – ее экономическое положение тоже не лучшее. Впрочем, когда Украина наконец начнет большую приватизацию оставшейся государственной собственности, турецкий капитал, безусловно, примет участие. Но вряд ли при поддержке государства – Эрдоган понимает, что имущество бывшей Украины уже расписано между ТНК и воевать с ними ему ни к чему.

Читайте также:  Демократия – это отсутствие выбора. Так говорит Порошенко

Другое дело – энергетика. Поскольку Украина с упорством, достойным лучшего применения, пытается обойтись без российского газа, то Турция вполне может стать посредником для его получения – переговоры относительно переброски «азербайджанского» (на самом деле – российского) газа через территорию Болгарии, Румынии и Молдавии велись еще Порошенко.

Интерес Анкары

Эрдоган не может дать Зеленскому того, чего хочет он, но может получить то, что нужно ему. Ему же нужна площадка для давления на Россию по чисто политическим вопросам. Неудивительно, что основные соглашения, подписанные между странами, имеют оборонный и политический характер. Грубо говоря, Эрдоган поддерживает гибридную войну, которую Украина ведет против России в Донбассе, так же как Россия поддерживает неугодный Эрдогану режим в Сирии.

Справедливости ради надо сказать, что особого влияния на обороноспособность Украины турецкая помощь не окажет. Более того, Турции не выгодно обострение конфликта между Украиной и Россией. Скорее это сигнал, причем сигнал, скорее, адресованный внутренней аудитории: наши солдаты, погибшие в Идлибе, не останутся безнаказанными – за это нашим оружием убьют несколько украинских пенсионеров. Слава Украине! Многие поверят...

Другое направление – поддержка украинской власти и меджлиса в вопросах «возвращения Крыма». Разумеется, Крым никто возвращать не собирается (меньше всего – Зеленский и Чубаров), но и признаваться в этом никто не будет. А факт давления на Россию налицо. Тут надо также иметь в виду, что в Турции живет большая община турок крымского происхождения, которые оказывают существенное влияние на внутреннюю политику. Они традиционно переживают за своих братьев в Крыму. Конечно, с точки зрения здравого смысла им надо было бы налаживать отношения с Россией, а не с Украиной, но люди не обязаны быть логичными.

Самая же главная задача Эрдогана – сформировать такие особые отношения с Москвой и Киевом, чтобы получить возможность стать посредником на переговорах. И выторговать свою долю.

Возможность именно такого развития событий не нулевая – раньше особые отношения с Москвой и Киевом имел Минск, но его статус сейчас меняется, причем – не в лучшую сторону. Так что вопрос переноса переговоров из Минска назревает...

Читайте также:  Украинские выборы: послесловие. Кандидаты ядра в одну корзину не кладут

Разумеется, в Москве планы Эрдогана отлично понимают и хотели бы без такого посредника обойтись. Но, допустим, перенос переговорной площадки в Нур-Султан тоже сейчас не слишком актуален – сам мудрейший Елбасы, конечно, доброкачественный посредник (хотя у него тоже есть свои интересы), но сейчас в стране происходит транзит элит, и какие отношения сложатся между новыми властями Казахстана и Россией, пока непонятно.

Так что посредничество Эрдогана выглядит вполне реальным, а цена этого посредничества для Турции не столь уж и высока...

Leave a Reply